Тюрьма средневековая – Венецианские тюрьмы — обратная сторона истории экзотического города на воде: slon_kirill — LiveJournal

Тюрьма средневековая – Венецианские тюрьмы — обратная сторона истории экзотического города на воде: slon_kirill — LiveJournal

14.11.2020

Средневековые тюрьмы для женщин

От сумы и от тюрьмы, как гласит пословица, не зарекаются, но от тюрьмы Средних веков все же следовало держаться подальше. Законодательная система Европы, как и на Руси, находилась в стадии развития, потому коррупция и не честные суды были явлением обычным. Под руку правосудия попадали не только мужчины, но и женщины, которых уже в Средние века содержали под стражей отдельно друг от друга.

Устройство женской тюрьмы

История развития тюрем

За решетку женщины попадали чаще всего за кражи, убийство, изготовление фальшивых денег. Для заточения чаще всего использовались рыцарские замки, расположенные на отдалении и монастыри. Помещения изначально предусмотренные для заключения начали строить в 17 веке, а до этого приходилось размещать узников в местах, где можно было гарантировать охрану.

Женщин в тюрьмах, в отличие от мужчин, не делили на группы в зависимости от преступления. Виной тому не патриархальный уклад общества, а количество заключенных. Женщин в темницах было меньше, чем мужчин, поэтому отводить им множество отдельных помещений считалось не целесообразным. Так в одной камере могли находить и убийцы, и воровки, и женщины с нездоровой психикой. Несчастные случаи и драки ставились закономерностью для таких мест. 

Осужденных знатных дам содержали в монастырях, часто в одиночных кельях. На первый взгляд, такие условия куда лучше темных камер с убийцами и ворами, на самом деле заключенные в одиночных камерах часто сходили с ума. Гнетущая атмосфера и отсутствие человеческой речи пагубно влияли на психику арестанток.

Условия в женских тюрьмах

Пенитенциарные институты начали формироваться в 18 веке, до этого времени ни о должном уровне содержания заключенных, ни об их правах и речи не шло. Заключенные считались обузой, а тюрьма была призвана оградить опасных элементов от общества. В тюрьмах условия жизни были одинаково тяжелы и для мужчин, и для женщин.

Камеры были темные и сырые, воздуха в силу плохой вентиляции было мало. В старых замках земляные полы могли покрываться слоем воды или льда в зависимости от погодных условий. Женское здоровье редко могло выдержать такие испытания. Плохое питание усугубляло ситуацию, цинга и туберкулез в тюрьмах были обычным явлением.

Санитарные условия в Средние века были минимальными у свободных людей, а у заключенных отсутствовали полностью.

Наказание женщин в тюрьме

За умеренную плату, если у женщины были родственники на воле, можно было улучшить условия проживания: купить кровать, простыню, прогулку на воздухе или передать пищу. У одиноких женщин шансов выйти из тюрьмы здоровыми практически равнялись нулю.

Наказания в средневековых тюрьмах

В средневековых тюрьмах охрана зачастую выполняла лишь функцию присмотра за заключенными, предотвращая попытки бегства. В случае уклонения от обязательных работ охрана могла наказать арестованного, для этого применялось физическое воздействие, обливание водой.

В монастырях основным порядком было хранение молчания. В основном заключенные молчали от заката до восхода, а в тюрьмах с более строгим режимом “тихие часы” могли продолжать неделями. Такой способ наказания, он же обет молчания, берет свое начало из религии.

История развития тюрем

Сейчас кажется, что тюрьма была всегда. На самом деле «отсидка» как мера наказания появилась в уголовных кодексах Европы совсем недавно — в XVIII веке. С тех пор устройством и бытом тюрьмы интересовались лучшие умы человечества — писатели, медики, психологи и даже философы.

Тюрьмы в период Античности

Все тюрьмы древности были или предварительными, или долговыми. В Греции и Риме условия содержания зависели от положения сидельца. Свободные граждане имели право на комфорт — им позволяли принимать посетителей, снабжали хорошей едой, отпускали на праздники домой. К заключенному в афинской тюрьме Сократу свободно приходили друзья и во всеуслышание предлагали ему устроить побег. Охрана была чистой формальностью, и только верность этическим принципам не позволила философу бежать. Превратить свою смерть (Сократа приговорили выпить чашу с цикутой) в эффектное зрелище с участием учеников и друзей философу помог сверхгуманный тюремный режим.

В Древнем Риме тюрьмы (carceres) использовались в тех же целях: заключенные сидели там, дожидаясь суда или наказания. Иногда сенат мог приговорить к отсидке в сarсеr, если вина осужденного была слишком незначительна для смертной казни или ссылки. Однако чаще всего использовался домашний арест. Срок при этом не устанавливался. Поэт и полководец Помпоний Секунд, угодивший в 31 году под домашний арест за участие в заговоре, вынужден был безвылазно сидеть дома шесть лет, пока не умер император Тиберий, против которого он и злоумышлял.

Тюрьмы в период Средних веков

Примерно в таком же виде тюрьмы продолжали существовать и в Средневековье. Туда сажали перед судом или казнью, причем на относительно короткий срок. Правда, в те времена даже краткосрочное — от трех дней до двух недель — тюремное заключение считалось несмываемым позором. К тому же условия содержания были так тяжелы (их делали такими принципиально, чтобы подтолкнуть заключенного грешника к покаянию), что пожизненный срок часто составлял год или два — заключенный просто умирал от болезней и плохого питания. Поэтому сроки в Средние века назначались относительно небольшие — от нескольких недель до трех лет. В большинстве случаев осужденные за тяжкое преступление приговаривались к смертной казни (за государственную измену — к повешению, разрыванию на части четвертованию или сожжению; за убийство — к повешению или разрыванию на части), попавшиеся на небольших преступлениях — к бичеванию или штрафу. Такая система сложилась в Англии к XI век, во Франции — столетием позже. Пенитенциарная система Японии и Китая существовала без изменений вплоть до XIX и даже XX века.

Тюрьмы в эпоху Нового времени

Казни и пытки, кажущиеся сегодня такими чудовищными,- это, по меркам средневековой юриспруденции, симметричный ответ на преступление. Нарушая закон, преступник покушается на священное тело короля. Соответственно, и возмездие адресовано прежде всего к телу преступника: его полагается бичевать, клеймить, сжигать. Это представление меняется в XVIII в под воздействием идей Просвещения. Самые видные и идеологи новой эпохи Вольтер, Монтескье, Чезаре Беккариа выдающиеся государственные деятели Йозеф Зонненфельс, Екатерина II требуют отмены пыток и кровавых публичных казней. В 1754 году пытки отменяются в Пруссии, в 1770-м — в Дании, в 1776-м — в Австрии, в 1780-м — во Франции, в 1801-м — в России. Одновременно исчезают и самые жестокие виды публичных казней. На смену «телесным практикам» Средневековья приходит современная пенитенциарная система. Главным наказанием в ней становится тюремное: заключение.

Тюрьма превращается в важный государственный институт. Впервые она начинает получать финансирование государственного и местного бюджетов — раньше заключенные должны были платить за место в камере, как за место в гостинице, и сами обеспечивать себе пропитание. Тюрьмы диверсифицируются: в 1841-м во Франции впервые принимается указ о строительстве специальных тюрем для подследственных, еще не представших перед судом, а в 1850-м начинается создание исправительных колоний для несовершеннолетних. Подробнейшим образом регламентируются сроки, условия содержания и режим жизни заключенных.

Первое правило тюрьмы Нового времени — изоляция заключенного. Юристы мечтают покончить со средневековыми узилищами — огромными камерами, где без разбора содержались убийцы и мелкие карманники, мужчины и женщины, дети и взрослые. На протяжении нескольких десятилетий в Европе идет дискуссия об американских моделях тюрьмы — «обернской» и «филадельфийской». В обернской заключенный проводил в одиночной камере ночь. Днем он мог работать и есть вместе с другими, но обязан был молчать. В филадельфийской заключенный сидел в одиночке круглые сутки, что-бы иметь время поразмыслить о своих грехах.

Второе правило — труд. Он должен исправлять нравы, служить перевоспитанию заключенного. Небольшое вознаграждение за работу должно приучать преступника к честному заработку. Жесткий режим предусматривал расписанный по минутам распорядок дня, работу и молитву по часам и даже порядок питания: в 1839 году в новом уставе для центральных тюрем Франции были запрещены вино и табак, что вызвало немало бунтов среди заключенных.

Историк и философ Мишель Фуко в своем трактате «Надзирать и наказывать» утверждает, что тюрьма Нового времени стала дисциплинарной моделью всего буржуазного общества. Везде, где собиралось большое количество людей, будь то монастырь, школа, больница, завод или казарма, действовал распорядок, близкий к тюремному. Тюрьма должна была превращать заключенного в идеальный винтик общественного механизма. Но действительность была далека от философской теории: на деле увеличение количества тюрем вело только к росту рецидивизма.

Поступь прогресса

«Тюремная „реформа” — ровесница тюрьмы»,- пишет в «Надзирать и наказывать» Мишель Фуко. Поначалу речь шла о самом простом. Элизабет Фрай, посещавшая с 1816 году лондонскую тюрьму Ньюгейт, добилась раздельного содержания женщин и мужчин. Доротея Дикс в 1840-1860-е ратовала за то, чтобы душевнобольные преступники были заключены не в тюрьмы, а в специальные больницы. Созданная в Англии в 1866 году Лига тюремных реформ имени Джона Ховарда требовала обучения заключенных ремеслам. Если в России помощь заключенным была уделом филантропов-одиночек, то на Западе это быстро стало массовым увлечением и серьезным политическим вопросом.

Первый всплеск тюремных реформ пришелся на вторую половину XIX века. Второй — на 1970-е. Лидерами второй европейской тюремной реформы были интеллектуалы-шестидесятники. Благодаря им в уставах большинства европейских тюрем зафиксированы права заключенного на разнообразное питание, в том числе диетическое, регулярные занятия спортом, получение заочного образования с помощью преподавателей-специалистов, консультации с психологом, пользование телевизором и радио (а позже и интернетом), регулярные свидания с родными и близкими. Недаром герой комедии Аллы Суриковой «Хочу в тюрьму!», попав за решетку в Голландии, мечтает остаться там навсегда.

Идеальная тюрьма философа Иеремия Бентам.

Идеальная тюрьма

Один из самых влиятельных либералов своего времени философ Иеремия Бентам (1748-1832) боролся за права женщин и животных, требовал отмены рабства, телесных наказаний и уголовного преследования за гомосексуализм. Но любимой его идеей, на реализацию которой он потратил чуть не все свое состояние, был Паноптикон (на рисунке) — модель идеальной тюрьмы, описанная в одноименном трактате. В центре этой круглой тюрьмы находится башня, в которой сидят надзиратели. Башня окружена круглой галереей, куда выходят одиночные камеры. Охранники, оставаясь невидимыми для заключенных, могут постоянно наблюдать за ними. Эта модель позволяла существенно сократить штат охраны, обеспечить одиночное размещение для заключенных и удешевить их содержание. Однако при жизни Бентама в Англии она так и не была реализована. Зато впоследствии по образцу Паноптикона были построены тюрьмы в Англии, США Вьетнаме и Аргентине.

Долговые тюрьмы

Герой цикла гравюр Уильяма Хогарта «Жизнь распутника» (1735) на излете карьеры попадает в долговую тюрьму. Распутника ведут в тюрьму Флит. В XVIII веке там обычно обитало около 300 заключенных. Они могли принимать посетителей, заниматься бизнесом и даже за отдельную плату жить не в тюрьме, а на квартире по соседству. За содержание и питание в тюрьме надо было платить. Состоятельные платили сами, нищие клянчили подаяние у прохожих. Во Флите несколько лет провел отец Хогарта, чего художник страшно стыдится. Нравы английских долговых тюрем, развращавшие сидельцев, возмущали многих. Одним из самых яростных борцов с долговыми тюрьмами был Чарлз Диккенс, чей отец отсидел несколько месяцев в Маршалси. Впоследствии Диккенс подробно описал обитателей и обычаи этой жуткой лондонской тюрьмы в «Дэвиде Копперфилде» и «Крошке Доррит». В 1842 году тюремное заключение за долги в Англии было отменено.

Тюрьма острова Иф.

Тема тюрьмы в искусстве

На рубеже XVIII-XIX веков тюремная тема стала одним из излюбленных мотивов романтизма. Провозвестником моды был Джованни Баттиста Пиранези, выпустивший в 1745-м серию офортов «Фантазия на тему темниц». Почин подхватили литераторы: в тюрьме сидят герои Мэтью Грегори Льюиса («Монах»), Эрнста Теодора Амадея Гофмана («Эликсиры Сатаны»), Эдгара По («Колодец и маятник»), Александра Дюма («Граф Монте-Кристо») и Оноре де Бальзака («Блеск и нищета куртизанок»). Чудовищные интерьеры тюрем инквизиции изображает Франсиско Гойя в своих «Капричос». В тюрьме начинается действие оперы Людвига ван Бетховена «Фиделио». В тюрьму проникает, чтобы спасти жениха, переодетая героиня в романтическом балете «Дезертир».

©При частичном или полном использовании данной статьи — активная гиперссылка ссылка на alfaed.ru ОБЯЗАТЕЛЬНА

Вас это заинтересует:

Средневековая крепость-тюрьма. Командарм Лукин

Средневековая крепость-тюрьма

Недалеко от Вайсенбурга, маленького городка в Баварии, на трехсотметровой горе стоял средневековый замок-крепость Вюльцбург, построенный в 1649 году. Крепостные стены были окружены широким рвом. Во двор крепости вели высокие арочные ворота, выложенные серым, слегка позеленевшим камнем. За высокой крепостной стеной — здания с синими стеклами в окнах и двор. Во дворе — бетонированный колодец для сбора дождевой воды, к которому подведены трубы со всех крыш.

В крепости Вюльцбург еще в первую мировую войну содержались пленные русские офицеры царской армии. В казематах можно было видеть на стенах надписи на русском языке, сохранившиеся с тех пор.

В замке находилось около двухсот советских военнопленных старшего командного состава. Все те, кто отказался работать на немцев.

Режим в крепости был тюремный. Два раза в день полагалась прогулка, поверка была ночью. На работу выгоняли всех, включая полковников. Но генералов на работы не посылали.

Начался еще один период в жизни Лукина — тюрьма. В крепости он увидел таких же людей, каких встречал во многих лагерях — кожа да кости. Генералы были в потрепанной разношерстной одежде, у большинства на ногах что-то вроде ботинок на деревянной подошве. Генералов содержали отдельно в большой комнате, спали они на двухъярусных нарах. Постельного белья никакого — матрас и подушка, набитые стружками, грубое солдатское одеяло.

Военнопленных и интернированных моряков выводили во двор на прогулку в разное время. Кроме того, моряков увозили на всю неделю на работы, а возвращались они только на субботу и воскресенье. Там, где они работали, удавалось добывать немного картошки и маргарина. Моряки, зная, что у генералов «смертельный паек», приносили им продукты, отрывали от своего скудного пайка хлеб.

Первая встреча с генералами оставила на душе у Михаила Федоровича тягостное впечатление. Некоторые совсем пали духом. Старшим среди них был генерал Музыченко. Ему и передал Лукин деньги.

Все пленные генералы были знакомы с приказом Ставки двести семьдесят, в котором бывший командующий 42-й армией генерал-лейтенант Понеделин и бывший командир 13-го стрелкового корпуса генерал-майор Кириллов объявлялись трусами и дезертирами. Поэтому к ним было отношение особое — их презирали. Но Лукин видел, что ни Понеделин, ни Кириллов не прячут глаза и мужественно переносят открытое презрение окружающих. Он решил поговорить с ними. Вскоре разговор состоялся. И Понеделин и Кириллов тяжело переживали обвинение их в предательстве, уверяя Лукина, что они стали жертвами обстоятельств.

— Я верю вам, несмотря на приказ. Тем же приказом и генерал Качалов объявлен был трусом и дезертиром, — говорил им Лукин. — А мы с Прохоровым видели своими глазами документы Качалова, залитые кровью. Он погиб в танке при прорыве из окружения.

— Он хоть погиб, — вздохнул генерал Кириллов. — А я и погибнуть не сумел. У меня осталась горсточка людей. Вижу, что окружают. Что делать? Стреляться? Хотел. Но ни у кого ни одного патрона, все выпустили по фашистам.

— А у меня была возможность застрелиться, — неожиданно заговорил Понеделин. — Но я не посчитал нужным стреляться. Я верил и сейчас верю, что, пока жив, смогу бороться с врагом. А с мертвого какой толк? Правда?.. — Понеделин помолчал. — Теперь жалею об этом. Не рассчитал. Был готов на пытки, на издевательства фашистов. Думал, все выдержу, убегу и снова буду драться с врагом, но… Единственное, что сумел сделать, — плюнуть в морду стервецу Власову, когда он агитировал меня возглавить РОА. Думал, после этого фашисты ожесточатся, может быть, и расстреляют, но… сижу вот в одной камере с вами. А это, скажу вам, Михаил Федорович, самая страшная пытка. Не все, конечно, но многие верят тому приказу, верят, что мы с Кирилловым трусы и дезертиры. Так можно и издохнуть в этом каземате с вечным клеймом врага народа. Может ли что быть страшнее этого? Но я выдержу! — воскликнул Понеделин, и на впалых щеках его взбугрились желваки, а в глазах сверкнул лихорадочный блеск. — Я должен выжить, должен дождаться нашей победы; вернусь на Родину и докажу, что я добровольно не сдавался в плен, что было совершенно безвыходное положение. А там — что будет. Пусть судят меня партия, народ.

…Генерал Лукин тоже не знал, что ждет его на Родине, если он останется жив, если дождется освобождения. Кому будет дано право определить меру справедливости к нему, командарму Лукину? Кто сможет стать самым строгим судьей для него, кроме его самого? Он знал, что чист и честен перед партией и народом. Но, так или иначе, оценка его теперешнего положения неотвратима, и в положенный час она придет…

Для жены Лукина, Надежды Мефодиевны, время с начала войны стало измеряться от письма до письма с фронта. Когда во время первого окружения под Смоленском перестали приходить письма, она обратилась в Главное управление кадров. Вскоре пришел ответ: «Ваш муж находится в Действующей армии». Как радовалась вся семья: значит, жив, сражается! Писать не может — не беда, надо ждать! Но с середины октября сорок первого года письма перестали приходить совсем. Надежда Мефодиевна продолжала писать мужу. Не получая ответа, наконец вторично обратилась в ГУК. В декабре пришел оттуда ответ: «Ваш муж пропал без вести». Страшные слова… Наступило мучительное состояние, тяжкое своей неопределенностью. Ей выдали единовременное пособие, дочери установили пенсию.

Слухи о судьбе генерала Лукина ходили самые разнообразные. Говорили, что он якобы сражается в партизанском отряде, за ним послан самолет и со дня на день он должен быть в Москве. Говорили, что он тяжело ранен. А один «очевидец» сказал, что сам похоронил командарма под Медынью.

Каждое новое известие приносило то тревогу, то надежду, но тяжелее всего было, когда слухи не подтверждались. И опять наступала неизвестность, тяжелая и тревожная.

Адъютант генерала Лукина Клыков пробиться обратно в расположение 19-й армии не смог, так как к тому времени замкнулось кольцо окружения под Вязьмой. Он был направлен в 16-ю армию и стал адъютантом генерала Рокоссовского.

Прошло около года, и в один из своих приездов в Москву он посетил семью Михаила Федоровича, вернувшуюся из эвакуации.

Было утро. Клыков вместе с шофером Смурыгиным вошли в квартиру, усталые, запыленные. Всю ночь они провели в дороге. Надежда Мефодиевна встретила их сердечно. Они мылись в ванной, приводили себя в порядок. Когда дело дошло до завтрака, Надежда Мефодиевна, невероятно смутившись, предложила им небольшой кусочек хлеба и морковный чай — больше в доме уже третий день никакой еды не было.

Клыков, бормоча себе под нос какие-то проклятия, быстро собрался и, сказав, что скоро вернется, уехал вместе с шофером. Примерно через час они вернулись и привезли из комендатуры города картошку, капусту, консервы и соевое молоко. Начался «пир». Клыков все никак не мог успокоиться и долго еще сокрушался о том, что семья дорогого ему командарма голодает. Надежда Мефодиевна говорила, что сейчас всем живется трудно, не это главное, ради победы можно все пережить.

Первое известие о пленении Михаила Федоровича в семью пришло от родственницы генерала Хмельницкого, которой удалось вырваться из фашистской неволи. Она рассказала, как встретила командарма в госпитале для советских военнопленных в Смоленске. Второе известие пришло от него самого. После освобождения Харькова сестра Лукина, Александра, разыскала Надежду Мефодиевну и передала письмо, написанное им. Это известие не уменьшило, однако, тревогу жены за судьбу мужа. Да, он жив, но всем было известно о бесчеловечном отношении фашистов к советским военнопленным. Поэтому покоя в семье не стало.

В 1943 году Надежду Мефодиевну вызвали в Главное управление кадров и объявили официально, где муж и что с ним. Ей сказали, что он в плену ведет себя достойно, чести советского генерала и патриота не уронил.

Надежда Мефодиевна работала экономистом в квартирно-эксплуатационном управлении Наркомата обороны. Правда, приняли ее не сразу, долго проверяли.

В свободное от работы время Надежда Мефодиевна часто бывала в госпитале, читала раненым газеты, помогала им писать письма. Во время воздушных тревог она дежурила у входа в бомбоубежище. Она была истинно русской женщиной, которая в годы тяжелых испытаний, выпавших на долю народа и на ее долю, терпеливо и упорно ждала своего попавшего в такую страшную беду мужа.

А генерал Власов, предатель, метался как загнанный зверь. В августе сорок четвертого года он был принят рейхсфюрером СС Гиммлером, который заявил, что отдел пропаганды германских вооруженных сил не смог организовать русских военнопленных для борьбы против большевиков и теперь руководство этим отделом он берет на себя.

Власов и Гиммлер договорились об объединении всех существующих в Германии и на оккупированной ею территории Европы белогвардейских, националистических и других антисоветских организаций и создании единого политического центра для руководства всеми этими организациями. Гиммлер одобрил предложение Власова о создании в качестве политического центра «Комитета освобождения народов России» (КОНР) и дал указание разработать «манифест» этого «комитета». Списки членов КОНР, подготовленные заранее, были просмотрены и откорректированы в русском отделе гестапо.

14 ноября 1944 года в Праге состоялось организационное собрание КОНР, на котором председателем был избран Власов, заместителем — Малышкин. В составе комитета были созданы управления: военное — руководитель Трухин, пропаганды — руководитель Жиленков, гражданское — руководитель Закутный и др. В январе 1945 года было заключено соглашение между КОНР и правительством Германии о получении кредита для содержания комитета и РОА. Вскоре после создания КОНР последовал приказ Гитлера о назначении Власова командующим войсками РОА. Власов выступил по радио и зачитал «манифест» КОНР.

Власовцам нужны были опытные командиры. В декабре 1944 года Власов дал задание заместителю начальника управления пропаганды КОНР Меандрову выехать в крепость Вюльцбург и выяснить, нельзя ли кого-либо из генералов или старших офицеров привлечь к работе в комитете.

На беседу с Меандровым генералов стали вызывать по одному.

— Снегов!

— Отказываюсь разговаривать с предателем!

— Потапов!

— С изменниками Родины не имею дела!

— Понеделин!

— Пошел он к…

— Лукин!

Лукин тяжело поднялся и, опираясь на палку, направился к двери.

— Михаил Федорович, вы что? — воскликнул Прохоров.

— А чего вы боитесь? Я желаю поговорить с господином Меандровым.

— Вы серьезно?

— Как вас понимать?

— Вы решили разговаривать с изменником? — раздавались удивленные и возмущенные голоса.

— А чего мне бояться? Любопытно послушать этого типа, на что они еще надеются?

Меандров обрадовался приходу Лукина. Услужливо придвинул табурет, угостил сигаретой. Лукин закурил и внимательно посмотрел на «полковника» Меандрова.

— Вы слушали выступление господина Власова? — начал Меандров.

— Слушали. Неужели вы сами верите в свою затею?

— Оставим вопросы, господин генерал. Давайте говорить о деле.

— Грязное у вас дело. Цели ваши предательские и изменческие! Кто пойдет с вами? Вы надеетесь привлечь людей замученных, дошедших до крайней степени истощения. Это подло! Прекратите вербовку! Вы, Меандров, лучше расскажите о судьбе генерала Ершакова.

— А что? — насторожился Меандров.

— Ведь вы находились с ним в одном лагере в Хаммельсбурге. До нас дошли слухи, что он умер.

— Да, к сожалению, слухи не лишены основания, — деланно вздохнул Меандров.

— Так уж и к вашему «сожалению»?

— Да вот, полюбуйтесь.

Меандров достал из портфеля журнал эмигрантов, полистал, нашел страницу и показал Лукину. На цветной фотографии Лукин увидел гроб, обитый красной материей. Над гробом склоненные знамена власовской «освободительной» армии рядом с фашистскими флагами. У гроба в почетном карауле власовцы вперемежку с фашистскими офицерами. Под снимком надпись: «Так немецкое командование хоронит генерала, который отказался от Советской власти».

— И все-то вы врете, господа предатели, — проговорил Лукин. — Видели мы уже эту фальшивку. Инсценировка. С Ершаковым я вместе воевал, вместе дрались в окружении. Он командовал соседней со мной армией. Это был храбрый и до мозга костей советский генерал. Никогда он не отказывался от Советской власти.

— Не верите глазам своим?

— Не верю. Вы покажите этот журнал генералу Соловьеву, его недавно перевели к нам в Вюльцбург. Он сидел с Ершаковым и рассказал об этой истории. Ершаков с презрением отвергал попытки фашистов и ваши уговоры склонить его к измене. С ним жестоко обращались, и его сердце не выдержало. Он умер от разрыва сердца. Военнопленные из неструганых досок сколотили гроб и вынесли к лагерным воротам. Но за колючую проволоку их не пустили. Немцы приняли гроб и куда-то унесли, а потом появилась эта фотография. Вы, иуды, даже мертвых используете для своей пропаганды. Живые-то вас подальше посылают…

— Напрасно бранитесь. Вот я вам еще новость скажу. Вы помните генерала Городнянского?

Лукин насторожился. Неужели и бывший командир героической 129-й стрелковой дивизии, который так помог Лукину в обороне Смоленска, тоже попал в плен и тоже стал жертвой какой-нибудь грязной игры фашистов?

— Конечно, помню. Он погиб.

— Да. Под Харьковом его корпус попал в окружение. Городнянский дрался до последнего, но в рукопашной схватке был заколот штыком немецким солдатом.

— О его героической гибели я знаю.

— Но вы знаете не все. Немецкое командование устроило похороны генералу Городнянскому с воинскими почестями, показав тем самым своим солдатам пример уважения к герою.

— Лучше бы немцы брали пример с вас и Власова, — с усмешкой ответил Лукин. — Мы бы скорее их победили. Да не помогут им никакие ухищрения. И ваша карта, Меандров, бита. По сути, я разговариваю с трупом. Все, разговор окончен. Больше вы среди нас собеседников не найдете. Убирайтесь вон!

Этот разговор слышал из соседней комнаты один из интернированных моряков, ремонтировавший печку. Он прибежал сияющий к своим: «Генерал Лукин разделал этого власовца под орех!» И пошли к Михаилу Федоровичу записки от моряков: «Спасибо, товарищ генерал, за то, что поддержали честь нашего государства, нашей армии…»

Кроме Соловьева из лагеря Хаммельсбург в крепость Вюльцбург перевели еще несколько генералов. Они рассказали, что немцы предложили некоторым генералам и полковникам написать историю Красной Армии. За этот труд им обещали улучшить пайки, выдавать сигареты, пользоваться некоторыми другими льготами. Кое-кто пошел на эту приманку, посчитал, что ничего предосудительного в том не будет. Но вскоре многие спохватились, поняли, какую «историю» ждут от них гитлеровцы, и отказались. За этот отказ и перевели их в крепость-тюрьму. Но в Вюльцбурге к «историкам» относились с недоверием.

От них Лукин узнал о судьбе старшего лейтенанта Якова Джугашвили, старшего сына Сталина. Он вспомнил, как в июле сорок первого года, находясь в полуокруженном Смоленске, получил задание генерала Жукова установить местонахождение Якова Джугашвили. Тогда Лукин не мог ответить Жукову. Лишь узнал от Конева, что Яков попал в плен. А теперь перед Лукиным открылась полная трагизма история…

Яков содержался в лагере Заксенхаузен в специальном бараке на территории особого лагерного блока «А», полностью изолированного от остальной части лагеря. Блок был оцеплен колючей проволокой под электрическим током напряжением 550 вольт. При очередной попытке коменданта лагеря «поговорить по душам» с непокорным узником Яков заявил: «Скоро германские захватчики будут переодеты в наши лохмотья, и каждый из них, способный работать, поедет в Россию восстанавливать камень за камнем все то, что они разрушили».

После этого заявления главари СС, видимо, решили разделаться с Яковом. 14 апреля 1943 года пленные узнали о гибели старшего лейтенанта Якова Джугашвили. Яков будто бы взбунтовался, отказался вечером зайти в барак, двинулся прямо через «полосу смерти» перед проволочным заграждением, а на окрик охранника ответил: «Стреляйте!». Затем он вроде бы сам бросился на проволоку с электрическим током, после чего охранник эсэсовец Конрад Харриш в присутствии начальника караула эсэсовца Карла Юнглинга застрелил Якова Джугашвили.

Было ли это убийством «при попытке к бегству» или пленника хладнокровно расстреляли, а затем, бросив его тело на проволоку, инсценировали мнимое бегство — об этом никто не знает. Лукин постарался, чтобы о мужественном поведении сына Сталина узнали все узники Вюльцбурга.

Суров и монотонен тюремный режим. Подъем. Поверка. Резкие голоса команд; стук деревянных башмаков о каменный пол, стук оловянных ложек, выскабливающих миски. Негромкий разговор. Вновь перед глазами серые мундиры, команда — выходить строем на прогулку. Цепочка изможденных людей вытягивается в длину вдоль крепостной стены и уныло передвигается по замкнутому кругу.

Во время прогулки генерал Лукин сидит на скамейке, положив рядом палку. Его не заставляют ходить по кругу. Он смотрит на товарищей. Лица замкнуты и внешне спокойны, как будто отрешены от всего. Но большинство из тех, кто заключен в крепости, решил выжить и бороться.

А вскоре в Вюльцбурге произошло из ряда вон выходящее событие — в крепость привезли пленного летчика. Прошел по казематам слух, что летчик в форме, в погонах полковника и при орденах. Генерал Лукин, да и почти все пленные еще никогда не видели советские погоны, ведь их ввели в армии в начале 1943 года.

В окно камеры выглядывать было запрещено, охранники стреляли без предупреждения. Лукин и несколько генералов все же подошли к окну, встали чуть в сторонке. Вскоре конвоиры повели через плац высокого, стройного офицера. Действительно, на плечах — погоны, на груди — два ордена Ленина, Красного Знамени и… Звезда Героя Советского Союза.

В тюрьме — с орденами и в форме! Невиданно! Гитлеровцы всегда срывали с военнопленных все награды и знаки различия. Что это за спектакль? Уж не задумали ли гитлеровцы очередную провокацию? Но вскоре по подпольной «почте» моряки сообщили, что летчик Николай Иванович Власов был командиром эскадрильи, воевал в полку, которым командовал младший сын Сталина — Василий. К тому времени подполковник Власов совершил более двухсот боевых вылетов, сбил десять немецких самолетов.

Попав в плен, Власов на вопросы гитлеровцев отвечать отказался, их предложения «перейти на сторону фюрера» с презрением отверг. Его допрашивали днем и ночью, пытали, избивали, но он молчал. Его бросали из одного лагеря в другой, подсылали к нему провокаторов, обещавших свободу и знакомство с «веселыми женщинами», но он клеймил предателей, гнал прочь от себя. Фашисты пытались снять с него погоны и ордена. Но Власов заявил, что награды Родины они снимут с него только с мертвого.

Наконец враги поняли, что им не удастся поставить Власова на колени, и вынуждены были смириться с его требованиями.

— Вы доблестный офицер, и в знак уважения к вашим заслугам мы оставляем при вас награды. Мы возвращаем вам также часы, подаренные вам сыном Сталина, — сказал Власову на одном из допросов гитлеровский полковник. — Но все же, почему вы не хотите выбрать правильный путь?

— Я давно выбрал его, — ответил Николай, — и дальнейшие разговоры бесцельны.

Для узников крепости и для интернированных моряков поведение Власова стало образцом, достойным подражания. С появлением летчика подпольная связь оживилась. «Пункт связи» помещался в уборной, которая находилась в дальнем углу двора. В своих записках Николай Иванович призывал моряков всеми мерами помогать наступающей Красной Армии. «Устраивайте саботаж и диверсии, — писал он, — особенно когда вас посылают на оборонные работы. Помните: вы — советские люди, и ваш долг — бороться за свободу Родины». Потом моряки получили от летчика записку, в которой сообщалось, что Власов намерен бежать и просит их помочь ему.

Побег готовился около двух месяцев. План побега совместно с Власовым разрабатывали бывший штурман теплохода «Хасан» Шулепников и электромеханик Маракасов. Им помогали матросы Леонов, Бегетов и Свирин.

Об этом генерал Лукин узнал от самого Власова, когда к побегу было ужо все готово.

Обычно Лукин, как и все в крепости, выходил на прогулку. Он садился на скамейку и никогда не отдавал чести коменданту крепости. Он долго усаживался, возился с костылями, стараясь глядеть мимо коменданта. Однажды гестаповец не выдержал и сказал через переводчика:

— Передайте Лукину, что он не в Азии, а в Европе и должен мне, начальнику, отдавать честь.

— Передайте капитану, — сказал Лукин, — что в любой армии, будь то в Азии или в Европе, генерал никогда не приветствует капитана первым. С меня генеральского звания никто не снимал.

Во время одной из прогулок к Лукину подошел Власов:

— Товарищ генерал, я хочу поговорить с вами наедине.

— Почему со мной? У нас есть старший — генерал Музыченко.

— Моряки посоветовали обратиться именно к вам.

— А в чем дело?

— Я связан с моряками, — начал Власов, — и решил с их помощью организовать побег.

— Это возможно?

— А вы послушайте…

План был таков. В ночь побега летчик должен был сказаться больным и непременно попасть в лазарет, где постоянно дежурил врач Дубровский. За стеной лазарета — одна из пустых камер. Дверь в нее из лазарета заложена кирпичом. Эта камера находилась уже в зоне моряков.

В течение месяца моряки Маракасов, Шулепников, Свирин и Бегетов выскребали известку, бесшумно вынимали кирпичи из этой стены, пользуясь тем, что здесь проходила деревянная панель, которую нужно было снимать во время работы, а затем снова ставить на место. Мусор прятали в разрушенную печку. Когда лазарет оказался отделенным от камеры лишь тонким слоем штукатурки, кирпичи уложили на место. Теперь достаточно было сильно ударить ногой в стену, и человек из лазарета мог беспрепятственно проникнуть в пустовавшую камеру на стороне моряков. От моряков можно выйти в уборную. Решетки в ее окнах уже подпилены. Стоит только отогнуть — и, когда часовой зайдет за угол, можно опуститься в ров. С другой стороны рва находится лесопилка. Там работает моряк Сысоев, который часто остается там на ночь дежурить. Сысоев спустит в ров веревочную лестницу, по ней шесть беглецов должны подняться и уходить дальше.

— План подходящий, — одобрил Лукин. — Но как вы уйдете в форме советского офицера?

— Моряки мне приготовили цивильный костюм.

— А кто такой этот врач Дубровский? Он проверен?

— Нет, мы его, к сожалению, мало знаем. Потому-то и решили, что я всыплю ему в чай большую дозу снотворного.

— Где вы его возьмете?

— Моряки обещали раздобыть.

Побег назначили на 26 августа 1944 года.

Накануне вечером Николай Власов «внезапно» почувствовал себя плохо, и его положили в лазарет. Моряки передали Власову две порции снотворного, и ему удалось всыпать его в стакан врача. Николай, притворившись спящим, видел, как Дубровский боролся со сном. Клюет носом, глаза слипаются. Наконец сон одолел его.

Все рассчитано до минуты. Сразу же после смены караула Маракасов, Шулепников и Бегетов встают и тихонько крадутся по коридору в пустую камеру, где подготовлена встреча с Власовым. Уже на месте и Сысоев с веревкой, которая припрятана у него на груди под рубахой.

Час ночи. Власов встает с койки. Моряки сняли фанеру и, затаив дыхание, ждут. Летчик выдавливает ногой штукатурку и кирпичи.

Вот показалась его голова… Власов натягивает серый костюм. И вдруг раздается истошный, пронзительный крик:

— Человек убежал!

Это поднял тревогу проснувшийся врач Дубровский.

— Все равно бежим, — шепнул Власов своим друзьям, и они устремились вниз.

Раздались пронзительные звонки, вспыхнули прожекторы, выскочила охрана с овчарками. Провал! Власов забежал в уборную. Там его схватили гитлеровцы. Схватили и двух моряков — Маракасова и Леонова. Остальные успели скрыться в своей камере. Николая посадили в карцер. Всех узников тут же подняли, пересчитали. Поставили дополнительную охрану.

На следующий день началось расследование, приехали офицеры из гестапо и объявили, что если к двенадцати часам организаторы побега не сознаются, то каждый пятый моряк будет расстрелян. Организацию побега взяли на себя двое отважных моряков — Маракасов и Леонов, этим они спасли лагерь от массовых репрессий. Их отправили в Нюрнберг и передали гестапо.

Власова сильно избили. Утром его вывели на прогулку без орденов и Звезды Героя. Генерал Лукин смотрел на него из окна. Лицо в кровоподтеках, но голову держит высоко, гордо, всем своим видом говорит: «Ничего. Мы еще поборемся!» Вот он то и дело поглядывает на окно камеры, где сидит Лукин. Генерал помахал платком, дав знать, что видит. Власов едва заметным движением ноги подал знак: «Здесь, под камнем, смотрите».

Генералу Лукину всегда было трудно выходить на прогулку. Но на этот раз он ждал ее с особым нетерпением… Под камнем он обнаружил записку и Золотую Звезду Героя. Вернувшись в камеру, Лукин прочел записку: «Товарищ генерал, у меня к вам просьба: если что со мной случится, а вы останетесь живы, сохраните эту Звезду, отвезите ее в Москву, покажите моим родителям и сдайте куда следует. Не хочу, чтобы она досталась фашистам. Я бодр. Все равно, пока жив, еще раз попытаюсь бежать».

Генерал Лукин зашил Звезду в гашник. После войны он выполнил просьбу отважного летчика. Вернувшись после освобождения из плена в Москву, он передал Золотую Звезду Героя за номером 756 в Управление кадров Наркомата обороны СССР. Теперь она хранится в Центральном музее Вооруженных Сил СССР.

Власова, избитого до полусмерти, отвезли в ту же тюрьму в Нюрнберге, где уже сидели Маракасов и Леонов. Хотя они сидели по разным камерам, но Маракасову все же удалось связаться с Власовым и наладить с ним переписку. Они условились, что убегут из тюрьмы при первой же бомбежке Нюрнберга.

В начале октября 1944 года был массированный налет на город. Воспользовавшись этим, Маракасов и Леонов вышибли дверь своей камеры и открыли двери других камер. Маракасов побежал к Николаю, нашел его, и они бросились из тюрьмы. Но охрана уже успела прийти в себя. Беглецы нарвались на автоматы, направленные на них в упор. Их загнали в подвал.

Через несколько дней Маракасова и Леонова заковали в кандалы и отправили в концлагерь Дахау. Их должны были расстрелять. Но эти патриоты чудом остались живы. 29 апреля 1945 года узников Дахау освободили союзники.

Николай Власов из Нюрнбергской тюрьмы был переведен в концлагерь Маутхаузен и посажен в блок смерти № 20. Там Власов был одним из организаторов массового восстания военнопленных. 27 января 1945 года эсэсовцы увели Власова на расстрел. Прощаясь с товарищами, Власов громко воскликнул: «Прощай, моя дорогая мама! Прощай, любимая Родина! Прощайте, товарищи!»

…Н-ский гвардейский истребительный авиационный Оршанский Краснознаменный полк. В казарме третьей эскадрильи на вечерней поверке старшина перед строем произносит:

— Подполковник Власов!

И с правого фланга раздается:

— Герой Советского Союза подполковник Николай Иванович Власов пал смертью храбрых в бою за свободу и независимость нашей Родины!

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Венецианские тюрьмы — обратная сторона истории экзотического города на воде: slon_kirill — LiveJournal

Венецианские «соловки» были обратной стороной танцев и знаковых местных карнавалов; как в свое время в России ГУЛАГ был обратной страшной стороной энтузиазма, великих строек и бравурных маршей…
Поэтому хочу поместить и эту статью. Ее источник: http://index.org.ru.
На приложенных фото — Дворец дожей; мостик Вздохов; и наконец, реальная камера венецианской тюрьмы.

Прекраснейший итальянский город Венеция является одним из самых посещаемых туристических мест в Италии. Часами можно ходить по его узким улочкам, передвигаться на катере по его каналам (а если есть деньги, то и нанять гондолу – это, надо сказать, недешевое удовольствие), пить, как считается, самый лучший в мире кофе на площади Святого Марка, любоваться дворцами, называемыми здесь «палаццо», возникающими прямо из воды…
Но здесь есть и места особенно интересные не только для обычных туристов, но и для сотрудников пенитенциарного ведомства любой страны. В Венеции находятся три знаменитые средневековые тюрьмы – Пьомби, Поцци и Карчери.
Дворец (Палаццо) дожей – самый известный и, без сомнения, самый красивый дворец в Венеции. В Средние века именно в нем располагались власти этого города-государства, именно здесь решались важнейшие дела, заключались союзы, подписывались соглашения, осуждались на смерть или вечное заключение провинившиеся граждане.
На фасаде Дворца дожей ровным рядом расположились белые колонны. Но если присмотреться, то посередине можно увидеть две розовые. Это место, где дожи появлялись перед жителями Венеции во время торжественных случаев, основными из которых являлись карнавалы и смертные казни. Есть во Дворце дожей и Зал пыток (sala de Tormenti), где демонстрируются прикрепленные к потолку блоки, на которые жертву подвешивали со связанными за спиной руками.
Надо сказать, что в Венецианской республике большое распространение получили доносы. Причем, анонимные доносы не рассматривались: необходима была подпись самого доносчика и двух свидетелей. В подвалах дворца имелся огромный зал с документацией на венецианских граждан. Здесь можно было отыскать сведения на любого. И в нужное время эти сведения извлекались, человек арестовывался и попадал в знаменитые венецианские застенки, где спустя какое-то время после суда его либо казнили, либо приговаривали к заключению.
Тюрем при Дворце дожей было две: подземная тюрьма Поцци и Пьомби, тюрьма, находившаяся под самой крышей.
Свое имя «Поцци» подземная тюрьма получила оттого, что ее камеры представляли собой каменные колодцы (по-итальянски – pozzo).
В этой тюрьме некоторое время провел и знаменитый итальянский авантюрист Казанова. Вот как он описывает в своих воспоминаниях эти казематы: «Во Дворце дожей в распоряжении государственных инквизиторов есть девятнадцать ужасных подземных темниц; туда отправляют преступников, заслуживающих смерти. Эти девятнадцать подземных тюрем в точности напоминают могилы, но называются Поцци, колодцы, ибо там всегда стоит на два фута морская вода, попадающая через то же зарешеченное отверстие, откуда проникает в камеры немного света; размером эти отверстия всего в квадратный фут. Узник, если не предпочитает стоять целыми днями по колено в соленой воде, должен сидеть на козлах, где лежит его тюфяк и куда на рассвете кладут ему воду и кусок хлеба; хлеб ему надобно съесть сразу, ибо, если он замешкается, жирнейшие морские крысы вырвут его из рук».
Казанову схватили 26 июля 1755 года по доносу и обвинению в ереси и общении с духами. Впрочем, в список обвинений вошли также разврат и мошенничество. Казанова с успехом облегчал кошельки богатых венецианцев. Чтобы его арестовать, инквизиция прислала сорок солдат во главе с начальником стражи – настолько власти опасались его способности одурачить кого угодно и незамедлительно скрыться.
В тюремных камерах, находившихся в полуподвальных помещениях, почти ничего не было видно. Из-за высокой влажности тюремные условия в венецианской тюрьме были особенно тяжелыми. Узники часто болели и умирали.
Заключенные сидели на хлебе, воде и… вине. Хлеб закупался по весу, поэтому булочники, чтобы сэкономить, добавляли в него воду, ну а вино разбавляли водой уже сами тюремные надзиратели.
Нужно также отметить, что после отбытия назначенного тюремного срока, узники, если они умудрились выжить, могли покинуть тюрьму, но только после оплаты за свое содержание. Кто не в силах был собрать указанную сумму денег, оставался в застенках на неопределенное время. Правда, в помощь таким малоимущим в Венеции был создан религиозный орден, занимавшийся сбором пожертвований для этих заключенных.
Легко представить все эти ужасы, блуждая по подземелью в полном одиночестве. Здесь с непривычки можно даже заблудиться. Некоторые подземные коридоры вроде ведут к свету, но прибыв туда, оказываешься прямо во внутреннем замкнутом дворе тюрьмы, выхода из которого на волю нет.
Но подземелья тюрьмы Поцци не единственное место во Дворце Дожей, где томились узники. Камеры для заключенных имелись и на чердаке Дворца, под самой крышей, покрытой свинцом, отсюда и их название Пьомби, что значит «свинцовые» (piombo по-итальянски «свинец»). Эти камеры не заливала вода, но ее узники страдали летом от жуткой жары, доходившей до 60 градусов, а зимой от холода и сырости.
Тюрьма Пьомби также связана с именем Казановы. Великий авантюрист и сердцеед, переведенный в эту «поднебесную» тюрьму из тюрьмы подземной, единственный за всю ее историю умудрился из нее сбежать.
После того как знаменитого авантюриста перевели из Поцци в Пьомби, он сразу же стал готовить план побега. В общей сложности он провел здесь больше года. Наконец, план побега был разработан. Сначала он проделал дыру в полу своей камеры, располагавшейся прямо над одним из залов дворца. Казанова собирался спуститься туда в праздничный день, когда там никого не будет. Но когда все было готово к побегу, Казанову (вот невезение!) неожиданно переводят в другую камеру. А вскоре один из надзирателей обнаружил дыру в полу его старой камеры и собирался доложить об этом своему начальству. Но Казанове удается договориться с охочим до денег тюремщиком и замять дело. И хотя побег сорвался, Казанова не утратил воли к свободе и тут же начл разрабатывать новый план, оказавшийся более удачным. Через несколько месяцев с помощью заключенного из соседней камеры он проделал дыру на крышу дворца, через слуховое окно они пробрались в одно из дворцовых помещений и затем, минуя стражу, выбрались на свободу.
Его побег до сих пор представляет собой нечто феноменальное: Казанова сумел вырваться из самых охраняемых застенков, за которыми следили не только стражи дожа, но и служители Совета Трех – страшной венецианской инквизиции.
Казанова покинул Пьомби чуть ли не при мистических обстоятельствах: при звуке полночного колокола. Во всех красках эта история, как и вся история жизни великого авантюриста, описана в его воспоминаниях, которые называются «История моей жизни».
Реальный Джакомо Джироламо Казанова был личностью выдающейся и, как отмечают историки, намного более интересной, чем все легенды о нем вместе взятые. Тайный агент, алхимик, маг, авантюрист, литератор, один из образованнейших людей своего времени, Казанова был и остается именем нарицательным. Однако любовные похождения, ныне в первую очередь ассоциирующиеся с его именем, были далеко не главным увлечением самого Джакомо.
Казанова много путешествовал по Европе, лично знал Вольтера, Моцарта, Гете, не говоря уже о крупнейших аристократах и правителях различных стран, начиная от Фридриха Великого и заканчивая российской самодержицей – императрицей Екатериной II. Согласно одной из версий его биографии (а их существует множество помимо той, что предложил он сам), Казанова был тайным агентом на службе Франции. Именно этот факт, а вовсе не очередная любовная авантюра или богохульство, как это указывается порой, привели Казанову в венецианские тюрьмы Поцци и Пьомби. А спустя двадцать лет после своего феноменального побега он вернулся в Венецию и стал агентом уже той самой инквизиции, от которой сумел так ловко ускользнуть. Затем он вновь не угодил властям, снова бежал и осел в Чехии, где тихо и мирно доживал свои дни личным библиотекарем графа Вальдштейна. Там он и скончался 4 июня 1798 года, не зная, что спустя века его имя по-прежнему будет известно всему миру.
Но вернемся к венецианским тюрьмам.
Когда для узников, томящихся в камерах Поцци и Пьомби, стало не хватать места, была построена новая тюрьма по соседству с Дворцом дожей, на набережной Скьявони. С Дворцом ее соединил мост, известный как Мост Вздохов.
Эта тюрьма Карчери (сarceri по-итальянски и означает «тюрьма») окутана легендами и тайнами, не менее ужасными, чем Пьомби и Поцци. Достоверно известно, что в одной из ее камер добровольно провел ночь великий английский поэт Байрон в надежде пережить то, что чувствовали узники Карчери.
Условия в этой тюрьме едва ли были более комфортными, чем в двух других венецианских тюрьмах: тесные камеры, мощные решетки, вездесущие крысы, сырость, отвратительное питание, пытки.
Тюрьма Карчери выполняла свои функции вплоть до конца Второй мировой войны. Затем она была закрыта и превращена в музей, куда с удовольствием заходят туристы. Чтобы войти в нее, необходимо пройти через знаменитый, недавно отреставрированный Мост Вздохов, названный так потому, что именно с этого моста заключенные могли бросить последний взгляд на волю, увидеть кусочек моря, вздохнуть воздух свободы, перед тем как, возможно, навеки проститься с родными и близкими.

IMG_4695

IMG_4680

IMG_4748

Нарышкина Н.И. Секс и насилие в средневековых тюрьмах

Нарышкина Наталья Игоревна
Владимирский юридический институт Федеральной службы исполнения наказаний
кандидат юридических наук, начальник кафедры уголовно-исполнительного права юридического факультета

Naryshkina Natalia Igorevna
Vladimir Law Institute of the Federal Penitentiary Service of Russia
Candidate of Law, Head of Department of Penal Law of the Law Faculty

Библиографическая ссылка на статью:
Нарышкина Н.И. Секс и насилие в средневековых тюрьмах // Гуманитарные научные исследования. 2017. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2017/02/21756 (дата обращения: 26.03.2019).

Факт изоляции любого человека от общества означает, что его общий (конституционный) правовой статус человека и гражданина претерпевает изменения, трансформируясь в специальный правовой статус подозреваемого, обвиняемого в совершении преступлений или осужденного к лишению свободы. Многие естественные права, гарантированные конституциями жителям того или иного государства, ограничиваются на основании судебного решения, вступившего в законную силу. В частности, человек, помещенный в места лишения свободы или содержания под стражей, существенным образом ущемляется в реализации права на неприкосновенность частной жизни и права на личную неприкосновенность.

Так, для осужденного к лишению свободы возможность удовлетворения сексуальных потребностей и желаний на законном основании сводится к встречам с половым партнером в процессе проведения длительных свиданий, в период выезда за пределы исправительного учреждения или в случае разрешения совместного проживания с семьей за территорией исправительного учреждения. Но указанные права и льготы предоставляются далеко не всем категориям осужденных и не во всех видах пенитенциарных учреждений. Например, в России осужденные при особо опасном рецидиве преступлений, к пожизненному лишению свободы, которым смертная казнь заменена лишением свободы, больные инфекционными заболеваниями, не могут покидать места лишения свободы (ст. 97 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее – УИК РФ) [1]; длительные свидания отсутствуют в строгих условиях исправительных колоний особого режима (ст. 125 УИК РФ), на строгом тюремном режиме (ст. 131 УИК РФ), в строгих условиях воспитательных колоний (ст. 133 УИК РФ). Возможность проживания с семьей предоставляется только в облегченных условиях исправительных колоний общего режима (ст. 121 УИК РФ) и в колониях-поселениях (ст. 129 УИК РФ). Лица, содержащиеся под стражей в следственных изоляторах и помещениях, функционирующих в режиме следственного изолятора, в порядке меры процессуального пресечения, вообще лишены указанных возможностей.

Изложенное выше означает, что все остальные сексуальные отношения осужденных к лишению свободы содержат признаки состава правонарушения, что влечет наступление ответственности. В частности, мужеложство или лесбиянство, то есть вступление в половые сношения лиц одного пола, в случае обоюдного согласия рассматривается как злостное нарушение установленного порядка отбывания наказания (ст. 116 УИК РФ), что влечет дисциплинарную ответственность в пределах, предусмотренных ст. 115 УИК РФ, а также изменение условий отбывания наказания (ст. 120, 122, 124, 127, 130, 132 УИК РФ) или вида исправительного учреждения (ст. 78 УИК РФ) в сторону их ухудшения. Статистические данные ФСИН России свидетельствуют, что в 2016 году в исправительных колониях общего режима было выявлено 4 факта мужеложства и лесбиянства [2]. В случае применения насилия или угрозы его применения вышеуказанные действия уже могут квалифицироваться как насильственные действия сексуального характера, что влечет уголовную ответственность по ст. 132 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) [3]. Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или угрозы его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей, является уголовно-наказуемым деянием и карается по ст. 131 УК РФ. Также уголовная ответственность возникает за понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 УК РФ), половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста (ст. 134 УК РФ) и развратные действия (ст. 135 УК РФ). Если же работник исправительного учреждения, следственного изолятора вступил в половые сношения с подозреваемым, обвиняемым или осужденным по добровольному согласию, то это действие, с большой долей вероятности, влечет увольнение должностного лица из уголовно-исполнительной системы, если не будет содержать признаков состава преступления, предусмотренного, например, ст. 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями).

Следует отметить, что на различных исторических этапах развития Российского государства и европейских стран в практике деятельности тюрем отмечались случаи сексуальных контактов различного рода, в том числе с применением насилия, а законодатель уделял внимание регулированию интимных отношений в условиях изоляции от общества, в том числе путем установления ответственности за половые сношения.

Все сексуальные контакты, происходившие в средневековых европейских и русских тюрьмах, можно условно разделить на несколько групп:

А) по видам половых актов:

– гетеросексуальные;

– гомосексуальные.

Б) по характеру вовлеченности партнеров в половой акт:

– по согласию;

– с применением насилия (психологического, физического) или с угрозой его применения.

Так, в тюрьме Болоньи в 1363 г. работник Лачетто преследовал заключенную по имени Мадалена, принуждал ее к занятиям сексом, угрожая, что она пострадает и никогда не освободится, за что был приговорен к тюремному заключению. В 1366 г. охранник той же тюрьмы Николо Бертолуччи вместе с другими вошел в женскую камеру и угрожал двум заключенным, что если они не вступят с ними в половые сношения, то их переведут в часть тюрьмы, которая называлась «печь» (lo forno) и была, судя по всему, страшным местом. Одна женщина ответила отказом и была впоследствии изнасилована, другая, видимо, согласилась и затем была переведена в камеру с лучшими условиями содержания [4, с. 65]. В 1369 г. управляющий флорентийской тюрьмой Le Stinche был оштрафован на 5 лир за то, что позволил проститутке зайти в камеру к заключенным [5, с. 158]. Таким образом, мы видим, что в итальянских тюрьмах, с одной стороны, персонал, пользуясь служебным положением, применял психологическое и физическое насилие в отношении заключенных женского пола с целью удовлетворения своих сексуальных потребностей и желаний, с другой стороны, разрешал обеспеченным заключенным мужского пола вступать в половые сношения с проститутками, приводимыми в тюрьму извне. Причем, существовала и прямо противоположная практика, когда женщины заключенные встречались в тюрьмах с мужчинами, приходившими к ним. Например, в XIII–XIV вв. в Венеции были проведены ремонтные работы внутри дворца Дожей для размещения там заключенных женщин (преступниц и еретичек), до этого содержавшихся в окрестных монастырях. Практика монастырского заключения женщин в Венеции была приостановлена в 90-х гг. XIII в. в связи с тем, что многие из них были проститутками и приглашали в монастыри своих клиентов, чем вызывали возмущение монахинь. Чтобы сохранить репутацию женских монастырей в Болонье, страдавшую из-за того же, в начале 1328 г. папский легат приказал, чтобы фундамент башни в Palazzo del Capitano был переоборудован в специальную тюрьму для женщин-правонарушительниц [4, с. 12, 22–23; 6, с. 2]. Заключенные также могли вступать в гетеросексуальные половые отношения между собой. Так, в тюрьме Le Stinche в 1367 г. 9 мужчин заключенных были оштрафованы на 5 лир каждый за то, что приблизились к женским камерам, «чтобы поболтать», и в 1376 г. заключенный подвергся аналогичному штрафу за то же самое [4, с. 65]. Гомосексуальные отношения также могли иметь место. В частности, в 1486 г. во Флоренции вор и гомосексуалист Пэччиеротто был приговорен к тюремному заключению. Его водворили в Le Stinche, где его с радостью встретили содержавшиеся там воры, богохульники и гомосексуалисты, которые сделали его своим предводителем [4, с. 62–63]. В подобных комфортных для себя условиях гомосексуалист Пэччиеротто безусловно мог рассчитывать на секс по добровольному, обоюдному согласию.

Во Франции секс и насилие в тюрьмах тоже имели место. Например, одной из причин восстания жителей г. Алансона в 1118 г. было то, что будущий король Англии заключил в тюремную башню дочь рыцаря, предав ее в руки развратных охранников, насиловавших ее. Муж этой женщины, возмущенный происходящим, составил заговор [7, с. 117]. В 1301 г. чиновники, присланные королем Филиппом Красивым в Тулузу для расследования жалобы на злоупотребления инквизитора Фулька де С.-Жоржа, пришли к выводу о том, что последний держал в заключении женщин, чью добродетель больше никак не мог сломить. Король отстранил инквизитора  от занимаемой должности [8]. В 1307 г. папе римскому был представлен список обид жителей французского города Альби на епископа Бернарда де Кастанэ – управляющего епископальной тюрьмой. В жалобе содержались сведения, что епископ насильно требовал оказания сексуальных услуг от заключенных женского пола. Для этого женщин систематически приводили во дворец епископа, причем многих из них после этого никто не видел, а впоследствии их расчлененные трупы находили в реках и окрестностях города. По итогам последовавшей проверки епископ был отстранен от занимаемой должности [9, с. 3, 5–7, 26]. В 1430–1431 гг. Жанна д’Арк, находясь в заключении в тюрьме и опасаясь сексуального насилия, жаловалась на то, что ей не предоставили охранника женского пола, а поручили эту миссию мужчинам [10, с. 36].

В Англии случаи сексуального насилия в тюрьмах также известны. В частности, в 1449 г. начальник Ньюгейтской тюрьмы Уильям Арнольд изнасиловал заключенную по имени Джоанна Халл [11, с. 40; 12, с. 111]. В 1406 г. в Ньюгейте была построена отдельная секция для содержания заключенных женского пола после многочисленных жалоб женщин на то, что они должны были проходить к уборной через переполненные мужские камеры. Поэтому не вызывает удивления тот факт, что заключенные в Ньюгейт женщины периодически беременели и рожали детей, которых впоследствии передавали в больницу Святого Варфаломея, что и вызвало в 1300 г. жалобы работников этой больницы на невозможность обеспечить всех детей, рожденных в Ньюгейте, и их матерей [12, с. 75].

В России также отмечены случаи сексуальных контактов заключенных. В частности, в соответствии с Грамотой Новгородского митрополита Корнилия Тихвинского монастыря митрополиту Макарию от 28 марта 1682 г. женщина-отравительница Дашка в период содержания в покаянной тюрьме вступила в половые сношения со стрельцом Петрушкой и по сговору с ним совершила побег из тюрьмы, в результате которого был убит стрелец Трошка Наумов. За это пойманная Дашка подверглась окопанию в землю на три дня с последующим заключением в Тихвинский монастырь в связи с раскаянием и обещанием постричься в монахини [13, с. 127]. В данном случае, скорее всего, женщина вступила в близкие отношения с охранником, вынашивая преступные намерения по подготовке и совершению побега, так как покаянная тюрьма, в которой она содержалась, предназначалась для временного содержания преступников, приговоренных к смертной казни.

Таким образом, в европейских и российских тюрьмах заключенные могли вступать в гетеро- и гомосексуальные отношения между собой, с персоналом, третьим лицами, приходившими в тюрьму (проститутки, клиенты и т. д.), причем половые акты совершались по согласию, а также, что встречалось гораздо чаще, с применением насилия, угроз и шантажа. Заключенные вступали в половые сношения, имея желание улучшить свои жилищно-бытовые условия содержания, освободиться из тюрьмы, обогатиться. За сексуальные контакты и заключенные, и персонал могли быть подвергнуты наказаниям в виде штрафа, тюремного заключения, отстранения от должности.


Библиографический список
  1. Уголовно-исполнительный кодекс от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ (ред. от 28 ноября 2015 г., с изм. от 15 ноября 2016 г.) // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 1997. – № 2, ст. 198.
  2. Отчет о состоянии дисциплинарной практики среди осужденных, отбывающих наказание в исправительных учреждениях за второе полугодие 2016 года (форма ВРО-2). Тверь: ФКУ НИИИиПТ ФСИН России, 2016.
  3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 7 февраля 2017 г.) // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 1996. – № 25, ст. 2954.
  4. Geltner G. The Medieval Prison. A Social History. Prinсеton, 2008.
  5. Geltner G. Coping in medieval prisons // Continuity and Change. 2008. № 23 (1).
  6. Geltner G. Medieval Prisons: Between Myth and Reality, Hell and Purgatory // History Compass: Blackwell Publishing. 2006. № 4.
  7. Dunbabin J. Captivity and Imprisonment in Medieval Europe, 1000–1300. Basingstoke, 2002.
  8. Ли Г.Ч. История инквизиции: в 3 т. Т. 2. История инквизиции в средние века / Под ред. С. Г. Лозинского, пер. А. В. Башкиров. СПб., 1912. URL: http://www.litmir.net/br/?b=12098 (дата обращения: 01.12.2016).
  9. Cassidy-Welch M. Testimonies from a fourteenth-century рrison: rumour, evidence and truth in the midi // French History. 2002. Vol. 16. № 1.
  10. Morris N., Rothman D.J. The Oxford History of the Prison: The Practice of Punishments in Western Society. New York, 1998.
  11. Harding C., Rawlings P., Ireland R., Hines B. Imprisonment in England and Wales: A Concise History. Beckenham, 1985.
  12. Winter C. Prisons and Punishments in Late Medieval London : Thesis submitted for the Degree of Doctor of Philosophy in the University of London. Royal Holloway, University of London, 2012.
  13. Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссией. Т. 5. СПб., 1842. № 80.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Нарышкина Наталья Игоревна»

Тюрьма аббатства святого Ремигия • Arzamas

Конспект

В 1440 году в Нанте, столице герцогства Бретонского, шел процесс над Жилем де Ре, которого мы знаем под именем Синяя Борода. Он был одним из самых известных людей XV века, богатейшим человеком Бретани, бароном и маршалом Франции, принимал участие в Столетней войне. Обвиняли его в занятиях алхимией и колдовством, в том, что он заключил договор с дьяволом, и в многочисленных убийствах мальчиков. 

Зачитав перед ним обвинение, ему предложили признаться во всем в присутствии судей и свидетелей. Жиль де Ре признаваться отказался и предложил, чтобы его испытали в суде каленым железом. Судьи отказали ему в этой просьбе и предложили отправить его на пытку. Тогда Жиль де Ре признался во всех преступлениях и был казнен.

«С одной стороны, этот казус достаточно прост, поскольку большинство средневековых преступников признавались в cвоих преступлениях в суде даже без применения пытки, достаточно было продемонстрировать им пыточные орудия. Но для нас он очень интересен потому, что в нем, как в капле воды, отражаются противоречия, которые были свойственны средневековой судебной процедуре».

Ольга Тогоева


Испытание, которое предложил Жиль де Ре, относилось к так называемой обвинительной процедуре, или «божьему суду». Она возникла в раннем Средневековье и до какого-то времени была принята во всех судах Западной Европы. Обвинительная — потому что ни одно дело при ней не могло начаться без наличия истца, приносящего клятву в том, что его обвинение истинно. В ответ обвиняемый имел право предложить провести испытание, которое называлось ордалией.

Ордалия могла выглядеть как очистительная клятва в том, что он невиновен, принесенная на Библии. Если по каким-то причинам обвиняемый не мог принести такую клятву, он мог предложить так называемую одностороннюю ордалию, которая проводилась при помощи каленого железа (человек держал в руке раскаленный брусок железа), холодной воды (человек должен был выпить определенное количество холодной воды и не захлебнуться), так называемого плаванья (человека бросали в воду и смотрели, утонет он или нет) и так далее. Кроме того, существовала двусторонняя ордалия, когда обвиняемый вызывал своего обвинителя на судебный поединок либо они оба выдвигали своих представителей.

Существовали также специфические ордалии, которые назывались божественными: например, когда человека вешали, обрывалась веревка, или не находилась лестница, или чудесным образом открывались двери тюрьмы, или какая-нибудь девица выступала вперед из толпы и говорила: «Я хочу этого обвиняемого себе в мужья», в таком случае судьи были обязаны отдать ей этого преступника.

«Проблема заключалась в том, что при всех этих ордалиях судьи выступали лишь свидетелями высшей воли. Главным судьей был Господь. Это он давал людям знать, виновен или невиновен тот или иной человек. Судьям оставалось лишь это засвидетельствовать. И конечно, в какой-то момент эта ситуация перестала их устраивать».

Ольга Тогоева


Причин, по которым начали происходить изменения в судебной сфере, несколько: это рост населения, в результате которого возникала необходимость в мощных судебных органах, изменение позиции правителя, низкая раскрываемость преступлений при обвинительной процедуре. Кроме того, к XII веку в Западной Европе образовалось огромное количество еретических сект, с членами которых бороться с помощью обвинительной процедуры было невозможно. Наконец, в XI–XII веках в Западной Европе активно стали вспоминать о римском праве, из которого в результате и была заимствована новая процедура. 

Она называлась инквизиционной. Теперь судья мог возбуждать дело, основываясь на собственных подозрениях, и, таким образом, становился главным оппонентом обвиняемого: он мог провести допрос и применить пытку. 

«Новая процедура дала судьям огромные полномочия, но она также способствовала развитию многих других правовых институтов. Адвокаты, прокуроры, развитие делопроизводства, развитие самих тюрем — все это было связано с рождением новой инквизиционной процедуры».

Ольга Тогоева


Этот переход от обвинительной к инквизиционной процедуре в современной истории права называют инквизиционной революцией.

Конечно, далеко не все считали, что новая процедура хороша: для многих высшим судией все равно оставался Христос. Именно такую позицию занимал Жиль де Ре, предложивший провести ордалию каленым железом. Но для его судей новая процедура была уже нормой. Этот казус демонстрирует, насколько живучими были старые правовые нормы, несмотря на то что уже была официально введена новая процедура.  

Самые мрачные тюрьмы мира

Когда многие слышат слово «тюрьма», то у них по телу пробегает холодок. Сразу же в голову лезут образы средневековья, тюремных пыток и издевательств. Такие картины легли в основу многих фильмов. Далекие времена во многом окутаны легендами, мы же пытаемся хотя бы таким образом снять завесу.

Сегодня тюрьма у современного человека уже не ассоциируется с издевательствами и пытками. Тому причиной стало изменение общества, мировоззрения людей, существования законов. Тем не менее в ходе эволюции человечества тюрьма уже успела стать одним из его атрибутов.

Прежде всего это показатель гуманизации общества, ведь изоляция намного человечнее, чем казнь. Не стоит забывать и о практической стороне вопроса — заключенные выполняют общественные работы. Сегодня во всем мире от смертной казни, как от высшей меры наказания, вообще стараются избавиться, заменяя ее пожизненным заключением.

Однако, заявляя такую меру как человечную, нам мало известно об условиях проживания самих заключенных. А ведь они могут быть совсем разными — кто-то проходит реабилитацию или пользуется комфортом, а кто-то и терпит пытки и унижения. Расскажем же о десяти самых жестоких тюрьмах современного мира.

Rikers Island является крупнейшей тюрьмой Нью-Йорка. В суперсовременном городе с 1932 года расположена тюрьма эта, которая прославилась своими многочисленными случаями жестокости и насилия. Там часты бунты, на подавление которых направляется спецназ. Еще не так давно ежегодно в этой тюрьме случалось до 1000 столкновений между властями и заключенными. Однако новые законы несколько смягчили ситуацию, ведь теперь заключенный, напавший на сокамерника или охранника, может быть приговорен к дополнительному тюремному сроку. В результате число мятежей снизилось до 70. Тем не менее, по отзывам людей, вышедших оттуда, условий в этой тюрьме хуже и опаснее, чем даже в самых криминальных районах Нью-Йорка. Сегодня на острове-тюрьме содержится около 14 тысяч заключенных, сама же тюрьма прослыла местом, где процветают избиения, скандалы на сексуальной почве и злоупотребления персоналом.

Сирийская военная тюрьма в Тадморе. По коже могут пробежать мурашки после информации о том, что там до сих пор применяются средневековые орудия пыток с применением палок, веревок и топоров. Часто можно услышать об изощренных издевательствах над местными заключенными, при этом стоит помнить, что среди них есть и совсем невиновные люди. В тюрьме помимо уголовников содержатся и политзаключенные. Самый известный узник Тадмора — поэт Фарадж Беракдар, охарактеризовал это место как «королевство смерти и безумия».

La Sante. Цивилизованная Европа также может «похвастать» своей жестокой тюрьмой — в Париже располагается La Sante, единственная, кстати, в столице. Заведение было построено в 1867 году. Во время Второй мировой войны здесь содержались и политические заключенные, в том числе и участники Сопротивления. Сегодня здесь над узниками постоянно витает угнетающая атмосфера. В результате заключенные пребывают в таком состоянии, что готовы глотать крысиный яд, биться головой об стену, есть вилки лишь бы прекратить свое пребывание там, покончив с жизнью. Если в 1999 году во всей Калифорнии покончило с собой 24 человека из 160 тысяч заключенных, то во французской тюрьме самоубийц оказалось 124 человека. Об ужасах La Sante в течении 7 лет рассказывала в своих дневниках Вероника Вассер, пребывая там в качестве главного врача. В тюрьме камеры переполнены, душ разрешается принимать не чаще двух раз в неделю, продукты низкого качества… Все это порождает нашествие вшей и кожных заболеваний. Крыс же тут так много, что заключенные вынуждены подвешивать свои вещи к потолку. La Sante была открыта в 1867 году, в числе ее знаменитых узников находились поэты Поль Верлен и Гийом Аполлинер. Тюрьма как была, так и остается местом насилия, разврата и зверств. Слабые заключенные превращаются тут в рабов. Да и охранники не церемонятся с заключенными, применяя жестокие средства. Вероника Вассер описала случай одного заключенного, которого за сопротивление охране бросили в карцер. Через две недели он поступил в лазарет обезвоженным — охрана закрыла ему доступ к воде.

Carandiru. Бразильская же Carandiru считается самой жестокой по условиям пребывания в ней. Тюрьма находится неподалеку от Сан-Паулу. Все знают, что в Бразилии высокий уровень преступности, а в местах лишения свободных все переполнено. Бунты тут жестоко подавляются, так, во время восстания в 1992 году было убито 111 заключенных. В тюрьме есть большие проблемы с обеспечением медицинской помощью, здесь большое распространение получил СПИД. Так, на каждого зараженного ВИЧ обитателя приходится всего пятеро здоровых. Местным заключенным даже иногда отказывают в возможности использовать анестезию при проведении хирургических операциях. Заключенных тут 7500, а сотрудников тюрьмы около 1000. Работают они тут в четыре смены. Жестокая тюрьма просуществовала с 1920 до 2002 года, а в 2003 году вышел кинофильм о событиях в застенках, ранее была написана и книга «Станция Карандиру».

Сан Квентин. В американском штате Калифорния находится тюрьма Сан Квентин, в которой содержатся приговоренные к смертной казни. Комплексу исполнилось уже 150 лет, он был открыт в 1852 году. Сама тюрьма была построена заключенными, которые на время работ жили на специальном корабле. До 1934 года здесь отбывали срок и мужчины, и женщины. По недавним оценкам именно тут наихудшие условия содержания заключенных в США. Сама тюрьма переполнена, сотрудников не хватает, как не достает и врачей, а помещения довольно ветхие и грязные. В 2005 году проведенная проверка показала, что тут работает неквалифицированный медперсонал, который работает в антисанитарии и грешит неверными диагнозами. Комиссия пришла к выводам, что содержание тут заключенных вообще вредно для их здоровья, а для больных — опасно для жизни. Также тюрьма не избежала проблемы с насилием. Еще в 1982 году в ходе бунта серьезные ранения получили 22 заключенных и 4 охранника. Восстание же 2006 года привело уже к гибели двоих и ранении 100 преступников. В тюрьме приводятся в исполнение смертные приговоры, для этого до недавнего времени использовалась газовая камера, ныне она заменена смертельными инъекциями.

La Sabaneta. Знаменитая тюрьма Южной Америки La Sabaneta находится в Венесуэле. В этой стране тюрьмы переполнены, а так как уровень жизни тут довольно низок (около трети всех людей живет за чертой бедности), то и в тюрьме ужасающие условия. Некоторые узники вынуждены даже спать в гамаках, растянутых в коридорах тюрьмы. Здесь на 15 тысяч плановых мест 25 тысяч человек. Однако коррумпированная система позволяет богатым заключенным получать наиболее комфортабельные места. Вообще же здесь приходится всего 1 охранник на 150 заключенных. Неудивительно, что такие жесткие условия приводят к бунтам. Самым известный из них произошел в январе 1994 году, тогда погибло 108 человек. В 1995 году было убито уже 196 заключенных, а 624 было ранено.

Тюрьма Диярбакыр. На юге-востоке Турции в городке Диярбакыр располагается самая известная турецкая тюрьма. По законам страны даже дети могут получить пожизненное заключение. В стране переполнены тюрьмы, а условия не соответствуют никаким санитарным нормам. Все это приводит к регулярным стычкам между заключенными и охранниками. Выступления узников караются при этом самым жестоким образом. В тюрьме Диярбакыр в 1996 году произошло столкновение, которое поспешили назвать «запланированной бойней». Здесь погибло 10 человек, а 23 было ранено. Это стало следствием постоянных избиений тут заключенных, которые, по сути, лишены каких-либо прав. В Диярбакыре нет не только нормального медицинского обслуживания, здесь также отсутствуют какие-либо программы реабилитации преступников.

Тюрьма города Мендос. В аргентинском исправительном заведении города Мендоса часты смертельные случаи — с февраля 2004 года по ноябрь 2005 здесь их зафиксировано 22. В переполненной тюрьме содержится 1600 заключенных, тогда как по проекту их должно было быть всего 600. Здесь обычным делом является сон заключенных прямо на полу. Наблюдатели отмечают, что условия не отвечают никаким нормам. Журналисты отмечают, что в 4 квадратных метрах камеры на полу спит до 5 заключенных. Они вынуждены испражняться в бутылки и полиэтиленовые пакеты. В коридорах и камерах мусор практически не убираются, здесь часто происходит затопление сточными водами.

Тюрьма в Найроби, Кения. Это одно из самых переполненных заведений такого рода в стране. Хотя камеры и рассчитаны на 800 человек, узников тут 3800. В камерах предварительного заключения вместо 50 человек содержится в 5 раз больше. Заключенную испытывают постоянную нужду во всем — начиная от матрацев для сна и заканчивая нормальной медицинской помощью. Высокая влажность воздуха порождает в камерах духоту, неудивительно, что из-за нечеловеческих условий местные заключенные часто умирают или тяжело болеют.

Федеральная тюрьма ADX Florence в американском штате Колорадо. Здесь бытует строгий режим — узники вне камер проводят всего 9 часов в неделю. В каменных застенках люди вынуждены спать, есть и испражняться. Солнечный свет попадает в камеры всего на пару часов в сутки. Отличительной особенностью тюрьмы является абсолютная изолированность друг от друга заключенных, сделано это для того, чтобы они не могли общаться друг с другом. Заведение имеет статус супербезопасного, его еще именуют горным Алькатрасом. Тюрьма была построена в 1994 году, после того как стало понятно, что существующие заведения не в состоянии в полной мере оградить тюремщиков от заключенных. Строительство комплекса обошлось в 60 миллионов долларов. Там 490 мест, в каждой камере стол, стул и койка сделаны из литого бетона.

Популярные мифы

Популярные факты

Популярные советы

Популярные сленг

Posted in Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *