Способен ли любить шизофреник: Любовь и шизофрения — Советы психологов, консультации – Влюбилась в шизофреника… что делать?

Способен ли любить шизофреник: Любовь и шизофрения — Советы психологов, консультации – Влюбилась в шизофреника… что делать?

25.04.2020

Содержание

Не ругайте шизофреника — он живет как может!

От шизофрении не спасают ни здоровый образ жизни, ни «чистая анкета» (без душевнобольных предков). Она непонятна, поэтому пугает. В глазах общества диагноз «шизофреник» — это даже не клеймо, а приговор! Развеять страшные мифы и рассказать правду об этом заболевании мы попросили известных психиатров.

Что это за болезнь?

Михаил ВИНОГРАДОВ, психиатр:

— За словом «шизофрения» скрывается очень много синдромов. От токсической формы (из-за которой люди умирают) до вялотекущей (почти незаметной для окружающих). С бредом и галлюцинациями. Или без них… Но есть дефекты, общие для всех синдромов. У больных постепенно становится разорванным мышление. Выхолащиваются эмоции (до них не достучишься, они равнодушны даже к смерти близких!).

Откуда она приходит?

Федор КОНДРАТЬЕВ, профессор Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского:

— Еще в 1957 году была обещана Нобелевская премия тому, кто разгадает тайну происхождения шизофрении. И до сих пор ее так никому и не вручили. Гипотез много. Основная — «поломка» на генном уровне, которая может передаваться по наследству. Чем больше родственников страдает шизофренией, тем выше для человека риск заболевания. Но он не обречен. Предрасположенность может дремать всю жизнь. А может развиться в болезнь (в результате стресса, травмы, в период возрастного кризиса…). Кстати, наперекор «генетической теории» шизофренией заболевают и те люди, у которых в роду не было больных.

У меня есть собственная гипотеза. Мне кажется, что понять шизофрению поможет кое-что из парапсихологии. Предположим, вокруг нас действительно существует информационное поле. В норме мы от него защищены и не ощущаем. Но если у человека ломается биокомпьютер (мозг) — он начинает воспринимать внешнюю информацию. Этим можно объяснить некоторые симптомы шизофрении: когда больной слышит приказы, чувствует раздвоение личности, что кто-то в голове командует его мыслями, действиями, желаниями…

Она заразна?

Михаил ВИНОГРАДОВ:

— Была одна теория: якобы шизофрению вызывает какой-то вирус. Мол, именно поэтому среди психиатров так много шизофреников — они заражаются от больных! На самом деле причина в другом. Просто в психиатрию часто идут не совсем здоровые люди, которые хотят разобраться в себе и решить свои проблемы. А заразиться шизофренией невозможно.

Все шизофреники опасны?

Федор КОНДРАТЬЕВ:

— По статистике, на долю больных шизофренией приходится меньше одного процента из общего числа преступлений. Поэтому страх перед ними — это предрассудок. Многие шизофреники — милейшие люди: организуют правозащитные организации, благотворительные фонды… Для примера расскажу случай. Один больной шизофренией (еще в советские времена) «почувствовал», что за ним следит КГБ. Чтобы убедить власть в своей преданности, уехал на Крайний Север. Организовал выращивание овощей за Полярным кругом. Получил за это орден Ленина. Руководил его действиями бред, но какую пользу человек принес обществу!

Можно ли сопротивляться безумию?

Федор КОНДРАТЬЕВ:

— Не всегда. Человек может держать себя под контролем, если осознает, что он болен: почувствовав, что с ним что-то не то, — тут же обратиться к врачу. Я наблюдал одного летчика, майора в отставке. У него была хорошая семья: жена, дочь. И вдруг он остро заболел. Играл с дочкой (жена была на работе) и вдруг услышал: «Убей дочь! Убей дочь! Убей дочь!..» Голоса налезали со всех сторон. Он в ужасе побежал на кухню и попытался повеситься (лишь бы не нанести вреда ребенку), но веревка оборвалась. Выпил уксуса, но раствор оказался слабым. Тогда он выбросился из окна с 3-го этажа. С переломами его увезли в хирургию, а потом в психиатрическую больницу. Вылечили. Однажды на рынке он снова услышал голоса. Бросился в диспансер: «Доктор! У меня снова галлюцинации, приказывающие убить дочь! Забирайте меня в больницу!» Но врач уже закончила прием и боялась опоздать на поезд в Симферополь. Она выписала рецептик и сказала, чтобы он пришел в понедельник к другому врачу. А голоса наседали! Он прибежал домой и убил любимую дочь. Был суд. Его признали невменяемым. Когда прошел приступ, бедняга очень страдал. Не мог себе простить, что не настоял на госпитализации. На самом деле он боролся изо всех сил. Виновата врач. За что ее и лишили диплома.

Надо ли бояться уличных сумасшедших?

Михаил ВИНОГРАДОВ:

— Те, кто сам с собой разговаривает и руками размахивает, угрозы не представляют. Опасным больным свойственен подозрительный, злобный взгляд. Они крайне напряжены и молниеносно взрываются. Вот от таких надо держаться подальше.

Когда эта болезнь угрожает больше всего?

Федор КОНДРАТЬЕВ:

— Она возникает в любом возрасте. Но чаще всего в периоды возрастных перестроек организма, когда снижается сопротивляемость: в 14 — 16 лет, в 18 — 20, после 40 лет.

Правда, что все гении — шизофреники?

Михаил ВИНОГРАДОВ:

— Не все. Но среди шизофреников людей одаренных значительно больше, чем среди нормальных. Потому что они видят мир иначе, у них нестандартное мышление. Особенно много больных шизофренией среди математиков, физиков и химиков.

Почему всех душевнобольных не запрут в больницах?

Федор КОНДРАТЬЕВ:

— Всю жизнь держать человека в больнице нельзя. Прошел психоз — надо выписывать. Вероятность того, что у него наступит новый приступ, не больше, чем у нас с вами риск заболеть шизофренией.

Это излечимо?

Федор КОНДРАТЬЕВ:

— Около 25% больных выздоравливают сами по себе (это результат исследования швейцарских ученых). Основной группе больных достаточно иногда подлечиваться, чтобы вести нормальную жизнь. Есть тяжелые больные, которых ни одно лечение не берет. Но и они не безнадежны. Я наблюдал пациента, который 30 лет был в тяжелейшем состоянии, а потом взял и выздоровел!

ЦИФРЫ

В любой стране шизофреники составляют 0,5 — 1% жителей страны. Значит, в России их около 1 миллиона! А всего в мире, по данным ВОЗ, шизофренией больны 24 млн. человек.

Что должно встревожить родителей?

Андрей БИЛЬЖО, известный «мозговед» из телевизионной программы «Итого», психиатр с дипломом, кандидат медицинских наук (тема диссертации «Благоприятные исходы на уровне практического выздоровления при юношеской одноприступной шизофрении»):

— Странности в поведении подростка могут быть продиктованы галлюцинациями или бредом. Например, ребенок может целый час мыть руки из-за страха перед грязью. Иногда болезнь скрывается за доведенным до абсурда увлечением метафизикой, философией, математикой… Настораживает замкнутость. Противостояние родителям. В принципе это нормально для подростка, но мы говорим о крайних формах: когда ребенок убегает из дома, спит на чердаке, родители его не просто раздражают, а вызывают ненависть, отвращение, вспышки агрессии. Все это поводы для обращения к врачу.

КСТАТИ

Есть предположение, что шизофрения передается через поколение, чаще — по материнской линии. Если болен один из родителей, риск развития шизофрении равен 25%, если оба — 50%.

Шизофрения как ненависть к своей личности

Наверное, одна из самых подробных и понятных статей о природе шизофрении. Почему эти люди столь эмоционально «тусклы»? Почему у них такой гипертонус мышц, а лица словно заморожены? Почему их поведение может быть столь разным? Как им удается не спать несколько суток подряд и к чему это приводит? Если ли у них сила воли, насколько она сильная и на что направлена? Нужно ли с ними говорить о детстве и готовы ли они к этому? Кто они — дети, взрослые? Как они рисуют фигуру человека? Выше ли среди них процент самоубийств?

Статья «Психологическая теория шизофрении». Автор: Линде Николай Дмитриевич
Источник: b17.ru

Преамбула. Эта статья была опубликована впервые в 2000 году в «Журнале практического психолога» и, несмотря на некоторую ее наивность и недостаточную доказательность, и прошедшие 14 лет, я до сих пор считаю, что в ней отражены принципиальные закономерности, что я прав в главном. Что причина шизофрении — в невыносимых патогенных эмоциональных состояниях. Что ключевым фактором является отказ от самого себя и свободы воли. Медицинская теория шизофрении так и не была создана.

Особенно мне нравится мое же объяснение происхождения начальных галлюцинаций и бреда у шизофреников через компенсаторную теорию сновидений. А также объяснение того, почему нейролептики снимают плюс-симптомы и не снимают минус-симптомы.

СУТРА О ШИЗОФРЕНИИ

Тот, кто отказывается от свободы воли — умалишенный, а тот, кто отрицает ее – глупец. Фридрих Ницше

Шизофрения остается до сих пор одним из самых загадочных для медицины и трагических для индивида заболеваний. Подобный диагноз звучит как приговор, поскольку «всем известно», что шизофрения неисцелима, хотя, как пишет известный американский психиатр Э. Фуллер Торри, у 25 процентов больных в результате медикаментозного лечения происходит значительное улучшение состояния, а у еще 25 процентов состояние улучшается, но им требуется постоянный уход [9]. Этот же автор, однако, признается, что на настоящий момент не существует сколько-нибудь удовлетворительной теории шизофрении, а также совершенно неизвестен принцип воздействия антипсихотических препаратов, тем не менее он совершенно убежден, что шизофрения — это заболевание головного мозга, более того он достаточно точно указывает на основную область мозга, которая поражается при этом заболевании. А именно — лимбическая система, как известно, прежде всего ответственная за эмоциональные состояния человека.

Такой важнейший симптом шизофрении как «эмоциональная тупость», свойственный всем без исключения ее разновидностям, отмечают все психиатры (см., например, [8] ), тем не менее это не наталкивает медиков на предположение о возможной эмоциональной причине шизофренических заболеваний. Более того, в основном, исследованию подвергаются характерные когнитивные нарушения (бред, галлюцинации, деперсонализация и т.д.). Гипотеза о том, что причиной столь впечатляющих и пугающих симптомов могут быть эмоциональные нарушения, всерьез не рассматривается, именно потому, что больные шизофрениейпроизводят впечатление эмоционально бесчувственных людей. Прошу прощения, что я буду в дальнейшем пользоваться не вполне научным термином «шизофреник».

Выдвигаемая теория базируется на идее о том, что в основе подавляющего большинства заболеваний шизофренией лежат тяжелейшие эмоциональные проблемы личности, состоящие прежде всего в том, что больной шизофренией сдерживает (или подавляет) такие сильные чувства, которые его личность (медик бы сказал «нервная система») не в состоянии выдержать, если они актуализируются в его теле и сознании. Они настолько сильны, что о них просто необходимо забыть, любое прикосновение к ним причиняет невыносимую боль. Именно поэтому психологическая терапия шизофрении пока еще приносит больше вреда, чем пользы, поскольку она задевает эти «похороненные» в глубине личности аффекты, что вызывает новый виток шизофренического отказа признавать реальность.

Я не случайно сказал об актуализации чувств в теле, не только психологи, но и медики не станут отрицать, что эмоции являются теми психическими процессами, которые наиболее сильно влияют на физическое состояние человека. Эмоции вызывают не только изменение электрической активности мозга, расширение или сужение сосудов, выделение в кровь адреналина или других гормонов, но и напряжение или расслабление мускулатуры тела, учащение дыхания или его задержку, усиление или ослабление сердцебиения и т.д., вплоть до обморока, инфаркта или полного поседения. Хронические эмоциональные состояния могут вызывать серьезнейшие физиологические изменения в организме, то есть вызывать те или иные психосоматические заболевания, или, если эти эмоции позитивны — способствовать укреплению здоровья человека.

Глубочайшим исследователем человеческой эмоциональности был знаменитый психолог и психиатр В.Райх [6]. Он считал чувства и эмоции прямым выражением психической энергии личности. Описывая шизоидный характер он прежде всего указывал на то, что все чувства и энергия такой личности заморожены в центре тела, они сдерживаются хроническим мышечным напряжением. Следует отметить, что отечественные учебники по психиатрии [8] также указывают на особую мышечную гипертензию (перенапряжение), наблюдаемую у шизофреников всех типов. Однако отечественная психиатрия не связывает этот факт с подавлением чувств и также не может объяснить феномен эмоциональной тупости шизофреников. В то же время этот факт понятен, если учесть, что эмоции полностью подавлены, причем настолько, что сам «больной» не способен контактировать со своими собственными чувствами, иначе они слишком опасны для него.

Если это так, то можно предположить, что эти чувства на самом деле так сильны, что контакт с ними крайне опасен для самой личности, что больной не в силах справиться с ними, если даст им волю, то есть актуализирует их в своем теле здесь и теперь, то есть позволит им проявиться.

Этот вывод подтверждается на практике. Осторожно беседуя с такими больными, находящимися в состоянии ремиссии, можно выяснить, что их чувства, которые они не осознают (они сами ощущают себя бесчувственными) на самом деле имеют совершенно невероятную для «нормального» человека силу, они характеризуются буквально космогоническими параметрами. Например, одна молодая женщина призналась, что сдерживаемое ею чувство можно охарактеризовать как крик такой силы, что если его выпустить на волю, то он может «как лазером срезать горы»! Когда же я спросил, как она может сдерживать такой силы крик, она сказала: «Это моя воля!». «На что же похожа твоя воля?» — спросил я. «Если можно представить лаву в центре Земли, то вот это — моя воля», — был ответ.

Другая молодая женщина также отмечала, что основное подавленное ею чувство похоже на крик, когда я предложил ей попробовать освободить его, то она поинтересовалась с некоторым «черным» юмором: «А землетрясения не будет?» Обе они вспоминали, что их матери в детстве постоянно и жестоко избивали их, требуя абсолютного подчинения. Удивительно, но большинство шизофреников, как будто сговорились, они все указывают начрезвычайно жестокое обращение с собой со стороны матери (иногда отца) и на родительское требование абсолютного подчинения.

На факт жестокого обращения с шизофрениками в детстве указывали и другие психологи и психиатры, с которыми я обсуждал данную тему. Например, известный психолог и психотерапевт Вера Лосева (устное сообщение) высказывалась в том смысле, что шизофрения происходит в тех случаях, когда родители совершили по отношению к ребенку что-то жестокое, и основная задача терапевта — помочь больному психологически отделить себя от родителей, что приводит к исцелению.

Но указания на силу эмоций и жестокость явно недостаточно, необходимо понять характер этих эмоций. Очевидно, что это не позитивные эмоции, это прежде всего ненависть к самому себе, о чем он также достаточно спокойно может сообщить психологу. Шизофреник ненавидит собственную личность и разрушает себя изнутри, мысль о том, что можно любить себя, кажется ему поразительной и неприемлемой. Одновременно это может быть и ненависть к окружающему миру, поэтому он по сути прекращает всякие контакты с реальностью, в частности с помощью бреда.

Откуда же берется эта ненависть?

Материнская жестокость, против которой ребенок внутренне протестует, тем не менее становится самоотношением ребенка, причем проявляется это именно в период юношества, то есть когда ребенок начинает уже не подчиняться родителям, а сам управлять собой и своей жизнью. Это происходит от того, что он не знает других способов управления собой и другого варианта самоотношения. Он также требует от самого себя абсолютного подчинения и применяет к себе абсолютное внутреннее насилие. Я спросил одну девушку, имевшую подобные симптомы, понимает ли она, что обращается с собой так же, как это делала с ней ее мать. «Вы ошибаетесь,- с кривой улыбкой ответила она, — я обращаюсь с собой гораздо более изощренно».

На западе известна теория о холодной и гиперсоциализирующей матери, как причине последующей болезни ребенка, однако, дальнейшие «научные» исследования не подтвердили эту гипотезу [9,10]. Почему? Да очень просто: большинство родителей скрывают факты своего неадекватного отношения к ребенку, тем более, что это было в прошлом, скорее всего они и сами обманывают себя, забывая то, что было. Сами шизофреники свидетельствуют, что в ответ на их упреки в жестокости, родители отвечают, что ничего подобного не было. В глазах медиков правы, конечно же родители, они же не сумасшедшие! (Одну мою знакомую держали в больнице и «кололи» ей сильные лекарства, до тех пор, пока она не поняла, что ее не выпустят, если она не откажется от своих воспоминаний о садистском поведении родителей. В итоге, она призналась, что была не права, что родители ни в чем не виноваты, и ее выписали…)

Portrait of a Lady and Her Daughter by Bruyn the Elder. Circa early 1530’s.

Другая слабость этой теории состоит в том, что она не объясняет каким образом, холодность и гиперсоциализация приводят к шизофрении. С нашей точки зрения истинная причина одна — невероятной силы ненависть шизофреника к самому себе, полное подавление своих чувств, и стремление к абсолютному подчинению абстрактным принципам (то есть отказ от свободы воли и спонтанности), которая проистекает из требований абсолютного подчинения со стороны родителя.

Психологические причины болезни могут порождаться не только жестоким отношением родителей в детстве, но и другими факторами, что объясняет ряд других случаев. Например, мне известен случай, когда шизофрения возникла у женщины, которая в детстве скорее была избалована родителями. До пяти лет она была настоящей королевой в семье, но потом родился брат… Ненависть к брату (потом к мужчинам вообще) переполняла ее (см. теорию Адлера о роли порядка рождения ребенка в семье [11]), но она не могла выразить ее, опасаясь совсем потерять любовь родителей, и эта ненависть обрушилась на нее саму изнутри…

К.Юнг приводит случай [12], когда женщина заболела шизофренией после того, как по сути дела убила своего ребенка. Когда Юнг сказал ей правду о том, что произошло, после чего она выплеснула подавленные чувства в совершенно ошеломившей его истерике, этого оказалось достаточно для ее полного выздоровления. Дело было в том, что в юности она жила в некоем английском городе и была влюблена в красивого и богатого молодого человека. Но родители ей сказали, что она слишком высоко метит и по их настоянию она приняла предложение другого вполне достойного жениха. Она уехала (видимо в колонии) там родила мальчика и девочку, жила счастливо. Но однажды к ней в гости приехал друг, который раньше жил в ее родном городе. За чашкой чая он рассказал ей, что своим замужеством она разбила сердце одному его приятелю. Оказалось, что это был тот самый богатый и красивый, в которого она была влюблена. Можете представить себе ее состояние. Вечером она купала в ванночке, дочку и сына. Она знала, что вода в этой местности могла быть заражена опасными бактериями. Почему-то она не помешала одному ребенку попить воду из ладошки, а другому пососать губку… Оба ребенка заболели и один умер…После чего она и поступила в клинику с диагнозом «шизофрения». Юнг сказал ей после некоторого колебания: «Вы убили своего ребенка!» Взрыв эмоций был ошеломляющим, но через две недели ее выписали как совершенно здоровую. Юнг наблюдал ее еще в течение 9 лет, и никакого рецидива болезни больше не было.

Совершенно очевидно, что эта женщина возненавидела себя за то, что отказалась от любимого, а потом за то, что способствовала смерти собственного ребенка и окончательно сломала собственную жизнь. Она не могла вынести эти чувства, легче было сойти с ума. Когда невыносимые эмоции вырвались наружу, разум к ней вернулся.

Мне известен случай молодого мужчины, больного параноидальной формой шизофрении. Когда он был маленьким, его отец (дагестанец) срывал иногда с ковра висевший на нем кинжал, приставлял к горлу мальчика и кричал: «Зарежу, или ты меня послушаешься!» Когда этому больному предложили нарисовать человека, который опасается кого-то, то в этом рисунке по фигуре и деталям можно было безошибочно узнать его самого. Когда же он нарисовал того, кого этот человек боится, то его жена безошибочно узнала в этом портрете отца больного. Однако он сам этого не понял, более того, на уровне сознания, он боготворил своего отца и говорил, что мечтает подражать ему. Более того, он сказал, что если его собственный сын сворует, то он лучше сам его убьет! Интересно также, что когда с ним обсуждалась тема сдерживания страданий, терпения, то он сказал, что по его мнению «мужчина должен терпеть до полного умопомрачения!».

Эти примеры подтверждают эмоциональную природу данного заболевания, но естественно не являются окончательным доказательством. Но теория обычно всегда забегает несколько вперед.

В психологии известна другая психологическая теория шизофрении, принадлежащая философу, этнографу и этологу Грегори Бейтсону [1], это концепция «двойного зажима». Говоря кратко, суть ее сводится к тому, что ребенок получает от родителя два логически несовместимых предписания (например, «если ты сделаешь это — я накажу тебя» и «если ты не сделаешь это — я накажу тебя»), единственно, что ему остается — это сойти с ума. При всей важности идеи «двойного зажима», доказательность этой теории мала, она остается чисто умозрительной моделью, неспособной объяснить те катастрофические нарушения мышления и восприятия мира, которые происходят при шизофрении, если только не принять, что «двойной зажим» вызывает глубочайший эмоциональный конфликт. Во всяком случае психиатр Фуллер Торри просто издевается над этой концепцией [9, стр.219], как впрочем, и над другими психологическими теориями. Все эти теории, к сожалению, не могут объяснить происхождения шизофренических симптомов, если не учесть силу переживаемых больным скрытых эмоций, если не учесть, направленную на самого себя силу саморазрушения, степень подавления любой спонтанности и непосредственной эмоциональности.

Перед нашей теорией стоят те же задачи. Психиатры потому и не верят в психологические теории шизофрении, что они не могут представить, что подобные психические нарушения могут происходить не в разрушенном мозге, они не могут представить, что нормальный мозг может порождать галлюцинации, и человек может в них верить. На самом деле, это вполне может происходить. Искажения картины мира и нарушения логики происходили и происходят у миллионов людей прямо на наших глазах, как показывает практика нацизма и сталинизма, практика финансовых пирамид и т.д. Средний человек способен поверить во что угодно и даже «увидеть» это собственными глазами, если этого очень! хочется. Ажиотаж, страсть, дикий страх, ненависть и любовь заставляют людей верить в свои фантазии как в реальность или хотя бы подмешивать их к реальности. Страх заставляет всюду видеть угрозы, а любовь — в толпе вдруг видеть свою любимую. Никого не удивляет, что все дети проходят период ночных страхов, когда простые предметы в комнате кажутся им какими-то зловещими фигурами. Увы, взрослые люди также способны принимать свои фантазии за действительность, причем процесс подмены происходит совершенно бесконтрольно, но для того, чтобы это произошло, нужны сверхнормальные отрицательные эмоции, сверхнормальное напряжение.

Не случайно замечено, что перед началом заболевания определенный период времени будущие больные практически не могут спать. Попробуйте не поспать две ночи подряд — как вы будете мыслить после второй ночи? «Шизофреники» перед дебютом заболевания не спят неделю, порой 10 дней… Если экспериментально будить человека в момент наступления быстрого сна, когда он и видит сны, то через пять дней он начинает видеть галлюцинации! наяву! Это явление прекрасно объясняется теорией сновидений З.Фрейда. Он показал, что во сне люди видят свои собственные нереализованные желания. Если данная компенсаторная функция сновидений отключена, то компенсация происходит в форме галлюцинаций. Только здоровый человек, участвующий в эксперименте, понимает, что эти галлюцинации являются продуктом его собственной психики. Больной человек, измученный страданиями, принимает образы галлюцинаций за реальность!

Мой клиент, больной маниакально-депрессивным психозом (я его не лечил, а только консультировал), был потрясен, когда я рассказал ему эту концепцию! Оказывается, перед дебютом болезни он не спал 11 дней без перерыва! Никто ему не сказал ничего подобного, хотя он лежал в психиатрической клинике четыре раза!

Вспомним, кстати, знаменитый фильм «Игры разума», созданный на основе реальных фактов. В нем гениальный математик, больной параноидальной формой шизофрении, вдруг (через 20 лет) понимает, что один персонаж из его галлюцинаций – действительно является продуктом его собственной психики (девочка, которая так и не повзрослела)! Когда он понял это, то сумел преодолеть свое заболевание изнутри самого себя!

Но «шизофреники» не спят не просто так, от нечего делать, они крайне возбуждены и напряжены, их обуревают чувства, с которыми они борются, но не в силах их победить. Например, одна женщина «сошла с ума» уже в зрелом возрасте после развода с мужем, который она переживала до такой степени, что полностью поседела. Кроме того, «почва» уже была подготовлена тем же стандартным способом — в детстве мать ее постоянно избивала и требовала абсолютного подчинения, а горячо любимый отец был депрессивным пьяницей. Мать говорила: «Ты вся в этого Сидорова!» Так вот, перед тем, как у нее начался острый психотический приступ, она не спала подряд примерно неделю!

Суммируя вышесказанное можно свести причины шизофрении к трем основным факторам:

1. управление собой с помощью абсолютного насилия, отказ от спонтанности и непосредственности;

2. невероятной силы ненависть к самому себе, к своей личности;

3. подавление всех чувств и чувственного контакта с реальностью.

Приоритет в образовании шизофрении должен безусловно быть отдан первому принципу. Отказ от спонтанности, следования внутренним непосредственным импульсам и желаниям происходит от того, что в детстве ребенок научился только слушаться родителя и подавлять себя, не доверять себе. Управление собой подобным образом приводит к механичности существования, подчиненности абстрактным принципам, постоянной напряженности и самоконтролю. Именно поэтому все чувства «загоняются» вглубь личности и контакт с реальностью прекращается. Теряется всякая возможность получения удовлетворения от жизни, поскольку непосредственное переживание не допускается. Предложение управлять собой как-то по-другому, более мягко, вызывает непонимание или активное сопротивление, типа: «А как же я заставлю себя делать то, что мне не хочется?»

Однако, это относится скорее к состоянию ремиссии, во время психотического приступа природа как бы берет свое, создавая ощущение абсолютной свободы и безответственности. Неумолимая внутренняя воля, обычно подавляющая любую спонтанность, ломается, и поток безумного поведения приносит определенное облегчение, он является скрытой местью жестокому родителю и позволяет реализовать запретные импульсы и желания. По сути это единственный способ расслабиться, хотя в другом варианте психоз может проявляться и как супернапряжение — захват всего существа жестокой волей, которая служит проявлением беспредельного упрямства (или страха) ребенка и в этом смысле тоже местью, но другого рода.

Приведем пример, взятый из книги Д.Хелла и М.Фишер-Фельтен «Шизофрении» — М., 1998, стр.61 : «Доротея Бук сообщает в своей публикации: «В самом начале первого приступа болезни, при появлении еще слабых внутренних импульсов я сделала вывод: моя воля заключается не в том, чтобы хотеть, а в том, чтобы подчиниться, т.е. я была заодно со своим психозом, а не гребла против течения. Поэтому психоз как ощущение утраты самоконтроля не вызывал во мне страха».

Из этого отрывка явственно видно, что «шизофреник» стремится подчиниться психозу, что его воля направлена на подчинение, как это было, видимо, в детстве. Одновременно психоз позволяет избавиться от самоконтроля, что тоже очень желательно для «больного». То есть приступ – это и болезненное подчинение, и протест одновременно. В разговоре с

Евгений Жовнерчук — Шизофреники повсюду, или Как отличить причуды от болезни

Почему вы скажете, что он прикидывается? Ведь поступки-то он при этом хорошие совершает. Совершать-то он совершает, только это у него делается из сугубо эгоистичных побуждений. А если бы вы увидели любовь шизофреника настоящую, то поразились бы ее вычурности. Так как представления о любви у него совсем иные, нежели у нормального человека. Чтобы понять, что такое любовь шизофреника, необходимо взглянуть на рисунки шизофреника, которые могут охарактеризовать его причудливый внутренний мир. И ужаснуть вас до глубины души.

Никогда не видели рисунки больных шизофренией? Преувлекательнейшие образы, я вам скажу. Но очень вычурные и страшные. Холодные. И любовь там, как у Снежной королевы. Эгоистично-кривая. Не как у людей. После таких любовных объятий кажется, что не отогреешься и умрешь от переохлаждения. Краски не естественные, образы не живые. Узоры не натуральные. В общем, абстракция одна малопонятная.

Но давайте все-таки оторвемся от привлекательных причудливых картин шизофреников и вернемся к очаровательной и притягательной любви. Любовь — это же небольшое сумасшествие, буря чувств. Это бессонные ночи и слезы в подушку. Это необдуманные поступки. Это томные, мучительные, сладостные страдания. И все это у нормального человека. А что же у больного?

А у него и без чувств сумасшествия с душевными страданиями, муками и слезами и так полно. Только со знаком минус. И некуда втиснуться положительным страданиям от нормальной любви. Ведь не может он испытывать нормальные чувства, так как разобщены у него в голове психические процессы и к тому же в придачу эмоциональный дефект присутствует с дыркой от бублика вместо переживаний.

Запомните раз и навсегда. Шизофреник может любить! Но только себя. Если шизофреник любит, значит это не шизофреник, а попросту его младший брат шизоид. Хоть это и странно, но факт. Так что, перед тем как влюбиться в шизофреника, сначала спросите себя: альтруист я в любви или нет? Нужна ли мне отдача? Или моей любви хватит на нас двоих? Если хватит, то спросите, надолго ли? Ведь любовная лодка будет постоянно наталкиваться на камни эгоизма шизофреника. И ваша лодка сначала даст течь, а после очередного камня — пробоину. И тут уже лодка пойдет ко дну. И из нее первый выпрыгнет шизофреник и поплывет к берегу. А вас оставит тонуть в пробитом им корыте.

Для примера хочется привести один случай из жизни. Жил да был один молодой, высокий, красивый человек. Очень уж нравился женщинам, которые от него теряли голову, влюблялись в него и сразу же выходили замуж и детей от него, конечно, рожали, ведь он такой красивый. Но была у этого мужчины одна удивительная особенность, из-за которой впоследствии у него происходили разводы. Потому что его жены постоянно бросали. А странность его заключалось в том, что он как страсть любил в доме, где живет, обставлять домашней обстановкой подъезд. Как только жена его не уговаривала и не ругала. Как только она не просила денег на одежду ребенка или продукты. Все шло на обустройство подъезда. Да не просто он выносил на лестничную площадку какие-нибудь там ненужные просиженные диваны со сломанными стульями и засаленными картинами на выброс, а прямо-таки новые вещи, только что в магазине купленные. И ведь паразит-то какой, как делал, ладно бы свою лестничную площадку обустроил и успокоился, а то ведь и другие этажи турецкими коврами да диванами укомплектовывал. И цветы все из дома в подъезд, и плазменный телевизор на каждый этаж, и другие приятные предметы интерьера по углам и подоконникам расставлял. А в своей квартирке, где жена и дети, только обои в цветочек и старое барахло с кроватями. И невдомек было его женам знать, что больной он вовсе. Что у психиатра он наблюдается и что шизофрения поселилась в его голове. Так, просто это за причуды принимали. И поначалу не обращали внимания, думали, мало у кого каких странностей не бывает. А может, думали, что хобби у него такое. А в итоге нарушение мышления оказалось и вычурность идей налицо. Вот жены то его потерпят, потерпят, да через пару лет и сбегут от него. Вот так он и женился с завидной периодичностью в несколько лет, а то и раньше бывало.

А был другой случай. Одна женщина жила в браке с мужчиной, и дети были, и жили не тужили до поры до времени. Когда в один прекрасный денек не проснулась она в постели у себя дома в ужасно беспокойном состоянии. Почудилось ей, а точнее, даже не почудилось, а появилась твердая уверенность, что она стала счастливой обладательницей уникального дара, ясновидения. И что теперь она может предсказывать будущее и исцелять людей. И будущее ей казалось каким-то ужасным. То в голове голос заявит, что намечается теракт какой крупный, и она, сломя голову в спецслужбы заявляет об этом, то кто-то из соседей должен неизлечимой болезнью заболеть, и она, обладательница исцеляющего дара, за умеренную плату это злодеяние судьбы может предотвратить. И так ловко ей удавалось манипулировать своими болезненными переживаниями, что окружающие люди стали ей верить и деньги носить и благодарить всячески. Конечно, муж поначалу обрадовался такому повороту жизненных событий и начал было пристраивать волшебным способом заработанные деньги. Как вдруг стал замечать, что жена изменилась по характеру. Стала тревожной, ночью ее мучили кошмары с видением катастроф и аварий. Перестала следить за домашним хозяйством, забросила воспитание детей. Погрузилась в себя. И самое обидное, перестала выполнять супружеский долг. И вот когда дело докатилось до этого, то переубедить жену в ее ошибочных заблуждениях он не смог, и заставил он ее обратиться к психиатру, который поставил ей диагноз «шизофрения» и направил на лечение. После лечения дар, конечно, пропал и интерес к родным стал потихоньку возвращаться. И еще хотелось бы отметить, что ее коммерческая жилка не угасла. Узнав о своем диагнозе, она быстренько оформила инвалидность и пробила себе хорошую пенсию. Вот ведь как бывает в жизни. Нет худа без добра. А точнее, добра без худа.

Вот такие заманчивые перспективы рисует нам оголтелая любовь к шизофренику.

Поэтому если любить шизофреника, то надо вступить на тропу самопожертвования. И не рассчитывать на какую-либо отдачу. Любить только для себя. И не надеяться на взаимность. Хоть вам будет казаться, что ваша любовь сможет растопить ледяную душу и он все-таки в вас влюбится. Этот номер мог бы пройти с не любившим вас дотоле нормальным человеком. Так в жизни порою бывает, один любит страстно, и другой начинает что-то там чувствовать. Но запомните раз и навсегда, что с шизофреником такой номер не пройдет. Он будет любить только себя.

Могу дать еще одно предостережение. У шизофреника бывает такое болезненное состояние, когда он похож на влюбленного человека. Но при этом у него возникает любовь наоборот. Называется это состояние «бред любовного очарования». Это когда наш герой-любовник начинает не сам испытывать чувство любви, а, наоборот, от другого, ни о чем не подозревающего и вообще никогда в жизни не видевшего этого шизофреника человека. Он становится уверенным, что в него влюбился другой «нормальный» человек. А тот человек живет себе, на работу ходит и в ус не дует и не догадывается о таком знаменательном событии в своей жизни. И вообще не подозревает, что он «влюблен» в постороннего человека. А вот когда такой товарищ шизофреник начинает свое преследование мнимого «влюбленного», вот тогда-то нормальный человек и вкушает прелести шизофренической любви. Оказывается, что шизофреник готов снизойти до вас, так как он уверен, что вы в него «втюрились» по уши. И никакие ваши разубеждения не подействуют, что, мол, я вас первый раз в жизни вижу и отстаньте от меня, пожалуйста. Но не тут-то было. Подкарауливание в подъезде и банальная слежка покажутся вам невинными шалостями по сравнению с теми преследованиями, которые шизофреник может устроить, включившись в переписку с вашим начальством и подавая жалобы во все существующие инстанции, включая прокуратуру и суд, о том, что вы так сильно любите, а виду не подаете. Вот тогда и приходит полное осознание, что такое любовь шизофреника. Но уже, увы, поздно пить боржоми. Приходится довольствоваться валерьяночкой и феназепамом. И самое простое в таком случае — это уехать куда подальше или больного на недобровольное лечение отправить. Хотя есть вероятность, что это не поможет и придется изрядно попотеть, чтобы от вас такой герой-любовник отстал. Ведь пока он не влюбится своей странной любовью наоборот в другой объект вожделения, вам покоя точно не будет. Так что будьте начеку, товарищи мужчины и женщины, любовь штука опасная даже у больных шизофренией.

Как не вступить в брак с шизофреником?

В нашей хорошей стране медицинскую справку от потенциального супруга-супружницы можно требовать только по подозрению в наличии венерического или генетического заболевания, ВИЧ-инфекции, и все. И то если есть на это веские подозрения и моральные основания. А шизофреник ты или нет, органы ЗАГСа этот вопрос не интересует. Вот и решайте тут сами, и проявляйте свободу волеизъявления в полную, так сказать, силу. Вкушайте ягоды демократии большой красивой ложкой. И мучайтесь сами из-за своего выбора прямо до дня развода, как сапер, ошибясь один раз.

Шизофрения: когда начать беспокоиться?

Спустя полгода после своего 17-летия Юля отказалась выходить из своей комнаты: ей стало казаться, что другие читают ее мысли и строят козни против нее. На все расспросы она сквозь зубы отвечала, что все в порядке. Родители думали, что дочь страдает от разрыва с молодым человеком, и надеялись, что именно этим объясняются странности в ее поведении. Лишь когда Юля начала слышать голоса в пустой комнате (она подозревала, что где-то установлен таинственный передатчик, который их посылает), в момент просветления она сама сказала себе, что это ненормально…

«Когда мы думаем о сумасшествии, чаще всего мы представляем человека с шизофреническим расстройством, — рассказывает психолог Филип Зимбардо. — Шизофрения — это расстройство психики, при котором сознание распадается на фрагменты, мышление и восприятие искажаются, а эмоции притупляются».

Запускает болезнь, как правило, сильный стресс, другое серьезное заболевание или атмосфера в семье

Болезнь может начинаться постепенно, и ее первые признаки легко спутать с кризисом переходного возраста. Тем более что медицинские исследования (МРТ, анализ крови) шизофрению не выявляют. Она может принимать более или менее серьезные формы. Кто-то будет погружаться все глубже в болезнь и проведет большую часть жизни в больнице. У других симптомы ослабеют настолько, что они смогут вести самостоятельную жизнь, работать. Чтобы успешно противостоять болезни, важно как можно лучше ее понять. Мы попросили экспертов ответить на вопросы, которые беспокоят родителей больше всего.

Каковы основные симптомы?

Шизофрения часто впервые проявляется между 15 и 25 годами. Замкнутость, неспособность действовать, трудности в общении, перепады настроения — некоторые симптомы шизофрении действительно напоминают проявления подросткового кризиса. Но нет причин серьезно беспокоиться, пока отсутствуют галлюцинации, бред и нарушения речи.

Галлюцинировать — значит воспринимать (видеть, слышать или ощущать) то, что не существует, но кажется реальным. «Галлюцинация возникает из-за того, что некоторые свои неприятные мысли или чувства человек воспринимает как нечто ему не принадлежащее, отдельное от него, и они принимают форму тревожных видений или голосов», — объясняет клинический психолог Татьяна Воскресенская. Например, человек с тяжелым чувством вины может в галлюцинациях видеть банду мучителей (символизирующих наказание), которые хотят его похитить.

Обычные странности подростка? Но если они продолжаются много месяцев подряд, можно предположить болезнь

Бред — ложные представления, которые сохраняются, несмотря на факты, свидетельствующие об обратном (так, Юля объясняла свои «голоса» существованием «передатчика»). И, как ни парадоксально, это тоже попытка самоисцеления.

«Усилием воображения подросток создает для себя картину мира, более понятную и менее болезненную, чем реальная, — рассказывает психиатр и психотерапевт Сергей Медведев. — Это способ справиться с ситуацией, которая для него непереносима. И хотя этот способ не слишком хорош и лишает его возможности приспособиться к окружению, другого у него в этот момент просто нет».

Психиатр Игорь Макаров в «Лекциях по детской психиатрии» рассказывает о подростке, к которому по ночам приходили «динозавры и бегемоты, с красными рогами, красными зубами. «У них зверские голоса… дикие… И они говорят, чтобы я с кем-нибудь поссорился, с мамой подрался…» Бред помогает больному «связать свою тревогу с каким-то объектом, найти ей объяснение и тем ее хотя бы немного успокоить», — уточняет Татьяна Воскресенская.

И наконец, во время острых состояний наблюдаются нарушения речи. Связность высказываний утрачивается. «Шизофреник общается с воображаемыми персонажами по поводу воображаемой ситуации и не способен внятно рассказать, что с ним происходит», — рассказывает Татьяна Воскресенская. Также больные изобретают новые слова, наделяя их смыслом, который понятен им одним. Однако у больных бывают моменты относительного покоя, когда они легче вступают в диалог.

Откуда берется шизофрения?

Мы вынуждены признать: точных причин болезни никто не знает. Выдвигаются три гипотезы.

Первая — генетическая. «Риск оказаться шизофреником возрастает, если это расстройство есть у кого-то из близких родственников», — утверждает исследователь шизофрении Ирвинг Готтесман. Но дело тут не только в наследственности. Запускает болезнь, как правило, сильный стресс, другое серьезное заболевание или атмосфера в семье — болеющий родственник, общаясь с ребенком, может передавать ему свои страхи и особенности поведения.

Вторая — биологическая. С точки зрения биологии подростковый возраст — период, когда перестраиваются мозговые структуры. Одни нейронные связи возникают, другие исчезают. «Возможно, у некоторых подростков происходят «аварии», которые нарушают способность справляться с напряженными ситуациями и сильными чувствами, — поясняют психиатры Ракель Гур и Годфри Перлсон. — Но они могут просто сопровождать болезнь, а причина ее — в чем-то другом».

Третья гипотеза — психоаналитическая. Cогласно ей, «к болезни склонны те, кто бессознательно воспринимает себя как часть материнского тела, — поясняет психоаналитик Виржини Меггле. — Такой человек неспособен справляться с ситуациями, символически представляющими отделение от родителей: экзамен в школе, развод, сексуальные фантазмы, потеря близкого человека. Они травмируют его и могут спровоцировать начало болезни».

«Я должен помнить, мой сын и его болезнь — это не одно и то же» 

Александр, отец 23-летнего Николая: «Я плохо уживаюсь с болезнью моего сына. То, что он переносит, — невыносимо, и то, чему он подвергает своих родных, тоже невыносимо. Шизофрения искажает отношения: мне необходимо как-то отделять своего ребенка от его болезни. Но он-то этого различия не делает: «Это нормально, что я не прибираюсь у себя в квартире: я болен. Это нормально, что я тебе звоню по восемь раз за рабочий день или что я никогда не отвечаю на оставленные тобой сообщения: я болен». Чтобы выстоять перед этим, надо помнить, что мы хотели этого ребенка, что он не сводится только к своей болезни, что это сын, брат, внук…

Чтобы держаться, я собирал информацию о болезни, лечении. Но в конечном итоге я мало что знаю. Это ситуация, к которой я никогда не привыкну и которую нельзя изменить. У меня есть ребенок. Он живет. Он без конца к нам обращается. Он не знает отдыха и не дает нам передышки. Я попытался поставить между ним, болезнью и собой какой-то барьер, который как-то ограждал бы и семью, и его самого: например, прежде чем отправить ответ на его сообщение, я его долго обдумываю, стараюсь оценить то, что он мне говорит, в зависимости от состояния, в котором он, по моему представлению, находится.

Мы ведь никогда не можем влезть в голову другому, особенно тому, кто страдает психическим заболеванием. Я не на его месте и отказался от попыток встать на его место. Иногда мне кажется, что он понимает меня лучше, чем я его. Это ужасно. У меня ни в чем нет уверенности… Единственное, что мне известно, это что любовь — лучшее лекарство. Я стараюсь сохранить ее и любить своего сына».

Винить ли наркотики?

Почти каждый пятый из 18–24-летних сообщает, что его знакомые употребляют наркотики. Но численность больных шизофренией, по данным Всемирной организации здравоохранения, остается стабильной и одинаковой во всех странах (примерно 1% населения, что соответствует почти полутора миллионам человек в России). Многие из них никогда не употребляли наркотических веществ. Однако наркотики, в том числе курение марихуаны, могут ускорять развитие болезни и влиять на частоту и тяжесть рецидивов, что признает большинство психиатров.

«Даже легкие наркотики снижают барьер между сознанием и бессознательным, и оттуда прорываются пугающие импульсы. В некоторых случаях это провоцирует болезнь», — подчеркивает Татьяна Воскресенская.

Делает ли болезнь человека опасным?

«Опасность больных шизофренией сильно преувеличена, — уверен Сергей Медведев. — Если они попадают в криминальные ситуации, то чаще в качестве жертвы». Шизофреник гораздо опаснее для себя самого, чем для других. Склонность к насилию может появиться у него главным образом под действием болезненных галлюцинаций — например, когда он начинает думать, что перед ним не его отец, а демон. В моменты острого кризиса шизофреник не отдает себе отчета в тяжести своего состояния. Иногда необходима временная госпитализация, чтобы защитить человека от него самого, избежать попыток самоубийства.

К кому обращаться?

«Имеет смысл выбрать опытного специалиста, того, кому вы будете доверять, — рекомендует Сергей Медведев. — Это не обязательно психиатр, можно обратиться к психологу, социальному педагогу или врачу общей практики. И уже специалист поможет принять решение, куда направить пациента на консультацию и лечение».

По Закону о психиатрической помощи родители имеют право привести к психиатру ребенка до 15 лет. «При этом они могут прийти для начала даже без него, — продолжает Сергей Медведев, — их присутствие более значимо, чем присутствие ребенка. Потому что именно им предстоит принимать решение и влиять на ситуацию». После этого для обращения к психиатру необходимо согласие самого пациента. «Но речь всегда идет не о том, чтобы менять человека, а о том, чтобы ему помогать», — подчеркивает Сергей Медведев.

Состояние примерно 25% тех, у кого была диагностирована шизофрения, в конце концов стабилизируется

Помогает ли лечение?

Методы лечения шизофрении постоянно совершенствуются. Они сочетают медикаменты и психотерапию, которая позволяет подростку понять, почему он не сумел выстроить для себя внутреннее пространство. Она также помогает ему найти опору, — это может быть литературное творчество, рисование, фотография, забота о животных, музыка… «Очень важно увидеть особый дар каждого больного, — подчеркивает Виржини Меггле. — Да, действительно, никто не знает, как вылечить шизофрению, но с ней можно управляться. Постарайтесь понять своего ребенка».

Шизофреники способны научиться осознавать свою болезнь, даже если не могут полностью ее контролировать. А состояние примерно 25% тех, у кого была диагностирована шизофрения, в конце концов стабилизируется. Сергей Медведев добавляет, что «современные средства реабилитации и психотерапии позволяют достигать такой ремиссии (ослабления симптомов), что, увидев шизофреника в этот период, незнакомый с его историей психиатр не поставил бы ему такой диагноз».

Куда обратиться за помощью?

«Новый путь» — сайт для родственников душевнобольных людей. Здесь можно найти телефоны и адреса организаций, оказывающих психиатрическую и социальную помощь, список полезных книг и телефонов, советы медиков.

Читайте также

Как распознать первые признаки шизофрении и что делать, если вы столкнулись с этой болезнью

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Шизофрения — одно из самых спорных психиатрических заболеваний. Ее симптомы настолько разнообразны, что ученым сложно понять, единая ли это болезнь или просто совокупность различных синдромов. Обычные же люди часто путают раздвоение личности (как, например, у Билли Миллигана) с шизофренией, однако это совершенно разные недуги. Несмотря на то, что риск заболеть шизофренией есть только у 4–6 человек из тысячи, ее симптомы могут появиться внезапно, поэтому знать о возможных признаках этого опасного заболевания следует каждому.

Мы в AdMe.ru уверены, что каждый человек должен быть осведомлен о подобных заболеваниях, чтобы вовремя распознать их и оказать своевременную помощь себе или близким.

В чем причина шизофрении?

Как распознать первые признаки шизофрении и что делать, если вы столкнулись с этой болезнью

До недавнего времени причины шизофрении оставались для ученых полной загадкой, однако развитие нейробиологии позволило приоткрыть завесу тайны. Согласно данным исследований, основным фактором является генетическая предрасположенность, однако большое значение имеют условия, в которых человек находился в ранние годы жизни — к примеру, психическое или физическое насилие в раннем возрасте увеличивает риск развития болезни.

К факторам риска относят низкий социальный статус, бедность, преследование по расовым или иным мотивам, безработица и одиночество. Кроме того, некоторые ученые считают, что вирусные заболевания, перенесенные матерью во время беременности, а также нехватка витаминов тоже могут увеличить риск заболеть шизофренией.

Каковы риски заболеть шизофренией?

Как распознать первые признаки шизофрении и что делать, если вы столкнулись с этой болезнью

Шизофренией страдает 1 % населения мира, то есть примерно 75 млн человек. При этом недуг встречается у 10 % людей, родственникам которых поставлен тот же диагноз.

Этому заболеванию примерно одинаково подвержены и мужчины, и женщины, и чаще всего оно настигает человека в молодом возрасте. Мужчины, как правило, заболевают в возрасте от 20 до 28 лет, а женщины — от 26 до 32 лет. Кроме того, чаще всего недуг обнаруживается у городских жителей, при этом интересно, что шизофрения практически не встречается у людей, живущ

Шизофрения — Википедия

Эта статья — о психотическом расстройстве (или группе расстройств). О его стёртых формах см. шизотипическое расстройство; о расстройстве личности с личностными и конституциональными особенностями, близкими к шизофрении, см. шизоидное расстройство личности; о нормальной разновидности характера, имеющей черты, схожие с шизофреническими, см. шизотимия.

Шизофрени́я (от др.-греч.  «расщеплять», «раскалывать»[2] + «ум, мышление, мысль»[3]), ранее — деме́нция пре́кокс (от лат. dēmentia praecox — «раннее слабоумие»)[4], или схизофрени́я[5], — эндогенное полиморфное психическое расстройство (или группа психических расстройств)[6], характеризующееся распадом процессов мышления и эмоциональных реакций[7].

Шизофренические расстройства, в целом, отличаются характерными фундаментальными расстройствами мышления и восприятия, а также неадекватным или сниженным аффектом. Наиболее частыми проявлениями болезни являются слуховые псевдогаллюцинации, параноидный или фантастический бред либо дезорганизованность речи и мышления на фоне значительной социальной дисфункции и нарушения работоспособности.

Многообразие симптоматики породило дебаты о том, является ли шизофрения единым заболеванием или представляет собой диагноз, за которым кроется ряд отдельных синдромов. Эта неоднозначность была отражена при выборе названия: Блейлер использовал множественное число, именуя болезнь шизофрениями[6].

Этимология слова, от «расщепления рассудка», вызывает путаницу — в популярной культуре заболевание смешивают с «раздвоением личности» — неточным наименованием диссоциативного расстройства идентичности[8][9]. Первое известное ошибочное употребление термина отмечено в статье поэта Т. С. Элиота, опубликованной в 1933 году[10].

Общий риск заболевания, по данным исследований, составляет 0,4—0,6 % (4—6 случаев на 1000 человек)[11][12]. Мужчины и женщины заболевают примерно одинаково часто, но у женщин имеется тенденция к более позднему началу болезни.

При лечении шизофрении главной является медикаментозная терапия антипсихотиками (такими, как амисульприд, оланзапин, рисперидон, кветиапин)[13] наряду с когнитивно-поведенческой психотерапией, семейной психотерапией, трудотерапией, социальной реабилитацией. Остаётся неясным, какие из антипсихотиков более эффективны, типичные или атипичные, тем не менее последние являются более современными и имеют меньше побочных эффектов[14]. В тяжёлых случаях и среди тех, кому не помогают другие антипсихотики, применяют клозапин, доказавший в исследованиях наибольшую эффективность[15]. В случае, если он не помогает, рекомендуется добавлять к нему другой антипсихотик (например, амисульприд, арипипразол) или антидепрессант (например, миртазапин, флувоксамин, циталопрам)[16][17][18][19].

У больных шизофренией с большой вероятностью диагностируются коморбидные расстройства (сопутствующие болезни), в их числе: депрессии, тревожные расстройства[20], обсессивно-компульсивное расстройство[21]. Сопутствующие соматические заболевания, включая диабет, сердечные и лёгочные заболевания, инфекционные заболевания, остеопороз, гиперлипидемия и гипогонадизм часто недооцениваются и недолечиваются[21]; риск алкоголизма и наркомании составляет около 40 %. Часты социальные проблемы, такие как длительная безработица, бедность и бездомность. Повышенный риск самоубийства и проблемы со здоровьем обусловливают снижение продолжительности жизни, которая у больных на 10—12 лет меньше по сравнению с людьми, не страдающими шизофренией[22].

Шизофрения является одной из основных причин, приводящих к инвалидности. В исследовании, проведённом в 14 странах в 1999 году, было показано, что состояние активного психоза занимает в этом отношении третье место после полного паралича (квадриплегии) и деменции, превосходя по инвалидизирующему воздействию параплегию и слепоту[23].

Однако течение болезни обнаруживает значительное многообразие и не связано с неизбежностью хронического развития или прогрессирующего нарастания дефекта[24][25][26][27][28]:150. Представление (прежде общепринятое), что шизофрения является постоянно прогрессирующим заболеванием[26][29], в настоящее время отвергается специалистами и не подтверждается методами нейровизуализации и исследованиями когнитивных функций[26], клиническими наблюдениями и патоморфологическими данными[29]. В некоторых случаях выздоровление бывает полным или почти полным[25][27]. В числе факторов, обусловливающих более благоприятное течение, — женский пол, преобладание позитивных (в противовес негативным) симптомов[⇨], больший возраст при первом эпизоде, хороший уровень функционирования до болезни[30][31], принятие и поддержка со стороны близких и знакомых и др.

При тяжёлом варианте течения заболевания, если больной представляет риск для себя и окружающих, может потребоваться недобровольная госпитализация. Однако в Западной Европе частота и сроки пребывания в стационаре снизились, а качество работы социальных служб при этом улучшилось[32].

Отсутствие осознания у индивида того, что он болен — анозогнозия, может наблюдаться при шизофрении[33]. Врачам иногда приходится сталкиваться с отрицанием болезни не только самим больным шизофренией, но и его близкими родственниками, что встречается даже среди достаточно образованных людей[34].

Описания шизофреноподобных симптомов встречаются уже в XVII веке до нашей эры, в «Книге Сердец», — части древнего египетского папируса Эберса[35].

Изучение древних греческих и римских источников говорит о том, что, вероятно, в обществах того времени были осведомлены о психотических расстройствах, но не встречается описаний, которые удовлетворили бы сегодняшним критериям шизофрении[36].

В то же время симптомы, напоминающие шизофрению, отмечены в арабских медицинских и психологических текстах, датируемых Средними веками. К примеру, в Медицинском Каноне Авиценна описывает состояние, отчасти напоминающее шизофрению, которое он именует «джунун муфрит» («тяжёлое безумие») и отделяет от других форм безумия — «джунун» — таких как мания, бешенство и маниакально-депрессивный психоз[37].

Хотя общая концепция безумия существовала на протяжении тысячелетий, исторически первое описание шизофрении как самостоятельной нозоологической единицы было выдвинуто Виктором Хрисанфовичем Кандинским под названием «идеофрения», которая была подробно описана в его труде «О псевдогаллюцинациях» (1890)[38]. Затем, в 1893 году шизофрения была выделена в качестве самостоятельного душевного расстройства Эмилем Крепелином. Он впервые провёл грань, разделившую психотические расстройства на то, что он тогда назвал «деменцией прекокс» (с лат. — «ранним слабоумием»), синдром, описанный в 1852 году Бенедиктом Морелем в книге «Клинические исследования» под аналогичным французским названием (démence précoce) и маниакальную депрессию[4][39][40].

Эта дихотомия остаётся важной концепцией и в современной науке[41].

В 1908 году швейцарский психиатр Эйген Блейлер описал шизофрению как самостоятельное заболевание, отличающееся от деменции и ввёл этот термин в психиатрию. Он доказал, что болезнь не обязательно возникает в молодые годы, а может развиться и в зрелом возрасте. Её главная особенность — не слабоумие, а «нарушение единства» психики, её «схизис» (от др.-греч.  — «расщепление»), в том числе нарушение ассоциативного мышления. Старое название было отброшено также по причине того, что шизофрения не обязательно приводит к деградации личности, а деградация в то же время не является слабоумием или деменцией[4]. Блейлер выделял, как диагностические критерии «четыре А»: снижение Аффекта, Аутизм, нарушение Ассоциаций и Амбивалентность. Он считал амбивалентность основным признаком шизофрении[42],

и рассматривал три её типа[43]:

  • Эмоциональную: одновременно позитивное и негативное чувство к человеку, предмету, событию (например, в отношении детей к родителям).
  • Волевую: бесконечные колебания между противоположными решениями, невозможность выбрать между ними, зачастую приводящая к отказу от принятия решения вообще.
  • Интеллектуальную: чередование или одновременное существование противоречащих друг другу, взаимоисключающих идей в рассуждениях человека.

Примечательно, что к «шизофрениям» Блейлер относил не только раннее слабоумие, невротические синдромы и старческий маразм, но и «белую горячку» алкоголиков[6].

Вскоре концепция шизофрении была официально признана всеми психиатрами. Оставалось выяснить, по каким признакам нужно ставить диагноз, почему болезнь возникает и как её лечить. Этим учёные занимаются и по сей день.

В первой половине XX века шизофрения считалась наследственным дефектом, и во многих странах больные стали объектом манипуляций поборников евгеники. Сотни тысяч людей, как по собственному согласию, так и без него, были стерилизованы — в первую очередь в нацистской Германии, США и скандинавских странах[44][45]. В числе других лиц с клеймом «ментальной непригодности» многие больные шизофренией пали жертвой нацистской программы умерщвления T4[46].

Диагностические описания шизофрении со временем претерпевали изменения. После проведённого в 1971 году американо-британского диагностического исследования стало ясно, что в США диагноз шизофрения ставится гораздо чаще, чем в Европе[47]. Это отчасти было связано с менее формальными критериями диагностики в США, в которых тогда использовались диагностические критерии DSM-II, в противовес Европе, где применялся классификатор МКБ-9. Это открытие в ряду других факторов привело к пересмотру не только диагностики шизофрении, но и всего справочника DSM, с последующей публикацией очередной версии, DSM-III[48].

В настоящее время выделяют следующие признаки шизофрении:

У человека, больного шизофренией, могут отмечаться дезорганизация мышления и речи, их необычность, псевдогаллюцинации, бред. В силу ряда причин заболевание часто сопровождается социальной изоляцией, ему сопутствуют нарушение социального познания и параноидальная симптоматика, вызванная бредом и псевдогаллюцинациями, а также негативные симптомы: апатия и абулия. В некоторых случаях пациент может сохранять молчание, надолго застывая в странных позах либо, наоборот, впадать в состояние бесцельного возбуждения: это признаки кататонии. Характерны вычурность, манерность жестов и мимики, неестественность пластики.

Ни один из признаков, взятый в отдельности, не является достаточным для диагностики шизофрении, так как все они могут сопутствовать иным патологическим состояниям[49]. Согласно существующей классификации психозов, симптомы шизофреноподобного психоза должны присутствовать как минимум в течение месяца на фоне расстройства функционирования, длящегося не менее полугода; менее длительные эпизоды относят к шизофреноформному расстройству[49].

Как правило, шизофрения начинается в позднем подростковом возрасте или в начальном периоде взрослой жизни, нанося серьёзный ущерб личности человека на важнейшем этапе социального и профессионального развития, вызывая социальную стигматизацию. В последние годы проводится обширная исследовательская работа по ранней диагностике пред-дебютных (продромных) признаков заболевания с целью минимизации его вредного воздействия. Показано, что за 30 месяцев до появления явных симптомов, а в некоторых случаях и ранее, возможно обнаружение продрома[50]. В этом периоде у будущих больных могут проявляться неспецифические признаки — социальная изоляция, раздражительность и дисфория[51]. Согласно DSM-5, у больных шизофренией в пред-дебютном периоде зачастую встречается шизоидное расстройство личности, характеризующееся замкнутостью личности, эмоциональной холодностью, ангедонией и практическим отсутствием близких/дружественных отношений[52]. У 44 % больных шизофренией до начала болезни наблюдается шизоидный тип личности[53][54]. По мере приближения психоза у них возникают транзиторные (кратковременные) или ограниченные психотические симптомы[55].

Одним из наиболее характерных симптомов шизофрении являются частые или длительные (на протяжении многих лет) галлюцинации[56]. Они встречаются примерно в половине случаев этого заболевания[56]. Вместе с тем масштабные эпидемиологические исследования позволяют понять, что распространённость галлюцинаций намного выше, чем процент людей, имеющих диагноз «шизофрения». В последнем случае обычно приводится показатель распространённости за период жизни, равный 1 %. Однако, согласно данным крупного исследования (Epidemiological Catchment Area Project, США), около 11—13 % испытывали за свою жизнь галлюцинации. Другое исследование, проводившееся в Голландии, показало, что «истинно патологические» галлюцинации наблюдались у 1,7 % населения, но ещё 1,7 % испытывали галлюцинации, которые были признаны не имеющими клинического значения, так как не были связаны с дистрессом[57]. Испытывающий галлюцинации больной шизофренией может с виду разговаривать вслух с самим собой (на деле — с «голосами», галлюцинаторными собеседниками).

Позитивные и негативные симптомы[править | править код]

Симптомы шизофрении, как и любого другого психоза, делятся на позитивные (психопродуктивные) и негативные (психодефицитарные)[58].

К продуктивным относят бред и расстройства мышления, галлюцинации — проявления, обычно свидетельствующие о наличии избыточной деятельности психики — наличие «отражения без объекта». В свою очередь, негативные симптомы — утрата или отсутствие нормальных реакций: снижение яркости переживаемых эмоций и эмоциональных реакций — снижение аффекта, скудность речи (алогия), неспособность получать удовольствие — ангедония, потеря мотивации, желания и волевого побуждения — апатия и абулия. Недавние исследования, однако, говорят о том, что, несмотря на отсутствие внешнего проявления аффекта, больные шизофренией часто способны к эмоциональным переживаниям на нормальном или даже повышенном уровне, в особенности при стрессовых или негативных событиях[59]. Часто в группе продуктивных симптомов выделяют третью группу симптомов, так называемый синдром дезорганизации, включающий в себя хаотическую речь, хаотические мышление и поведение. Существуют и другие симптоматические классификации[60].

Выделяют также вторичную негативную симптоматику, которая, в отличие от первичной, обусловлена непосредственно продуктивными расстройствами (например, эмоциональная отстранённость вследствие наличия у пациента параноидного бреда), побочными действиями нейролептиков (например, брадикинезией и седацией) или депрессией. Считается, что атипичные нейролептики способны устранять эти симптомы, но, по-видимому, не устраняют первичную негативную симптоматику, являющуюся ключевым проявлением заболевания[29].

Классификация Шнайдера[править | править код]

Психиатр Курт Шнайдер (1887—1967) перечислил основные формы психотических симптомов, которые, по его мнению, отличают шизофрению от других психотических расстройств. Это так называемые «симптомы первого ранга», или «Шнайдеровские симптомы первого ранга»[61]:

  • бред воздействия со стороны внешних сил;
  • вера в то, что мысли воруются кем-то из головы либо вкладываются в неё;
  • «звучание собственных мыслей»: ощущение того, что содержание мыслей становится доступно другим людям;
  • голоса, комментирующие мысли и поступки человека либо разговаривающие между собой.

Диагностическая надёжность симптомов подвергнута сомнению[62], но они были учтены при подборе критериев, используемых в наше время.

Диагноз ставится на основании анализа жалоб пациента и его поведения. Это включает рассказ самого человека о своих переживаниях с возможным дополнением этой информации родственниками, друзьями или коллегами, с последующей клинической оценкой пациента психиатром, социальным работником, клиническим психологом либо иным специалистом в области психиатрии. При психиатрической оценке обычно проводится анализ психического статуса и составление психиатрического анамнеза. Выработанные стандартные диагностические критерии учитывают наличие определённых признаков и симптомов, их тяжесть и продолжительность[49]. Симптомы психоза свойственны не только шизофрении. Они могут проявляться при ряде состояний, таких как биполярное расстройство[63], большое депрессивное расстройство[29], пограничное состояние[64], шизоаффективное расстройство, передозировка психоактивных веществ, индуцированный приёмом наркотиков короткий психоз (например, стимуляторный психоз, симптоматика которого сходна с шизофренией), шизофреноформное расстройство. В настоящее время не существует лабораторного теста для диагностики шизофрении[49].

Иногда при диагностике проводятся общий медицинский или неврологический осмотры для исключения соматических заболеваний, изредка приводящих к психотическим шизофреноподобным состояниям[49]: нарушений метаболизма, системных инфекций, сифилиса, ВИЧ, эпилепсии и повреждений мозга. Бывает необходимо исключить делирий, выделяющийся наличием визуальных галлюцинаций, острым началом, флуктуациями уровня сознания, и указывающий на скрытое соматическое заболевание.

Для дифференциальной диагностики желательно проводить полное медицинское обследование, включающее физикальный осмотр, клинический анализ крови, биохимическое обследование крови (в том числе исследование функции печени, почек и щитовидной железы), анализ мочи, ЭКГ, тест на беременность, скрининг на наркотические вещества[29].

В классификации форм шизофрении используют две системы: Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (в настоящее время DSM-5), публикуемое Американской Психиатрической Ассоциацией, и Международная классификация болезней Всемирной Организацией Здравоохранения (в настоящее время МКБ-10). МКБ используется в Европейских странах, в России, на Украине, а DSM — в США и некоторых англоязычных странах мира. Критерии МКБ придают больший вес Шнейдерианским симптомам первого ранга, но на практике обе системы сильно совпадают[65]. ВОЗ разработала инструментарий SCAN (англ. Schedules for Clinical Assessment in Neuropsychiatry, Системы Клинического Анализа в Нейропсихиатрии), который можно использовать в диагностике ряда психиатрических состояний, в том числе и шизофрении.

Критерии МКБ-10[править | править код]

Ниже представлены официальные общие критерии параноидной, гебефренической, кататонической и недифференцированной шизофрении (F20.0—F20.3)[66]. Согласно МКБ-10, для постановки диагноза должен наблюдаться хотя бы один из следующих признаков:

(a) «эхо» мыслей (звучание собственных мыслей), вкладывание или отнятие мыслей, открытость мыслей окружающим;
(b) бред овладения, воздействия или пассивности, отчётливо относящийся к телу или конечностям, мыслям, действиям или ощущениям; бредовое восприятие;
(c) галлюцинаторные «голоса», комментирующие или обсуждающие поведение больного; другие типы «голосов», идущих из различных частей тела;
(d) устойчивые бредовые идеи, которые культурно неадекватны, нелепы, невозможны и/или грандиозны по содержанию.

Либо должны наблюдаться по крайней мере два из следующих «меньших» симптомов:

(e) стойкие галлюцинации любого вида, если они имеют место ежедневно на протяжении минимум одного месяца и сопровождаются бредом (который может быть нестойким и полуоформленным) без отчетливого аффективного содержания;
(f) неологизмы, шперрунги (перерывы в мышлении), приводящие к разорванности или несообразности в речи;
(g) кататоническое поведение, например возбуждение, застывание или восковая гибкость, негативизм, мутизм и ступор;
(h) «негативные симптомы» (но не обусловленные при этом депрессией или фармакотерапией), как правило, приводящие к социальному отчуждению и снижению социальных показателей; симптомы, которые могут быть выражены: апатией, речевым обеднением или сглаженностью, неадекватностью эмоциональных реакций;
(i) достоверные и последовательные изменения общего качества поведения, проявляющиеся утратой интересов, бесцельностью, поглощённостью собственными переживаниями, социальным отчуждением.
Диагностические указания

При этом указанные симптомы должны отмечаться не менее месяца. Состояния, отвечающие данным критериям, но продолжающиеся менее месяца, классифицируются как острое шизофреноподобное психотическое расстройство (F23.223.2 с добавочным четвёртым знаком, обозначающим характер расстройства), а если они впоследствии продолжаются свыше месяца, то диагноз изменяется (перекодируется) на соответствующую форму шизофрении[66].

При развитии симптомов шизофрении вместе с выраженными симптомами других расстройств (аффективными: маниакальных или депрессивных эпизодов, эпилептическими, при других болезнях мозга, при алкогольной или наркотической интоксикации или при синдроме отмены) диагноз шизофрении не выставляется, и применяются соответствующие диагностические категории и коды. Диагноз шизофрении ставится, если случай отвечает критериям маниакального эпизода F3030.- или депрессивного эпизода (F3232.-), но вышеперечисленные общие критерии выявляются до развития расстройства настроения[66].

Симптом (i) в приведённом выше списке относится только к диагнозу «простой тип шизофрении» (F20.620.6), и требуется продолжительность наблюдения симптоматики врачом-психиатром не менее одного года[66].

Критерии DSM[править | править код]

Согласно DSM-5, диагноз шизофрении ставится при удовлетворении следующих диагностических критериев[67]:

  • (A) Характерные симптомы (два или более из нижеперечисленных, каждый в наличии на протяжении большей части месячного промежутка, или менее, если лечение прервало симптомы):
  • (B) Социальная/профессиональная дисфункция: в течение существенной части времени с начала расстройства, уровень достижений в сфере работы, отношений между людьми или самообслуживания гораздо ниже, чем до начала расстройства, а если расстройство началось в детстве или подростковом возрасте — неспособность достичь ожидаемого уровня в области отношений между людьми, работы или учёбы.
  • (C) Длительность: симптомы длятся по крайней мере полгода. Из этого полугода по крайней мере в течение одного месяца симптомы удовлетворяют критерию (A) (активная фаза), а в остальное время (остаточная и продромальная фаза), есть негативные симптомы или же по крайней мере два из симптомов критерия (A) сохраняются в стёртой, ослабленной форме (например, странные убеждения или необычный чувственный опыт).
  • (D) Исключаются шизоаффективное расстройство и депрессивное или биполярное расстройство с психотическими признаками. Или фазы депрессивных, маниакальных или смешанных эпизодов нет в течение активной, или их продолжительность мала по сравнению с общей продолжительностью активной и остаточной фазы.
  • (E) Причина не в приёме наркотиков или лекарств и не в какой-то соматической болезни.
  • (F) Если больной страдал расстройством аутистического спектра или коммуникативным расстройством детского возраста, для диагностики шизофрении необходимо, чтобы выраженный бред или галлюцинации продолжались, по крайней мере, месяц (или меньше в случае успешного лечения).

В предыдущей версии DSM-IV, в случае, если бредовые идеи сочтены фантастическими, или галлюцинации представляли собой один голос, комментирующий текущие действия пациента или двое и более беседующих друг с другом голосов (шнайдеровские «слуховые галлюцинации первого ранга»), было достаточно наличия лишь одного этого симптома из всего вышеперечисленного[49]:300. В DSM-5 этот критерий был упразднён[67]:810. Также было добавлено требование, чтобы по крайней мере один из категории симптомов «A» обязательно был бредовыми идеями, галлюцинациями или дезорганизованной речью[67]:810.

Подтипы[править | править код]

Исторически в странах Запада сложилось подразделение шизофрении на простую, кататоническую, гебефреническую (затем — дезорганизованную), и параноидную.

DSM[править | править код]

Ранее Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-IV и DSM-IV-TR) содержало пять подтипов шизофрении:

  • Параноидный тип: присутствуют бредовые идеи и галлюцинации, но нет расстройств мышления, дезорганизации поведения, и аффективного уплощения (МКБ-9-код 295.3, МКБ-10-код F20.0).
  • Дезорганизованный тип: в МКБ назван «гебефренической шизофренией». Характерно сочетание расстройств мышления и уплощения аффекта (МКБ-9 295.1, МКБ-10 F20.1).
  • Кататонический тип: бросающиеся в глаза психомоторные нарушения. Симптомы могут включать кататонический ступор и восковую гибкость (МКБ-9 295.2, МКБ-10 F20.2).
  • Недифференцированный тип: присутствуют психотические симптомы, но не выполняются критерии параноидного, дезорганизованного или кататонического типа (МКБ-9 295.9, МКБ-10 F20.3).
  • Остаточный тип: есть позитивные симптомы, но они слабо выражены (МКБ-9 295.6, МКБ-10 F20.5).

В пятом издании (DSM-5) Американская психиатрическая ассоциация убрала все подтипы шизофрении из-за их «ограниченной диагностической стабильности, низкой надёжности и плохой валидности»[68][69]. В DSM-IV подтипы шизофрении существовали «вследствие прочных клинических традиций»[70][71]. По мнению авторов DSM, проведённые с того времени исследования не смогли подтвердить «полезность» выделения форм шизофрении. Обзор 24 исследований с 38 «анализами», выполненными на основе изучения 28 когорт пациентов, не позволил подтвердить концепцию наличия классических форм шизофрении[70][72]. Исследователи также не обнаружили различий в реакции на терапию и различий в особенностях течения при сравнении подтипов шизофрении[70]. Вместо разделения на формы в DSM-5 введены «психопатологические дименсии» (англ. psychopathological dimensions), которые, по мнению авторов, должны лучше описывать гетерогенность шизофрении и являются более полезными в клиническом отношении[70].

МКБ[править | править код]

В МКБ, помимо параноидной, гебефренической, кататонической, недифференцированной, остаточной (резидуальной) выделены ещё подтипы:

  • Постшизофреническая депрессия: депрессивный эпизод, возникающий после редукции шизофренической симптоматики, с возможным наличием некоторых симптомов шизофрении в ослабленной форме (МКБ-10 F20.4).
  • Простая шизофрения: развивающиеся исподволь негативные симптомы, постепенно принимающие тяжёлую форму, в отсутствие истории психотических эпизодов (МКБ-9 295.0, МКБ-10 F20.6).
  • Другой тип шизофрении: включаются сенестопатическая шизофрения и шизофреноформное расстройство/психоз (МКБ-10 F20.8)[73]. Однако описания сенестопатической шизофрении в МКБ-10 не дано. В адаптированной для использования в Российской Федерации версии МКБ-10 в рубрику другой тип шизофрении (F20.8) включаются ипохондрическая шизофрения (МКБ-10 F20.8xx1), сенестопатическая шизофрения (МКБ-10 F20.8xx2), детский тип шизофрении (МКБ-9 299.91, МКБ-10 F20.8xx3), атипичные формы шизофрении (МКБ-9 295.81, МКБ-10 F20.8xx4), шизофрения других установленных типов (МКБ-9 295.8, МКБ-10 F20.8xx8). Но все эти диагностические единицы, кроме сенестопатической шизофрении, в представленной Всемирной организацией здравоохранения версии МКБ-10 в 2016 году, отсутствуют[73] и присутствуют только в модифицированной для использования в Российской Федерации версии МКБ-10.

В МКБ-10 считаются подтипами шизотипического расстройства (коды подрубрик присутствуют только в адаптированной для РФ версии):

Также в адаптированной для применения в Российской Федерации версии МКБ-10 есть паранойяльная шизофрения (F22.82), в которую выделяют преимущественно кверулянтный (сутяжнический), эротический бред, бред изобретательства или реформаторства, а также бредовая форма дисморфофобии. Паранойяльная шизофрения с сенситивным бредом отношений имеет код F22.03. Они отнесены к категории бредовые расстройства (F22). Однако в оригинальной версии МКБ-10, представленной ВОЗ в 2016 году, эти понятия отсутствуют[73].

В МКБ-11, начиная с бета-версии, вслед за Американской психиатрической ассоциацией и DSM-5, все подтипы шизофрении были удалены[74].

В МКБ-11 выделены:

  • 6A20.06A20.0 — шизофрения, первый эпизод;
  • 6A20.16A20.1 — шизофрения, несколько эпизодов;
  • 6A20.26A20.2 — шизофрения, непрерывная;
  • 6A20.Y — другая уточнённая шизофрения;
  • 6A20.Z — шизофрения неуточнённая.

А также дополнительные коды для указания преобладающих симптомов (6A256A25): позитивные, негативные, депрессивные, маниакальные, психомоторные, когнитивные.

Шизофрения одинаково часто поражает лиц обоих полов, но у мужчин обычно начинается раньше, с пиком заболеваемости в 20—28 лет против 26—32 лет у женщин[75].

Гораздо реже шизофрения случается в раннем детском возрасте[76], также редки случаи поздней (начало в среднем возрасте) и очень поздней (в пожилом возрасте) шизофрении[77].

Распространённость за период жизни обычно указывается равной 1 %, однако систематический обзор исследований, проведённый в 2002 году, дал результат в 0,55 %[12]. Вопреки популярному мнению о равномерном распространении шизофрении по всему миру, обнаруживается вариация заболеваемости в масштабах земного шара[78], внутри отдельных стран[79], и на более низких уровнях, вплоть до городских районов[80]. Одна из наиболее устойчивых находок — повышенная заболеваемость шизофренией в городских условиях: корреляция сохраняется даже при контроле возможных спутывающих факторов, таких как наркомания, этнические различия и размер социальных групп[81]. По мнению большинства антропологов, шизофрения не распространена среди традиционных обществ и является болезнью цивилизации[82]. Дж. Деверо называл шизофрению «этническим психозом западного мира»[82].

Причины и механизмы развития шизофрении, прежде совершенно неизвестные[83], в последнее время начинают раскрываться[84] благодаря достижениям нейробиологии, но всё же остаются неясными и запутанными. Важными патогенными факторами, по предположительным данным, полученным в исследованиях, являются генетическая предрасположенность, условия жизни в раннем детстве, нейробиологические нарушения, психологические и социальные взаимодействия. В настоящее время активно изучаются нейробиологические механизмы заболевания, однако единой органической причины пока не установлено.

Хотя низкая надёжность диагностики представляет проблемы при вычислении относительного вклада генетических вариаций и воздействий окружающей среды (например, тяжёлая форма биполярного расстройства может пересекаться по симптомам с клинической депрессией), получены свидетельства того, что болезнь может вызываться комбинацией этих двух групп факторов[85]. Эти данные говорят о том, что диагноз в значительной степени обусловлен наследственностью, но начало болезни заметно зависит от факторов окружающей среды и стрессоров[86]. Идея, предполагающая наличие у некоторых людей врождённой предрасположенности («диатеза»), проявляющей себя под воздействием биологических, психологических или средовых стрессоров, получила название «модель стресс-диатез»[87]. Представление о важности биологических, психологических и социальных факторов воплотилось в понятии «биопсихосоциальная модель».

Глава 4 Шизофреники в нашей жизни

Можно ли любить шизофреника?

Есть женщины в русских селеньях, коня на скаку остановит, в горящую избу войдет, а по пути еще в шизофреника влюбится, нарожает детей и развестись успеет. К сожалению или к счастью, но так бывает в жизни.

Как вы думаете, можно ли любить холодную могильную плиту? Можно, если она вам дорога как память и вообще если она стоит на могиле хорошего человека. Так вот и с любовью к шизофренику такая история. Его, конечно, можно любить, только отдачи никакой не ждите. Не сможет он вам ответить взаимностью. Неспособен он на это. Хотя может удачно прикидываться, до поры до времени, пока вы не устроите ему проверку, на которой он обязательно попадется.

Почему вы скажете, что он прикидывается? Ведь поступки-то он при этом хорошие совершает. Совершать-то он совершает, только это у него делается из сугубо эгоистичных побуждений. А если бы вы увидели любовь шизофреника настоящую, то поразились бы ее вычурности. Так как представления о любви у него совсем иные, нежели у нормального человека. Чтобы понять, что такое любовь шизофреника, необходимо взглянуть на рисунки шизофреника, которые могут охарактеризовать его причудливый внутренний мир. И ужаснуть вас до глубины души.

Никогда не видели рисунки больных шизофренией? Преувлекательнейшие образы, я вам скажу. Но очень вычурные и страшные. Холодные. И любовь там, как у Снежной королевы. Эгоистично-кривая. Не как у людей. После таких любовных объятий кажется, что не отогреешься и умрешь от переохлаждения. Краски не естественные, образы не живые. Узоры не натуральные. В общем, абстракция одна малопонятная.

Но давайте все-таки оторвемся от привлекательных причудливых картин шизофреников и вернемся к очаровательной и притягательной любви. Любовь — это же небольшое сумасшествие, буря чувств. Это бессонные ночи и слезы в подушку. Это необдуманные поступки. Это томные, мучительные, сладостные страдания. И все это у нормального человека. А что же у больного?

А у него и без чувств сумасшествия с душевными страданиями, муками и слезами и так полно. Только со знаком минус. И некуда втиснуться положительным страданиям от нормальной любви. Ведь не может он испытывать нормальные чувства, так как разобщены у него в голове психические процессы и к тому же в придачу эмоциональный дефект присутствует с дыркой от бублика вместо переживаний.

Запомните раз и навсегда. Шизофреник может любить! Но только себя. Если шизофреник любит, значит это не шизофреник, а попросту его младший брат шизоид. Хоть это и странно, но факт. Так что, перед тем как влюбиться в шизофреника, сначала спросите себя: альтруист я в любви или нет? Нужна ли мне отдача? Или моей любви хватит на нас двоих? Если хватит, то спросите, надолго ли? Ведь любовная лодка будет постоянно наталкиваться на камни эгоизма шизофреника. И ваша лодка сначала даст течь, а после очередного камня — пробоину. И тут уже лодка пойдет ко дну. И из нее первый выпрыгнет шизофреник и поплывет к берегу. А вас оставит тонуть в пробитом им корыте.

Для примера хочется привести один случай из жизни. Жил да был один молодой, высокий, красивый человек. Очень уж нравился женщинам, которые от него теряли голову, влюблялись в него и сразу же выходили замуж и детей от него, конечно, рожали, ведь он такой красивый. Но была у этого мужчины одна удивительная особенность, из-за которой впоследствии у него происходили разводы. Потому что его жены постоянно бросали. А странность его заключалось в том, что он как страсть любил в доме, где живет, обставлять домашней обстановкой подъезд. Как только жена его не уговаривала и не ругала. Как только она не просила денег на одежду ребенка или продукты. Все шло на обустройство подъезда. Да не просто он выносил на лестничную площадку какие-нибудь там ненужные просиженные диваны со сломанными стульями и засаленными картинами на выброс, а прямо-таки новые вещи, только что в магазине купленные. И ведь паразит-то какой, как делал, ладно бы свою лестничную площадку обустроил и успокоился, а то ведь и другие этажи турецкими коврами да диванами укомплектовывал. И цветы все из дома в подъезд, и плазменный телевизор на каждый этаж, и другие приятные предметы интерьера по углам и подоконникам расставлял. А в своей квартирке, где жена и дети, только обои в цветочек и старое барахло с кроватями. И невдомек было его женам знать, что больной он вовсе. Что у психиатра он наблюдается и что шизофрения поселилась в его голове. Так, просто это за причуды принимали. И поначалу не обращали внимания, думали, мало у кого каких странностей не бывает. А может, думали, что хобби у него такое. А в итоге нарушение мышления оказалось и вычурность идей налицо. Вот жены то его потерпят, потерпят, да через пару лет и сбегут от него. Вот так он и женился с завидной периодичностью в несколько лет, а то и раньше бывало.

А был другой случай. Одна женщина жила в браке с мужчиной, и дети были, и жили не тужили до поры до времени. Когда в один прекрасный денек не проснулась она в постели у себя дома в ужасно беспокойном состоянии. Почудилось ей, а точнее, даже не почудилось, а появилась твердая уверенность, что она стала счастливой обладательницей уникального дара, ясновидения. И что теперь она может предсказывать будущее и исцелять людей. И будущее ей казалось каким-то ужасным. То в голове голос заявит, что намечается теракт какой крупный, и она, сломя голову в спецслужбы заявляет об этом, то кто-то из соседей должен неизлечимой болезнью заболеть, и она, обладательница исцеляющего дара, за умеренную плату это злодеяние судьбы может предотвратить. И так ловко ей удавалось манипулировать своими болезненными переживаниями, что окружающие люди стали ей верить и деньги носить и благодарить всячески. Конечно, муж поначалу обрадовался такому повороту жизненных событий и начал было пристраивать волшебным способом заработанные деньги. Как вдруг стал замечать, что жена изменилась по характеру. Стала тревожной, ночью ее мучили кошмары с видением катастроф и аварий. Перестала следить за домашним хозяйством, забросила воспитание детей. Погрузилась в себя. И самое обидное, перестала выполнять супружеский долг. И вот когда дело докатилось до этого, то переубедить жену в ее ошибочных заблуждениях он не смог, и заставил он ее обратиться к психиатру, который поставил ей диагноз «шизофрения» и направил на лечение. После лечения дар, конечно, пропал и интерес к родным стал потихоньку возвращаться. И еще хотелось бы отметить, что ее коммерческая жилка не угасла. Узнав о своем диагнозе, она быстренько оформила инвалидность и пробила себе хорошую пенсию. Вот ведь как бывает в жизни. Нет худа без добра. А точнее, добра без худа.

Вот такие заманчивые перспективы рисует нам оголтелая любовь к шизофренику.

Поэтому если любить шизофреника, то надо вступить на тропу самопожертвования. И не рассчитывать на какую-либо отдачу. Любить только для себя. И не надеяться на взаимность. Хоть вам будет казаться, что ваша любовь сможет растопить ледяную душу и он все-таки в вас влюбится. Этот номер мог бы пройти с не любившим вас дотоле нормальным человеком. Так в жизни порою бывает, один любит страстно, и другой начинает что-то там чувствовать. Но запомните раз и навсегда, что с шизофреником такой номер не пройдет. Он будет любить только себя.

Могу дать еще одно предостережение. У шизофреника бывает такое болезненное состояние, когда он похож на влюбленного человека. Но при этом у него возникает любовь наоборот. Называется это состояние «бред любовного очарования». Это когда наш герой-любовник начинает не сам испытывать чувство любви, а, наоборот, от другого, ни о чем не подозревающего и вообще никогда в жизни не видевшего этого шизофреника человека. Он становится уверенным, что в него влюбился другой «нормальный» человек. А тот человек живет себе, на работу ходит и в ус не дует и не догадывается о таком знаменательном событии в своей жизни. И вообще не подозревает, что он «влюблен» в постороннего человека. А вот когда такой товарищ шизофреник начинает свое преследование мнимого «влюбленного», вот тогда-то нормальный человек и вкушает прелести шизофренической любви. Оказывается, что шизофреник готов снизойти до вас, так как он уверен, что вы в него «втюрились» по уши. И никакие ваши разубеждения не подействуют, что, мол, я вас первый раз в жизни вижу и отстаньте от меня, пожалуйста. Но не тут-то было. Подкарауливание в подъезде и банальная слежка покажутся вам невинными шалостями по сравнению с теми преследованиями, которые шизофреник может устроить, включившись в переписку с вашим начальством и подавая жалобы во все существующие инстанции, включая прокуратуру и суд, о том, что вы так сильно любите, а виду не подаете. Вот тогда и приходит полное осознание, что такое любовь шизофреника. Но уже, увы, поздно пить боржоми. Приходится довольствоваться валерьяночкой и феназепамом. И самое простое в таком случае — это уехать куда подальше или больного на недобровольное лечение отправить. Хотя есть вероятность, что это не поможет и придется изрядно попотеть, чтобы от вас такой герой-любовник отстал. Ведь пока он не влюбится своей странной любовью наоборот в другой объект вожделения, вам покоя точно не будет. Так что будьте начеку, товарищи мужчины и женщины, любовь штука опасная даже у больных шизофренией.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Posted in Разное

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о