Одежда крестьянская 19 века в россии – Традиционная крестьянская одежда пудожья середины XIX – первой трети XX столетия | Кижский вестник. Выпуск 14: Сборник статей| Электронная библиотека

Одежда крестьянская 19 века в россии – Традиционная крестьянская одежда пудожья середины XIX – первой трети XX столетия | Кижский вестник. Выпуск 14: Сборник статей| Электронная библиотека

27.04.2020

Русская мода девятнадцатого века 🚩 Костюмы начала 19 века 🚩 Одежда


Основными тканями для крестьянского платья начала века были самотканые холсты и грубая шерсть. В 1840−1850 годы домотканый материал вытесняет фабричная мануфактура с полосатым, клетчатым, цветочным рисунком. Наряды южных и северных районов немного разнились, но основные элементы женского платья были схожи:
− сарафан;
− панева;
− рубаха прямого покроя;
− шушпан.

Рубахи украшали вышивкой на груди, по подолу и внизу рукавов, носились они с сарафанами из однотонной ткани.

Мужской костюм состоял из рубахи-косоворотки и нешироких штанов из крашенины или холста. Верхней одеждой служили зипун или кафтан с застежкой на левую сторону. Зимой надевали овчинные нагольные шубы.

В конце столетия в народной одежде появляются формы городского костюма. Это кофты и блузки с баской, шили их из сатина, переливчатой тафты, атласа из ярких насыщенных цветов.

Одежда купчих и мещанок являла смесь народного платья с элементами европейской моды. Костюмы поражали пышностью и многоцветием. Обязательным аксессуаром были дорогие кружевные или ковровые шали. Безвкусица и мещанин стали словами-синонимами.

В мужском наряде преобладают черты сдержанности, солидности. В ассортимент одеяния входили кафтаны, сшитые из дорогого французского сукна, отрезные по линии талии, зипуны, долгополые купеческие сюртуки. Популярная верхняя одежда:
− русские тулупы;
− шинели с пелериной;
− шубы;
− пальто.

Эта традиционная русская одежда дополнена видоизмененными модными деталями: застежкой на правую сторону, отворотами .


Если одежда крестьян и горожан была непритязательна и проста, то высшее сословие может позволить себе шикарные наряды. В 1805−1810 годах женская мода не отличается сложностью форм. В это время царит стиль ампир. Дамы носят платья с завышенной талией. Муслин, креп, кружево – самые популярные материалы.

Российские модницы не подражают слепо французскому стилю, их наряды скромнее, изысканнее. Самые смелые модники и модницы включают в свои одеяния элементы народного костюма. Русский стиль постепенно вытесняет с просторов России французскую моду.

В середине 19 века на смену простоте приходят драпировки из тяжелых тканей. В моду вернулся корсет, поднимающий грудь и перетягивающий талию. Образ светской дамы «пушкинской поры» − открытые плечи и юбка-колокол. Буфы, рюши, бейки, банты – вот отличительные элементы нарядов 1840−1850 годов. Популярны в ту пору были кружевные накидки, заимствованные россиянками у Испании. В холодное время года носили стеганные на вате или меховые манто.

Мода менялась стремительно и к 1870−1890 годам появились новые модели, плотно облегающие бедра. Кринолины сменяют подушки-турнюры. В моду входят костюмы с юбками, мягко облегающими стан и расклешенные к низу. Прослеживается тенденция к упрощению костюма.

Мужские костюмы. Энциклопедия русского быта XIX века

Мужские костюмы

1800-е годы, словно считаясь с календарным началом века, быстро изменили городскую моду: парики, немецкие кафтаны и штаны с пряжками продолжали носить только старцы вроде князя Николая Болконского в «Войне и мире» или князя Тугоуховского в «Горе от ума». Правда, «екатерининские костюмы» долго еще оставались парадной форменной одеждой придворных, но смотрелись они уже как условный, театральный реквизит.


Князь Николай Андреевич Болконский. Иллюстрация Д.А.Шмаринова к роману «Война и мир»
См. иллюстрации Д.А.Шмаринова к роману «Война и мир»

Подавляющее большинство дворян сняло парики и облачилось во фраки, жилеты и длинные панталоны. Пушкин в «Евгении Онегине» отмечал, что «панталоны, фрак, жилет, / Всех этих слов на русском нет». Сами предметы и их названия пришли из Франции.

ФРАКИ, впоследствии ставшие только черными, в то время были разноцветными и до середины XIX века служили самым обычным одеянием имущих горожан. Чичиков предстает перед нами вначале «во фраке брусничного цвета с искрой», затем, во второй части романа, «во фраке наваринского пламени с дымом», то есть красновато-коричневом. У Собакевича, в соответствии с его внешностью, фрак медвежьего цвета.

Черный фрак был костюмом выходным — для визитов, посещения клуба или театра. Прийти в гости не во фраке значило оскорбить хозяев. Чацкий в одном из своих монологов осуждает фраки:

…Хвост сзади, спереди какой-то чудный выем, Рассудку вопреки, наперекор стихиям, Движенья связаны, и не краса лицу…

Не все замечают, что эти слова грибоедовский герой произносит, будучи сам одет во фрак! Ни в чем другом он не посмел бы прийти на вечер к Фамусову. Обычай сломить было невозможно.


«Горе от ума». Действие 3, явление 22. Художник Д. Кардовский. 1912

Даже мундиры на офицерах, ВИЦМУНДИРЫ на чиновниках (непременная их форменная одежда), ливреи на лакеях шились фрачного покроя.

Однако в середине XIX века фрак постепенно стал вытесняться СЮРТУКОМ (одно время писалось «сертук») — одеждой без выема спереди и длинных фалд сзади. Со временем сюртук становился все более просторным и долгополым, напоминая современное пальто. Тургеневских и толстовских героев мы чаще всего видим в сюртуках, только в торжественных случаях облачаются они во фрак. Провинциальные же дворяне подчас пренебрегали и этим. «У нас даже, скажу вам, на именины друг к другу ездят не иначе, как в сюртуках. Право! Так уж у нас заведено! — говорит приезжему гостю провинциальный помещик Ипатов в рассказе Тургенева «Затишье». — В соседних уездах нас за это сюртучниками называют…»

К концу XIX века на смену сюртуку приходит столь нам знакомый и привычный ПИДЖАК. Появился же этот английский гость в России еще в середине XIX века, являя собой поначалу одежду не вполне солидную и более приличествующую молодому человеку.

В чем разница между сюртуком и пиджаком? Если полы сюртука иногда спускались гораздо ниже колен, так, что, садясь, приходилось их подбирать, то пиджак, по объяснению Даля, был таков: «долгая куртка, коротенький сюртучок, по бедра». Пожилых людей пиджак шокировал, казался чем-то легкомысленным и даже либеральным. Однако мы видим пиджак уже на князе Мышкине («Идиот» Достоевского), правда, приехавшем из-за границы, где пиджаки давно вошли в моду; «в щегольском пиджаке» ходит послереформенный губернатор Козелков у Салтыкова-Щедрина («Помпадуры и помпадурши»), что подчеркивает его показной либерализм. К началу XX века пиджак становится костюмом вполне обычным, особенно на людях не старых и не консервативных; его неизменно носит герой горьковской эпопеи Клим Самгин. Ко времени первой мировой войны пиджак почти полностью вытеснил сюртук.

Разновидностью сюртука была ВИЗИТКА — некий гибрид сюртука и фрака, однобортный, с круглыми фалдами, черного или, во всяком случае, темного цвета. Молодые герои Чехова, нанося визиты, часто облачались в визитки. Иногда же визитка называлась ЖАКЕТКОЙ, хотя жакетку мы привыкли считать предметом женского туалета. Жакетка на Райском («Обрыв» Гончарова), как одеяние непривычное, легкомысленное, вызывает недоумение губернатора Тычкова. В жакетке ходит и Свидригайлов в «Преступлении и наказании» Достоевского.

Все это — выходные костюмы. Остановимся теперь на домашней одежде помещиков и отставных военных XIX века.

АРХАЛУК — одежда восточного происхождения, нечто вроде полухалата, сшитого в талию, из цветной или полосатой ткани, с застежками на крючках. В архалуках фигурируют гоголевский Ноздрев, его слуга Порфирий (вероятно, донашивал хозяйский), тургеневские помещики — Каратаев, Чертопханов, Петушков. Чертопханов одет «был в желтый, истасканный архалук с черными плисовыми патронами на груди и полинялыми серебряными галунами по всем швам». Разновидность архалука называлась БЕШМЕТ.


Чичиков и Ноздрев. Агин А.А.
См. страницу «Иллюстрации А.А.Агина к поэме Н.В.Гоголя «Мертвые души»» на сайте «К уроку литературы»

С архалуком гармонировала ЕРМОЛКА — домашняя круглая шапочка, иногда с кисточкой. О герое лермонтовской «Тамбовской казначейши» говорится:

К окну поспешно он садится,
Надев персидский архалук;
В устах его едва дымится
Узорный бисерный чубук.
На кудри мягкие надета
Ермолка вишневого цвета
С каймой и кистью золотой…

В ермолках ходят Карл Иванович в «Детстве» Л. Толстого и отец Евгения Базарова в «Отцах и детях» Тургенева. Иногда такая домашняя шапочка называлась СКУФЬЕЙ.

Чаще всего домашней одеждой дворян служит ШЛАФРОК — первоначально «спальное одеяние» (с немецкого), а потом то же, что халат. Хотя на улицу и в гости в шлафроках не ходили, они могли выглядеть весьма нарядно, сшитыми напоказ. Матвей Ильич Колязин в «Отцах и детях» принимает Аркадия Кирсанова в великолепном бархатном шлафроке с кистями. Наглый Фома Опискин («Село Степанчиково и его обитатели») выходит в гостиную «в шлафроке, правда, иностранного покроя, но все-таки в шлафроке и, вдобавок, в туфлях».

Редко выезжая из дому, иные помещики месяцами не снимали с себя шлафрока. Стегунов в рассказе Тургенева «Два помещика» «зиму и лето ходит в полосатом шлафроке на вате».

Шлафрок, или шлафор, мог быть и домашней женской одеждой. Мать Татьяны Лариной, осев в деревне, «обновила наконец / На вате шлафор и чепец».

ХАЛАТ был как бы символом домашнего уюта и обывательской самоуспокоенности. Размышляя о судьбе романтика Ленского, в случае, если бы он остался жив, Пушкин представляет его себе в деревне, в стеганом халате.

В халате постоянно пребывает Обломов. Гоголевский Акакий Акакиевич («Шинель») для экономии ходит дома в демикотонном халате. Выходить же в халате «на люди» считалось признаком пренебрежения. Такое позволяет себе городничий Градобоев в «Горячем сердце» Островского. Гусар Минский в «Станционном смотрителе» Пушкина выходит в Петербурге к отцу Дуни, скромному чиновнику, в халате и скуфье. Некую персону, явившуюся на день рождения к Мармеладовым в халате, попросту выгоняют («Преступление и наказание» Достоевского).

Как уличную одежду халаты носили в городах только торговцы-разносчики да мальчишки, работавшие на побегушках, — так для экономии их одевали хозяева-купцы.

Отставные офицеры, осевшие в провинции, часто носили ВЕНГЕРКИ — расшитые спереди шнурами, зауженные в талии и отделанные мехом куртки, заимствованные у венгерских гусар. Темно-синюю венгерку носит зять Ноздрева Мижуев в «Мертвых душах». Новую венгерку «со снурками» надевает, приехав из армии в отпуск в Москву, Николай Ростов в «Войне и мире». На старичке Егоре Капитоныче в рассказе Тургенева «Затишье» «была серая венгерка с черными шнурками и стоячим воротником».

КАЗАКИНОМ называлось одеяние, напоминающее, как и показывает слово, казачье: сшитое в талию, со сборками сзади, однобортное, на крючках. Нередко казакины носили женщины и дети. В нанковом желто-коричневом казакине и шароварах ходил обычно гоголевский Иван Никифорович. В казакины облачены Советник в «Бригадире» Фонвизина, лесковский мастер-умелец Левша.

Сходен с казакином был ЧЕКМЕНЬ, заимствованный у кавказских народов. «Снаряжу коня, / Наточу булат, / Затяну чекмень, / Полечу в леса», — мечтает герой стихотворения Кольцова «Удалец».

Чекмень был удобной одеждой для всадника и конного охотника. Чекмень служил формой донским казакам.

Во второй половине XIX века в моду вошла ТУЖУРКА (от франц. «toujours» — постоянно, всегда; по-русски ее можно было бы назвать «повседневкой») — домашняя или форменная куртка, застегивающаяся до самого ворота. В тужурки с 1860-х годов облачились студенты и офицеры. Неформенная тужурка считалась костюмом демократическим. Ее носит один из героев горьковского романа «Жизнь Клима Самгина» большевик Кутузов.

Названия одежды, надеваемой мужчинами на нижнюю половину тела, не претерпели особых изменений. То, что мы называем ныне брюками, или в просторечии штанами, долгое время именовалось ПАНТАЛОНАМИ. Фасоны брюк и панталон могли быть разными, но по существу отличий не было.

Панталоны поначалу были уже брюк, но нередко оба эти понятия у классиков смешиваются. К концу XIX века слово «брюки» постепенно вытесняет «панталоны», которые начинают звучать чуть-чуть приниженно, комично, как нечто старомодное и забавное. Это связано, возможно, с тем, что часть нижнего белья у женщин тоже называлась панталонами, одинаковость названий казалась нежелательной. Если герои Тургенева и Гончарова носят почти исключительно панталоны, то чеховские персонажи обычно ходят в брюках, а у Горького слово «панталоны», кажется, уже не встречается.

Панталоны и брюки часто носились со ШТРИПКАМИ, или СТРЕМЕШКАМИ, — тесемками, охватывающими ступню под обувью, что ныне употребляется только в военных и спортивных костюмах. У Акакия Акакиевича («Шинель» Гоголя) как-то «отпоролась внизу панталон стремешка».

Несколько слов о воротничке и галстуке. В литературе XIX века слово «ВОРОТНИЧОК», то есть узкая полоса ткани, пришитая или прикрепленная к вороту сорочки, часто ставилось во множественном числе. Петя Ростов в «Войне и мире», одеваясь, «с трудом воротнички устраивает на себе». На Павле Петровиче в «Отцах и детях» «воротнички были словно каменные» — эти тугие, удивительные воротнички служат такой же яркой характеристикой дворянина-англомана, как торчащие уши для толстовского Каренина. Такие же «каменные воротнички» на подлеце Лужине — женихе Дуни в «Преступлении и наказании». Белые воротнички на Чичикове «давали тон щеке». В чем дело? Не носили же эти люди одновременно по паре воротничков?


Чичиков и Собакевич. Агин А.А.
См. страницу «Иллюстрации А.А.Агина к поэме Н.В.Гоголя «Мертвые души»» на сайте «К уроку литературы»

Нет, речь шла об одном воротничке, у которого особенно выделялись концы — высокие, накрахмаленные, упиравшиеся часто в щеки. Поэтому-то воротничок воспринимался как парный предмет туалета, и долгое время слово употреблялось во множественном числе.

Иногда воротничками назывались и РЮШИ на ЖАБО — длинные оборчатые обшивки вокруг ворота и на груди мужской сорочки. В жабо ходил толстовский Пьер Безухов.

А как понять фразу у Тургенева: «Телегин ходил в сером «рединготе» с тремя воротниками, падавшими на плечи»? Или у Гоголя в «Носе»: «Высокий гайдук с целой дюжиной воротников»?

Конечно, дюжина — преувеличение, но на верхней одежде по нескольку воротников носили, тут надо представить себе нечто вроде коротких пелерин или матросских воротников, ниспадавших от шеи к плечам и на спину. Вот, оказывается, как многозначны простые слова «воротник», «воротничок»!

Слово «ГАЛСТУК», кажется, вовсе не нуждается в объяснении. Между тем старинные галстуки мало походили на современные. Нынешние ленточные галстуки со сравнительно небольшим узлом, оба конца которого спускаются книзу, появились только в последней четверти XIX века.

«Галстук» в переводе с немецкого — шейный платок, таким он и был поначалу, чем-то вроде современного кашне. Постепенно он превращался в предмет украшения, но сначала в этой роли представлял собой косынку, завязываемую спереди пышным бантом или узлом, концы которого расходились в разные стороны или прятались под жилет. Вглядитесь в портреты наших классиков XIX века — именно такой шейный платок облегает их шею. Правда, иногда банта или узла не видно; в этом случае узел завязывался или закреплялся пряжкой сзади, на затылке. Не случайно у Тургенева и Достоевского часто вместо «галстук» можно прочитать «шейный платок». На Макаре Девушкине («Бедные люди» Достоевского) — «платочек шейный»; «шейный платок» — на старом музыканте Лемме в «Дворянском гнезде». Приехав в губернский город, Чичиков «размотал с шеи шерстяную, радужных цветов косынку… и велел подать себе обед». Это еще был галстук, не потерявший свое «утеплительное назначение», но уже служивший равным образом и для украшения. В конце первого тома «Мертвых душ» мы видим Чичикова уже в синем атласном галстуке — только предмете украшения.

Галстуки иногда бывали очень пышными. В «Тамбовской казначейше» Лермонтова франтоватый и высокомерный уездный предводитель дворянства «весь спрятан в галстук».

Нас очень удивило бы появление мужчины в двух галстуках. Однако Гедеоновский в «Дворянском гнезде» предстает перед нами «в двух галстуках — одном черном, сверху, другом белом, снизу». Ну что же, вспомним, что галстук первоначально служил предметом обогревания; повязать себе два шейных платка ради большего утепления пожилому человеку не столь уж нелепо.

Что же носили наши герои-мужчины в качестве верхней, уличной одежды? Прежде всего ШИНЕЛИ. Если сегодня шинель — непременно форменное пальто, то в старину она могла быть и обычной суконной верхней одеждой, не связанной с военной или гражданской службой.

В русской литературе мы замечаем шинели не только на военных и чиновниках. В шинели одеты и Евгений Базаров, и художник Чертков в «Портрете» Гоголя, и даже на Чичикове «шинель на больших медведях». Можно возразить, что все эти герои продолжали носить свои студенческие (как Раскольников) или чиновничьи шинели, но это очень сомнительно. Когда тогда объяснить «модную шинель» на профессиональном музыканте Трухачевском — персонаже «Крейцеровой сонаты» Л. Толстого?


Художник Чертков. Иллюстрация Кукрыкниксов к повести «Портрет»
См. страницу «Иллюстрации Кукрыкниксов к повести Н.В.Гоголя «Портрет»» на сайте «К уроку литературы»

Понятия «шинель» и «ПАЛЬТО» (как верхняя уличная одежда) в русской дореволюционной литературе четко не разграничиваются. В шинелях ходили и торговцы, в пальто — офицеры, в частности у Куприна. Добавим, что часто встречающаяся в литературе фризовая шинель означает шинель, сшитую из ФРИЗА — дешевой ткани типа байки. Именно фризовую шинель упоминает в повести «Шинель» Гоголь. Как пальто, так и шинель иногда снабжались одной или несколькими ПЕЛЕРИНАМИ — для тепла и защиты от непогоды. Постепенно «шинель» как вид гражданской одежды вытесняется привычным «пальто». Но с этим словом нам надо быть весьма осторожным, и вот почему.

В романе Тургенева «Накануне» благовоспитанный Стахов-отец «в пальто вошел в гостиную». Федор Павлович Карамазов «сидел один за столом, в туфлях и старом пальтишке». А в «Былом и думах» описан случай, когда Галахов «приехал на званый вечер, все были во фраках… но он явился в пальто». Что же, все это были рассеянные, очень зябкие и притом плохо воспитанные люди?

Отнюдь нет. Дело в том, что долгое время пальто называлась и домашняя одежда, нечто вроде простенького сюртука. Во второй части романа Гончарова мы видим Обломова, сидящего в «домашнем пальто». В «Обрыве» Гончарова наблюдаем Райского «в домашнем сереньком пальто, усевшегося с ногами на диван», а затем и в «дорожном пальто». Итак, пальто постепенно обретало две функции. А к последней четверти XIX века слово «пальто» получает современное значение, становясь как мужской, так и женской верхней одеждой.

Верхней выходной одеждой издавна служил и ПЛАЩ. Сейчас под этим словом мы разумеем нечто непромокаемое. Однако в старину плащом называлась верхняя широкая одежда, обычно без рукавов, надеваемая внакидку. На знаменитом памятнике Пушкину в Москве поэт изображен именно в таком плаще. Были и теплые плащи: такой носил Поприщин («Записки сумасшедшего» Гоголя), были даже плащи «с бобровым воротником» и бархатными отворотами, как мы узнаем из «Шинели» Гоголя.

Широкий плащ, закрывающий почти все туловище, назывался АЛЬМАВИВОЙ по имени героя комедии французского драматурга Пьера Огюстена Бомарше «Севильский цирюльник». «Альмавивы были тогда (то есть в 1830-х годах. — Ю.Ф.) в великой моде», — отмечает Тургенев в одном из своих рассказов. Просторный безрукавный плащ, носимый в России с давних времен, именовался ЕПАНЧОЙ.

Разновидностью мужского плаща была КРЫЛАТКА, носимая с пелериной. Она вошла в моду в конце XIX века, и чаще всего мы видим ее на героях Чехова и Горького. Пожилые люди иронически называли это вольное одеяние РАЗМАХАЙКОЙ или РАЗЛЕТАЙКОЙ из-за ее длинных, развевающихся по сторонам «крыльев».

Прорезиненные пальто появились в России в 1830-х годах и назывались по имени изобретателя МАКИНТОШАМИ. Резиновые, непромокаемые плащи впервые упоминаются у классиков в «Записках охотника» Тургенева (рассказ «Живые мощи»). В макинтоше ходит помещик Тушин в романе Гончарова «Обрыв».

Верхней мужской одеждой служила и БЕКЕША. Шилась она на меху или на вате, имела меховую оторочку, сборы и разрез сзади, теплый воротник. Длинную бекешу носил отец Николеньки Иртеньева в «Детстве» Толстого, «синие бекеши с бобровыми воротниками» — мальчики в той же повести. А «Повесть о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем» начинается со своего рода гимна бекеше, которую носил один из героев: «Славная бекеша у Ивана Ивановича! отличнейшая! А какие смушки!..»

РЕДИНГОТАМИ назывались длинные пальто в талию, снабженные пелеринами, как мужские, так и женские. Уходя от Шерер, князь Ипполит Курагин («Война и мир» Л. Толстого), «торопливо надел свой редингот, который у него, по-новому, был длиннее пяток» (1805 год). В «Невском проспекте» Гоголя девы прогуливаются по главной улице Петербурга «в розовых, белых и бледно-голубых атласных рединготах».

Крестьянская праздничная одежда | Журнал Ярмарки Мастеров

Праздники, всевозможные утренники не обходятся без народных костюмов. При желании, на этой странице можно выбрать костюм подходящего силуэта.

Праздничная одежда, как сложное архитектурное сооружение, состоит из множества элементов, сочетает в себе различные по фактуре ткани, в её отделке используются камни, жемчуг, золотая и серебряная нити, грубая и тонкая вышивка, бусы и многое другое. Самое интересное в богатстве фасонов костюма. Русь огромна, и каждая земля хранила традиции своих предков. Картинки, невзрачные на первый взгляд, выполнены с большим мастерством и вкусом.

РУССКАЯ НАРОДНАЯ ОДЕЖДА

в рисунках B. ГОРДЕЕВОЙ

ИЗДАТЕЛЬСТВО ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО.
МОСКВА. 1974

Крестьянская праздничная одежда, фото № 1

Крестьянская праздничная одежда, фото № 2

1

Костюм крестьянки Нижегородской губернии.
Конец XIX века.
Собрание Государственного Русского музея.

Костюм состоит из рубахи, сарафана и душегреи. Одежда сшита из покупных парчовых тканей. Душе-грея украшена позументом и золотным шитьем. Кокошник, расшитый золотными нитями, жемчугом и каменьями, жемчужные серьги и жемчужное ожерелье дополняют праздничную нарядность костюма.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 3

2

Костюм крестьянки Kасимовского уезда Рязанской губернии.
Начало XIX века.
Касимовский краеведческий музей.

Костюм состоит из домотканых рубахи и паневы. передника-запона. Рубаха и передник, сшитые из холста, почти сплошь украшены ткаными гладкими и узорными полосами. Узоры рубахи и передника носят ковровый характер. Тканые узоры передника органично сочетаются с нашитыми полосками из различных материй и лент.
Замечательна по красоте и сложности изготовления панева, сшитая из двуслойной полушерстяной ткани. Ткань имеет шашечное поле, на котором выступает сложные ромбовидный узор. Головной платок украшен нашивками из цветных тканей и бахромой.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 4

3
Костюм крестьянки Воронежской губернни.
Начало XIX века.
Загорский государственный историко-художественный музей-заповедник.
Костюм состоит из домотканых рубахи, юбки и пояса. Рубаха, сшитая из холста, украшена сложной мелкоузорной черной вышивкой, оттененной нежной розовой тканой полоской. Полосатая шерстяная юбка необыкновенно ярка и насыщена по цвету. Черный широкий шерстяной пояс, украшенный на концах цветными полосами, блестками, позументом и бахромой, завязывался высоко над талией и придавал костюму особую нарядность. Головной убор-сорока расшит серебряными нитями и покрыт кумачовым платком.
Крестьянская праздничная одежда, фото № 5
4
Костюм крестьянки Михайловского уезда Рязанской области.
Начало XIX века.
Рязанский областной краеведческий музей.
Костюм состоит из домотканых рубахи, паневы, запона и шушпана. Рубаха и запон, сшиты из холста, расшиты узором «денежки». Нижняя часть рукавов и залона покрыта узорными и гладкими пологами из цветной ткани, лент и тесьмы. Клетчатая темно-синяя панева украшена по подолу полосой кумача и узорным «пояском» (домотканой шерстяной тесьмой). Белый полушерстяной распашной шушпaн украшают вставные, тканые, вышитые и нашитые полосы. Особый колорит костюму придает сложный головной убор рогатая кичка.
Крестьянская праздничная одежда, фото № 6

5
Костюм крестьянки Смоленской губернии.
Середина XIX века.
Загорский государственный историко-художественный музей-заповедник.
Костюм состоит из домотканых рубахи и паневы. Рукава холщовой рубахи и ворот покрыты сложным тканым узором и вышивкой, различной по характеру исполнения. Узор рубахи носит ковровый характер. Красива черная шерстяная панева. Поле паневной ткани разбито на клетки вышитыми полосами, внутри каждой клетки помещены геометрические узоры, выполненные цветными шерстяными ниткам. Подол паневы украшает полоса вышивки. Обычно костюм крестьянки Смоленской губернии дополнялся поясом и передником. Костюм поражает сложным техническим исполнением. Головной убор-сорока расшит серебряной нитью и жемчугом.
Крестьянская праздничная одежда, фото № 7
6
Костюм крестьянки Рязанской губернии.
Начало ХХ века.
Рязанский областной краеведческий музей.
Костюм состоит из домотканых рубахи, паневы и шушпана. Рубаха и шушпан, сшитые из холста, богато украшены гладкими и узорными полосами, различными по ширине, цвету и фактуре, нашивками из цветной ткани, тесьмой, гарусом, вышивкой набором и росписью. Шерстяная панева украшена по подолу нашивными полосами из кумача, лент и позумента. Панева перехвачена домотканым шерстяным поясом c кистями и бахромой, унизанной бисером. Головной убор — рогатка-кичка — дополняет костюм. Костюм производит впечатление монументальности и величия.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 8

7

Костюм крестьянки Верейского уезда Московской области.
Середина XIX века.
Музей народного искусства.
Костюм состоит из домотканых рубахи, паневы и передника. Рубаха и передник, сшитые из холста, богато украшены гладкими и узорными полосами. По-лосы, образующие сложный ритмический рисунок, расположены настолько близко друг к другу, чго сливаются в горячую золотисто-красную гамму. По технике и характеру исполнения узорные полосы различны, здесь и браное ткачество в сочетании c вышивкой, выполненной различными швами, и серебристая тесьма и блёстки. В целом, декоративное украшение одежды верейской крестьянки носит ковровый характер.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 9
8
Костюм крестьянки Пензенской губернии.
Начало ХХ века.
Загорский государственный историко-художественный музей-заповедник.
Костюм состоит из домотканых рубахи c «подолом» (длинная, почти до пят рубаха, богато орнаментированная внизу), шушпана, надетого поверх рубахи и распашной паневы. Поверх паневы надевался шерстяной узорный пояс. Рубаха, шушпан и панева украшены браными узорами, вышивкой и нашивками из шерстяных полос. Декоративные мотивы узоров, перекликаясь между собой, придают одежде напряжённый яркий колорит. Головной убор сложный с фатой из кумача. Обруч головного убора, расшитый серебряной нитью и цветной шерстью, заканчивается кисточкой из разноцветных перьев. В Пензенской губернии обычно распашная паневе закрывалась запоном.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 10
9

Костюм крестьянки Пензенской губернии.
Начало ХХ века.
Маршанский краеведческий музей.
Костюм состоит из домотканых рубахи, паневы и передника. Холщовые рубаха и передник богато украшены узорными полосами. Насыщенные по цвету и рисунку, полосы расположены настолько близко друг к другу, что основной ткани рукавов рубахи не видно. Узоры на рубахе перекликаются c узорами передника, на котором полосы дополняются лентами и бахромой фабричного производства. Панева, вытканная из черной шерсти, украшена по подолу полосками из кумача, шёлковой зелёной лентой и тесьмой. Головной кашемировый платок украшен разноцветной шерстяной бахромой. Особую нарядность одежде придаёт большое сложное ожерелье из монет.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 11
10
Костюм крестьянки Тульской области.
Вторая половина 19 века.
Загорский государственный историко-художественный музей-заповедник.
Костюм состоит из домотканных рубахи, поневы и передника. Рукава холщовой рубахи сплошь покрыты сложным рисунком из узорных и гладких полос, почти не оставляющих просветов белого фона. Холщовый передник украшен вышивкой, воспроизводящей старинные узоры: “гребешки”, “городки”, “гребенчатые ромбы”, полосами из кумача и из ситца с мелким рисунком по красному ситцу. Шерстяная синяя понева в крупную клетку украшена по подолу красной шерстяной полоской. Поверх поневы повязывается шерстяной красный пояс. Головной убор-сорока завершает костюм.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 12

11

Костюм крестьянки Орловской губернии.
Начало ХIХ века.
Музей народного искусства.

Костюм состоит из домотканых рубахи, паневы и передника-запона. Холщовые рубаха и запон богато украшены узорными и гладкими ткаными полосами. Насыщенные по рисунку, полосы расположены настолько близко друг к другу, что рукава рубахи и запон полностью покрыты узором; синяя клетчатая панева украшена по подолу нашивками из цветной ткани и узорной тесьмой домашней работы. Завершает костюм головной убор-сорока с шерстяным платком.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 13
12
Костюм крестьянки Курской губернии.
Конец XVIII нaчaлo XIX века.
Государственный Русский музей.
Костюм состоит из домотканых рубахи, паневы и передника. Холщовые рубаха и передник богато украшены ткаными м вышитыми узорами. На запоне нашиты ленты и полосы из цветной ткани, хорошо дополняющие тканые узоры. Шерстяная понева покрыта узором, выполненным некрученым шелком. Головной убор-сорока и низанное из бисера нагрудное ожерелье дополняют костюм.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 14
13

Костюм крестьянки Владимирской губернии.
XIX век.
Собрание НИИХП.
Костюм состоит из рубахи, сарафана и шугая (вид верхней одежды), выполненных из покупных парчовых тканей. Кокошник, расшитый золотными нитями и жемчугом, жемчужные серьги и жемчужное ожерелье придают костюму еще более праздничную нарядность.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 15

14
Костюм крестьянки Воронежской губернии.
Начало 19 века.
Загорский государственный историко-художественный музей-заповедник.
Кocтюм состоит из домотканых рубахи и паневы, передника-запона. Рубаха и передник, сшитые из холста, украшены сложной мелкоузорной черной вышивкой. Синяя панева в клетку расшита по подолу шерстяными цветными нитями и гарусом. Широкий шерстяной пояс ярких контрастных цветов завязан высоко над талией. Особую нарядность придает костюму нагрудное украшение, выполненное из низаного черного бисера и «монет». «Монеты» изготовлялись из позумента.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 16
15

Костюм крестьянки Смоленской губернии.
Вторая половина XIX века.
Загорский государственны й историко-художественный мyзей-заповедник.

Костюм состоит из домотканых рубахи и сарафана-шушуна. Холщовая рубаха богато украшена гладкими и узорными полосами. Узорные полосы. покрывающие рукава рубахи, различны по технике и характеру исполнения. Здесь и браное ткачество в сочетании c вышивкой различными швами, и золотая тесьма, и блестки. Темно-синий сарафан-шушун украшен красной полосой и позументом. Отделкой подола шушуна белой фигурной тесьмой, шёлковыми лентами, вышивкой по красной ткани прекрасно сочетается с богатым украшением рубахи. По талии сарафан-шушун перехватывает тонкий домотканый шерстяной поясок.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 17
16

Костюм крестьянки Архангельской губернии.
Начало 19 века.
Музей народного искусства.

Костюм состоит из рубахи, расшитой жемчугом, верхней парчовой рубахи с расшитым жемчугом оплечьями и косоклинного парчового сарафана, отделанного позументом. Нарядный венец, расшитый жемчугом и каменьями, жемчужные серьги, жемчужное ожерелье с каменьями и вплетенный в косу косник дополняют этот праздничный костюм.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 18
17
Костюм крестьянки Калужской губернии.
Конец XIX века.
Собрание НИИХП.
Костюм состоит из домотканой холщовой рубахи с кумачовыми рукавами, шерстяной одноцветной па-невы, домотканого холщового передника и шерстяного пояса c кистями, унизанными бисером. Особую на-рядность костюму придает передник. Тканые изобра-жения женских фигур, птиц, кустиков, узорные и гладкие полосы, полоски-затканки чередуются на нем c вышивкой косыми крестами и разноцветными тiашивками из ситца. Праздничную нарядность костюма завершает кокошник, шитый жемчугом и цветными бусами, жемчужные серьги и коралловое ожерелье.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 19

18

Девичий костюм крестьянки Тамбовской губернии.
Начало ХХ века.
Собрание НИИХЛ.
Костюм состоит из цветной рубахи, сборчатого сарафана из цветной ткани в крупный рисунок и широкой ленты-повязки на голову. Повязка украшена нашивкой из золотного шитья. Нарядность костюму придают жемчужное ожерелье и косник, шитый жемчугом и цветным бисером.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 20

19

Костюм крестьянки Великого Устюга.
Архангельской губернии.
Конец 19 начало 20 века.
Загорский государственны й историко-художественный мyзей-заповедник.
Костюм состоит из рубахи, юбки, передника и широкого домотканого пояса. Рубаха, передник и платок сшиты из оранжевого кашемира. Рубаха вышита мелкими, расположенными в шахматном порядке, изображениями крестиков, а передник и платок — «ефимками». «Ефимками» местные жители называли изображения человеческих фигурок. Нижний конец передника украшает очень редкая для народной одежды вышевка — «кавалеры и дамы».
Полосатая юбка выткана из шерсти ярких контрастных цветов. Трудоёмкая вышивка цветными нитками — основное украшение этого нарядного и оригинального костюма.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 21

20

Девичий костюм крестьянки Московской губернии.
Середина 19 века.
Собрание НИИХП.

Костюм состоит из цветной рубахи с широкими, суженными книзу рукавами, косоклинного сарафана и широкой ленты-повязки на голову. Сарафан украшен полосками цветной ткани и оловянными пуговицами. Праздничную нарядность костюму придают расшитая жемчугом и каменьями повязка, жемчужное ожерелье, жемчужные серьги и вплетённый в косу косник.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 22
21

Костюм крестьянки Скопинского уезда Рязанской губернии.
Начало ХХ века.
Частное собрание.
Костюм состоит из рубахи, паневы и передника занавески. Рукава кумачовой рубахи украшены нашивными “палетами» из цветных лент, гаруса и блесток. Занавеска из цветного ситца отделана нашивными полосами из цветной ткани, фабричными лентами и блестками. Домотканая шерстяная панева украшена полосой кумача и узорным «пояском» (шерстяной тесьмой домашней работы). Белый платок-повойник и цветной верхний платок завершают костюм. Благодаря старинной женской причёске “рога”, платки принимают своеобразную форму. В центре платка заложена “галочка”. Низанные из бисера и бус нагрудные украшения (чепки, разметки, ожерелье) являются обязательным дополнением костюма.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 23
22

Девичий костюм крестьянки Ярославской губернии.
Конец XIX века.
Собрание НИЙХП.

Костюм состоит из холщовой домотканой рубахи, сарафана из покупной парчовой ткани и «сарафанчика», расшитого позументом и серебряными нитями. Рукава рубахи перехвачены повязками c нашитыми на них тесьмой и блестками. Головной убор —венец, расшитый жемчугом, жемчужные серьги н жемчужное ожерелье усиливают праздничную наряд-ность костюма.

Крестьянская праздничная одежда, фото № 24
23
Костюм крестьянки Тверской губернии.
Начало XIX века.
Частное собрание.

Кoстюм состоит из парчовой рубахи c расшитыми жемчугом оплечьями, сарафана и «сарафанчика”, расшитого золотными нитками и позументом. Нарядный кокошник, выполненный из золотных нитей и жемчуга, жемчужные серьги и жемчужное ожерелье дополняют костюм.


Крестьянская праздничная одежда, фото № 25

24

Костюм крестьянки Тульской губернии.
Вторая половина 19 века.
Загорский государственны й историко-художественный мyзей-заповедник.

Костюм состоит из рубахи, поневы и навершника. Холщовую рубаху украшают поперечные полоски-затканки. Панева и навершник украшены нашивными полосками из шерстяной ткани и тесьмы, позументом и бахромой. Поверх поневы одет разноцветный шерстяной пояс. Головной убор — кокошник с позатыльником из красного кумача — расшит серебряной ниткой и украшен лентой с длинными, свободно свисающими концами.

Мужская крестьянская одежда. Что непонятно у классиков, или Энциклопедия русского быта XIX века

Мужская крестьянская одежда

Наиболее распространенным костюмом крестьян был русский КАФТАН. Об отличии западноевропейского кафтана от русского уже говорилось в начале этой главы. Остается добавить, что крестьянский кафтан отличался большим разнообразием. Общим для него был двубортный покрой, длинные полы и рукава, закрытая доверху грудь. Короткий кафтан назывался ПОЛУКАФТАНОМ или ПОЛУКАФТАНЬЕМ. Украинский полукафтан именовался СВИТКОЙ, это слово часто можно встретить у Гоголя. Кафтаны чаще всего были серого или синего цвета и шились из дешевого материала НАНКИ — грубой хлопчатобумажной ткани или ХОЛСТИНКИ — льняной ткани кустарной выделки. Подпоясывали кафтан, как правило, КУШАКОМ — длинным куском ткани обычно другого цвета, застегивался кафтан крючками на левую сторону.

Целый гардероб русских кафтанов проходит перед нами в классической литературе. Мы видим их на мужиках, приказчиках, мещанах, купцах, кучерах, дворниках, изредка даже на провинциальных помещиках («Записки охотника» Тургенева).

Каков был первый кафтан, с которым мы познакомились вскоре после того, как научились читать, — знаменитый «Тришкин кафтан» у Крылова? Тришка явно был бедным, неимущим человеком, иначе вряд ли бы ему понадобилось перекраивать самому свой продравшийся кафтан. Стало быть, речь идет о простом русском кафтане? Отнюдь нет — на Тришкином кафтане были фалды, которых крестьянский кафтан никогда не имел. Следовательно, Тришка перекраивает «немецкий кафтан», подаренный ему барином. И не случайно в этой связи Крылов сравнивает длину переделанного Тришкой кафтана с длиной камзола — тоже типично дворянской одежды.

Любопытно, что для малообразованных женщин всякая одежда, надеваемая в рукава мужчинами, виделась кафтаном. Других слов они и не знали. Гоголевская сваха называет кафтаном фрак Подколесина («Женитьба»), Коробочка — фрак Чичикова («Мертвые души»).

Разновидностью кафтана была ПОДДЁВКА. Лучшую характеристику ее дал блестящий знаток русского быта драматург А.Н. Островский в письме артисту Бурдину: «Если ты называешь поддевкой кафтан со сборками сзади, который застегивается на одну сторону на крючках, то именно так должны быть одеты Восмибратов и Петр». Речь идет о костюмах персонажей комедии «Лес» — купце и его сыне.

Поддевка считалась более благообразным одеянием, нежели простой кафтан. Щеголеватые поддевки без рукавов, сверх полушубков, надевали состоятельные ямщики. Носили поддевку и богатые купцы, и, ради «опрощения», некоторые дворяне, например Константин Левин в своей деревне («Анна Каренина»). Любопытно, что, подчиняясь моде, как некий русский национальный костюмчик, маленькому Сереже в том же романе сшили «сборчатую поддевку».

СИБИРКОЙ назывался короткий кафтан, обычно синего цвета, сшитый в талию, без разреза сзади и с невысоким стоячим воротником. Сибирки носили лавочники и купцы и, как свидетельствует Достоевский в «Записках из Мертвого дома», заводили себе и некоторые арестанты.

АЗЯМ — разновидность кафтана. Шился он из тонкой ткани и носился только летом.

Верхней одеждой крестьян (не только мужчин, но и женщин) служил АРМЯК — тоже разновидность кафтана, сшитая из фабричной материи — толстого сукна или грубой шерсти. Богатые армяки выделывались из верблюжьей шерсти. Это было широкое, долгополое одеяние вольного покроя, напоминающее халат. Темный армяк носил тургеневский «Касьян с Красивой Мечи». Армяки мы часто видим на некрасовских мужиках. Стихотворение Некрасова «Влас» начинается так: «В армяке с открытым воротом, / С обнаженной головой, / Медленно проходит городом / Дядя Влас — старик седой». А вот как выглядят некрасовские мужички, дожидающиеся «у парадного подъезда»: «Загорелые лица и руки, / Армячишко худой на плечах, / По котомке на спинах согнутых, / Крест на шее и кровь на ногах….» Тургеневский Герасим, выполняя волю барыни, «накрыл Муму своим тяжелым армяком».

Армяки часто носили ямщики, надевая их зимой сверх полушубков. Герой повести Л. Толстого «Поликушка» едет за деньгами в город «в армяке и шубе».

Гораздо примитивнее армяка был ЗИПУН, который шили из грубого, обычно домотканого сукна, без воротника, с раскошенными полами. Увидев сегодня зипун, мы сказали бы: «Балахон какой-то». «Ни кола, ни двора, / Зипун — весь прожиток», — читаем в стихотворении Кольцова про бедного мужика.

Зипун был своего рода крестьянским пальто, предохраняющим от стужи и непогоды. Носили его и женщины. Зипун воспринимался как символ бедности. Недаром пьяный портной Меркулов в рассказе Чехова «Капитанский мундир», хвалящийся былыми высокопоставленными заказчиками, восклицает: «Пущай лучше помру, чем зипуны шить!»

В последнем номере своего «Дневника писателя» Достоевский призывал: «Дослушаем серых зипунов, что-то они скажут», имея в виду бедный, трудовой народ.

Разновидностью кафтана была и ЧУЙКА — длинный суконный кафтан халатного покроя. Чаще всего чуйку можно было видеть на купцах и мещанах — трактирщиках, мастеровых, торговцах. У Горького есть фраза: «Пришел какой-то рыжий мужчина, одетый мещанином, в чуйку и высокие сапоги».

В русском быту и в литературе слово «чуйка» иногда употреблялось как синекдоха, то есть обозначение ее носителя по внешнему признаку — недалекого, невежественного человека. В поэме Маяковского «Хорошо!» есть строки: «Салоп говорит чуйке, чуйка салопу». Здесь чуйка и салоп — синонимы заскорузлых обывателей.

Домотканый кафтан из грубого некрашеного сукна назывался СЕРМЯГОЙ. В рассказе Чехова «Свирель» изображен старик-пастух в сермяге. Отсюда эпитет сермяжный, относящийся к отсталой и бедной старой России — сермяжная Русь.

Историки русского костюма отмечают, что для крестьянской одежды не существовало строго определенных, постоянных названий. Многое зависело от местных говоров. Некоторые одинаковые предметы одежды в разных говорах назывались по-разному, в других случаях одним словом в различных местах назывались различные предметы. Это подтверждается и русской классической литературой, где понятия «кафтан», «армяк», «азям», «зипун» и другие нередко смешиваются, иногда даже у одного и того же автора. Однако наиболее общие, распространенные характеристики этих видов одежды мы сочли своим долгом привести.

Из крестьянских головных уборов только недавно исчез КАРТУЗ, имевший непременно околыш и козырек, чаще всего темного цвета, иначе говоря — неформенная фуражка. Картуз, появившийся в России в начале XIX века, носили мужчины всех сословий, сначала помещики, потом мещане и крестьяне. Иногда картузы были теплыми, с наушниками. Манилов («Мертвые души») появляется «в теплом картузе с ушами». На Инсарове («Накануне» Тургенева) «странный, ушастый картуз». В картузах ходят Николай Кирсанов и Евгений Базаров («Отцы и дети» Тургенева). «Изношенный картуз» — на Евгении, герое «Медного всадника» Пушкина. В теплом картузе путешествует Чичиков. Иногда картузом называлась и форменная фуражка, даже офицерская: Бунин, например, вместо слова «фуражка» употреблял «картуз».

У дворян была особая, форменная фуражка с красным околышем.

Здесь надо предупредить читателя: слово «картуз» в старину имело и другое значение. Когда Хлестаков приказывает Осипу посмотреть в картузе, нет ли там табака, речь идет, конечно, не о головном уборе, а о мешочке для табака, кисете.

Простой трудовой люд, в частности ямщики, носил высокие, округлые шапки, прозванные ГРЕЧНЕВИКАМИ — по сходству формы с популярной в то время лепешкой, испеченной из гречневой муки. ШЛЫКОМ пренебрежительно называлась всякая крестьянская шапка. В поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» есть строки: «Гляди, куда деваются крестьянские шлыки». На ярмарке мужики оставляли свои шапки трактирщикам в залог, чтобы позднее выкупить.

В названиях обуви особых изменений не произошло. Низкая обувь, как мужская, так и женская, в старину называлась БАШМАКАМИ, ботинки появились позднее, ничем существенно не отличаясь от башмаков, но дебютировали в женском роде: на ноге у героев Тургенева, Гончарова, Л. Толстого была БОТИНКА, а не ботинок, как говорим мы сегодня. Кстати, ботинки, начиная с 1850-х годов, активно вытеснили почти непременные для мужчин сапоги. Особо тонкая, дорогая кожа для сапог и другой обуви называлась ВЫРОСТКОВОЙ (из шкуры теленка менее чем годичного возраста) и ОПОЙКОВОЙ — из шкуры теленка, еще не перешедшего на растительный корм.

Особо щегольскими считались сапоги с НАБОРОМ (или сборками) — мелкими складками на голенищах.

Еще лет сорок назад многие мужчины носили на ногах ШТИБЛЕТЫ — ботинки с крючками для наматывания шнурков. В таком значении мы встречаем это слово у Горького и Бунина. Но вот уже в начале романа Достоевского «Идиот» мы узнаем о князе Мышкине: «На ногах его были толстоподошвенные башмаки со штиблетами — все не по-русски». Современный читатель умозаключит: не только не по-русски, но и не по-людски вовсе: две пары обуви на одном человеке? Однако во времена Достоевского штиблеты означали то же, что гетры — теплые чехлы, надеваемые поверх обуви. Эта западная новинка вызывает ядовитые замечания Рогожина и даже клеветническую эпиграмму на Мышкина в прессе: «Возвратясь в штиблетах узких, / Миллион наследства взял».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Крестьянская одежда населения Европейской России (XIX

Крестьянская одежда населения Европейской России (XIX - начало ХХ вв.). Определитель. Москва, 1971
Настоящее издание посвящено одежде сельского населения европейской части РСФСР XIX и начала XX в.

В собраниях краеведческих музеев Российской Федерации часто встречается много предметов одежды крестьянства плохо датированных, поэтому установить территориальную принадлежность и время бытования их весьма затруднительно. Данный определитель, составленный рядом специалистов, знатоков одежды населения отдельных частей РСФСР, издается с целью оказать помощь музейным работникам при разборе и научной обработке таких материалов.

Русские — основное население большей части европейской территории РСФСР — в различных местах своего обитания издревле имели некоторые языковые и бытовые отличия. Так, говор русских, живущих в северных областях, имеет твердое «Г» и выделяющийся звук «О», поэтому его и называют окающим. Говор южных жителей — акающий, с мягким «Г» — типа украинского. Между местами обитания обеих групп, приблизительно на широте Москвы, эти два говора как бы сливаются — сохраняя твердое «Г» и в то же время акание. Благодаря этим особенностям говоров в научной литературе выделяют северных, южных и средних великорусов. Само население так себя не называет, употребляя общее для всех понятие — русские.

Русские расселялись на территории европейской части РСФСР в течение ряда столетий в различных исторических условиях. С одной стороны, мы имеем Окско-Волжское междуречье и Новгородско-Псковские земли, где формировались великорусы как народность, с другой — ряд территорий, населенных ими позднее: русский Север, юго-восточные земли лесостепной полосы, среднее Поволжье и Приуралье, Дон и Северный Кавказ. На всех этих территориях сложились своеобразные комплексы одежды, в общем, близкие друг к другу, но имеющие некоторые чисто местные отличия, в зависимости от географической обстановки и связей с древним населением данных мест.

Одежда, изготовлявшаяся в большинстве самими женщинами, редко выезжавшими за пределы своего обитания, и лишь частично (верхняя одежда) бродячими портными, обслуживавшими также определенные территории, являлась для каждой местности достаточно устойчивой (особенно женская) и весьма медленно эволюционировала, слабо отражая влияние со стороны. Правда, в период капиталистического развития этот процесс шел несколько быстрее, чем при феодализме, но все же отдельные части страны продолжали сохранять свои особенности в одежде, как и во многих других элементах быта.

Подобное обстоятельство потребовало рассмотрения в данном определителе одежды русских крестьян по отдельным историко-этнографическим районам, сложившимся в определенное время, в конкретной исторической обстановке. Таковыми районами для русского населения являются следующие:

  1. Центр европейской части РСФСР — место формирования великорусов. Сюда входит прежде всего так называемый Промышленный центр (губернии — Московская, Тверская, Ярославская, Владимирская, Нижегородская*), в котором наиболее ярко сказался промышленный переворот второй половины XIX в.; затем окружающие его с северо-востока, северо-запада, запада и юга — губернии Новгородская, Псковская, Костромская, Смоленская, Калужская, Тульская, Рязанская. Одежды крестьянства центра России в целом одинаковы, хотя и имеют некоторые отличия почти в каждой губернии. Здесь сказались прежде всего общность формирования и древние культурные связи, а также тот факт, что центр представляет переходную зону между землями, населенными северными и южными великорусами, с их только языковыми, но и бытовыми отличиями.
  2. Север европейской части РСФСР— губернии Петербургская, Олонецкая, Архангельская, Вологодская, Вятская, Пермская. Они заселены несколько позднее, но сохранили в быту и одежде, пожалуй, наиболее стойко древние черты северного великоруса. Особенностью этого района является и некоторая примесь бытовых элементов, характерных для коренного местного населения — карел, коми и др.
  3. Лесостепной юго-восток — губернии Курская, Орловская, Тамбовская, Пензенская, Воронежская. Здесь в XVI—XVII вв. сложился южновеликорусский бытовой комплекс, в том числе и одежды. Кроме того, чувствуется влияние на одежду местных народов (мордвы и др.).
  4. Среднее Поволжье и Приуралье — губернии Казанская, Симбирская, Самарская, Уфимская и Оренбургская. Заселены русскими в XVI—XVIII вв. преимущественно из центральных областей России. Здесь также сказалось соседство с местными народами.
  5. Дон и Северный Кавказ — Кубанская и Терская области, Ставропольская губерния. Колонизация их русским населением, начавшись в XVI в., проходила наиболее интенсивно в XVIII в. и даже первой половине XIX в. Русские, переселившиеся сюда, также сближались с местным населением, особенно с народами Северного Кавказа.

__________
*Административное деление везде берется дореволюционное. 

Таковы основные районы, которые по характеру одежды сложились у русского сельского населения на территории европейской части РСФСР. Особенности одежды в каждом районе и будут подробно рассмотрены при описании соответствующих историко-этнографических частей страны.

Кроме русских, на Севере, в Поволжье и Приуралье живут народы, говорящие на финно-угорских и татарских языках,—коми, коми-пермяки, карелы, мордва, удмурты, марийцы, татары, башкиры. Многие из этих народов являются древним населением на рассматриваемой территории. Соприкасаясь длительное время с русскими, они сыграли значительную роль при формировании комплекса одежд русского населения этих мест. Характеристика этих одежд тоже есть в определителе.

В качестве приложения дается построенная несколько в ином плане статья по истории древнерусской одежды, представляющая значительную ценность для выяснения истоков развития некоторой русской одежды в весьма отдаленные времена, что несомненно поможет музейным работникам.

Крестьянство в дореволюционной России (88 фото)

  • Утро в тебе – Мы не рабы

  • Наука стала хобби // Письма

    МАКСИМ: Пишет Вам аспирант Ленинградского политехнического института имени Калинина в прошлом, а ныне Санкт-Петербургского политехнического…

  • Большевики и церковь

    Историк, председатель движения «Трудовая Россия» Станислав Рузанов об отношении большевиков к церкви.

  • Егор Яковлев о протоколах сионских мудрецов

    Егор Яковлев об известной литературной фальшивке, истории её появления и происхождения. Хронометраж: 0:34 – Этот документ был активно…

  • Госсовет да любовь. Перестановка коек

    Консервация овощей может пройти и скорее всего, опять пройдет успешно. Как 96-м. Как в 99-м. Рецептура, предложенная еще при Ельцине, не должна…

  • 5 фактов об Октябрьской революции

    Победа Октябрьской революции стала поворотным пунктом в истории России и всего мира. Взяв власть в свои руки, рабочий класс освободил всех трудящихся…

  • 100 секунд до Апокалипсиса, Референдума не будет, Духоскрепные смартфоны // Галопом по Европам №143

    В этом выпуске: — Для референдума по поправкам в конституцию нет оснований – такого мнения придерживается глава центризбиркома Памфилова; -…

  • Элизиум — Сколько стоишь ты?

    Текст: Дурную весть, услышал — переключил канал Кого-то вновь убили, но ты как будто не догнал. Плевать, что кто-то силой, рвётся за всех…

  • Вся правда о новом правительстве // Злоба дня

    Ничего не изменится в наших авгиевых конюшнях. Ведь важно не какие актеры исполняют роли на сцене, а кто написал либретто. А у нас что — разве…

  • Правила ношения одежды в Российской империи .

    В 1858 году, император Александр II именным указом разрешил воспитанникам военно-учебных заведений носить вне строя перчатки. Подобное внимание к деталям одежды объяснялось тем, что в Российской империи существовали строжайшие писаные и неписаные правила ношения одежды всеми подданными — от придворных до крестьян из самых глухих деревень. Любой русский человек по волосам и одежде мог отличить замужнюю крестьянку от старой девы. Одного взгляда на фрак было достаточно, чтобы понять, кто перед вами — представитель высших слоев общества или мещанин. По количеству же пуговиц на пиджаке можно было безошибочно отличить небогатого интеллигента от высокооплачиваемого пролетария.

    Правила ношения одежды в Российской империи ., фото № 1Правила ношения одежды в Российской империи ., фото № 2

    Праздничные подгузники
    Встречать по одежке, а провожать по уму начали еще в те незапамятные времена, когда социальный статус индивидуума определялся размером и качеством шкуры, в которую он был задрапирован. Шли века, менялась одежда, однако привычка использовать ее не только для защиты от капризов погоды, но и для обозначения своего положения в обществе оставалась неизменной. Даже в самых глухих крестьянских поселениях наметанный глаз знатока мог по малейшим деталям одежды определить примерный возраст любого встречного мужика, бабы или ребенка, их место в иерархии семьи и деревенской общины.

    Правила ношения одежды в Российской империи ., фото № 3Правила ношения одежды в Российской империи ., фото № 4

    К примеру, деревенские дети до четырех-пяти лет без различия пола круглый год имели лишь один предмет одежды — длинную рубаху, по которой можно было без проблем установить, из зажиточной они семьи или нет. Как правило, детские рубахи шились из обносков старших родственников ребенка, и степень заношенности и качество материи, из которой эти вещи были сшиты, говорили сами за себя.

    Правила ношения одежды в Российской империи ., фото № 5

    Если же на ребенке были портки, то можно было утверждать, что мальчику больше пяти лет. Возраст же девочки-подростка определялся по верхней одежде. Пока девушка не входила в брачный возраст, семья и не думала шить ей какие-либо шубейки. И лишь готовя дочь к замужеству, родители начинали заботиться о ее гардеробе и украшениях. Так что, увидев девушку с непокрытыми волосами, с серьгами или кольцами, можно было практически безошибочно сказать, что ей от 14 до 20 лет и ее близкие достаточно обеспечены, чтобы заниматься устройством ее будущего.

    Правила ношения одежды в Российской империи ., фото № 6

    Правила ношения одежды в Российской империи ., фото № 7

    Правила ношения одежды в Российской империи ., фото № 8

    То же самое наблюдалось и у парней. Собственную — по мерке — одежду им начинали шить в пору жениховства. Полноценному жениху полагалось иметь штаны, подштанники, рубахи, пиджак, шапку и шубу. Не возбранялись и некоторые украшения вроде браслета, кольца в ухе, как у казаков, или медного, а то и железного подобия печатки на пальце. Подросток в потертой отцовской шубе всем своим видом свидетельствовал о том, что его еще не сочли достаточно зрелым для подготовки к браку, или о том, что у его семьи дела идут совсем уж ни шатко ни валко.

    Правила ношения одежды в Российской империи ., фото № 9Правила ношения одежды в Российской империи ., фото № 10

    Взрослым жителям русских деревень украшений не полагалось. А мужики повсюду — от самых северных до самых южных губерний Российской империи — щеголяли в неизменных портках и подпоясанных рубахах. Об их статусе и материальном положении больше всего говорили шапки, обувь и зимняя верхняя одежда. Но даже летом можно было отличить зажиточного мужчину от недостаточного. Мода на брюки, появившаяся в России в XIX веке, к исходу столетия проникла и в глубинку. И состоятельные крестьяне стали носить их по праздникам, а затем и в будни, причем надевали их поверх обычных портков.

    Правила ношения одежды в Российской империи ., фото № 11

    Правила ношения одежды в Российской империи ., фото № 12

    (форменная одежда чиновников)
    Мода коснулась и мужских причесок. Брадобритие, которое царь Петр силой внедрял в начале XVIII века, обрело популярность во многих русских деревнях полтора столетия спустя. Парни и молодые мужики в последней четверти XIX века стали брить бороды, так что густой волосяной покров на лице стал отличительным признаком пожилых крестьян, к которым относили мужиков старше 40 лет.

    Правила ношения одежды в Российской империи ., фото № 13Правила ношения одежды в Российской империи ., фото № 14

    Но совершенно особый дресс-код существовал у крестьянок. К примеру, в южных губерниях России главными предметами женской одежды были рубахи и поневы — юбки из полотнищ ткани, сшитых поверху. По вышивке на рубахе знатоки безошибочно могли определить уезд и деревню, где женщина в невестах готовила себе приданое. Поневы рассказывали об их обладательницах еще больше. Их носили только замужние женщины, и во многих местах, когда девушку приезжали сватать, мать ставила ее на лавку и держала перед ней поневу, уговаривая впрыгнуть в нее. Если девушка соглашалась, то было понятно, что она принимает предложение руки и сердца. А если взрослая женщина не носила поневу, всем было ясно, что это старая дева.

    Правила ношения одежды в Российской империи ., фото № 15

    Каждая уважающая себя крестьянка имела в своем гардеробе, точнее, в сундуке до двух десятков понев, каждая из них имела свое назначение и шилась из соответствующих тканей и специальным образом. Существовали, например, будничные поневы, поневы для большого траура, когда умирал кто-то из членов семьи, и поневы для малого траура по дальним родственникам и свойственникам. Носились поневы в разные дни по-разному. В будни во время работы края поневы затыкались за пояс. Так что женщину, носившую в страдные дни неподоткнутую поневу, могли счесть лентяйкой и бездельницей. А вот в праздники считалось верхом неприличия подтыкать поневу или ходить в будничной. В некоторых местах модницы вшивали между основными полотнищами поневы атласные яркие полосы, и именовалась такая конструкция подгузником.

    На ЯМ можно найти разные виды одежды, поневы тоже. Например в магазине http://www.livemaster.ru/zlayamblwb.

    Материалы найдены на просторах интернета.

    Posted in Разное

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о