Модель джулия фостер фото – Джиа Каранджи — она осуществила американскую мечту, а потом воплотила в жизнь самый страшный кошмар | Наталия Уайльд — это я!

Модель джулия фостер фото – Джиа Каранджи — она осуществила американскую мечту, а потом воплотила в жизнь самый страшный кошмар | Наталия Уайльд — это я!

23.04.2020

МОДЕЛЬ ДЖИА КАРАНДЖИ. УБИЙСТВЕННАЯ КРАСОТА.

Каранджи, Джиа

Настоящее имя
Gia Marie Carangi
Дата рождения
29 января 1960
Место рождения
Филадельфия, Пенсильвания, США
Дата смерти
18 ноября 1986 (26 лет)
Рост
173 см
Грудь
86,5 см
Талия
61 см
Бёдра
89 см
Цвет волос
каштановые
Глаза
карие
Размер одежды
36 (EU)
Размер обуви
39 (EU)
Гражданство
США

Джи́а Мари́ Кара́нджи (англ. Gia Marie Carangi; род. 29 января 1960 года, Филадельфия, Пенсильвания, США — ум. 18 ноября 1986 года, там же) — американская супермодель, считается одной из первых супермоделей мира.
Совершив революцию в мире моды, она стала не только первой супермоделью — брюнеткой в повально белесом мире глянца, но и первой женщиной, умершей от СПИДа. Вот такая яркая и короткая жизнь.

Она ялялась предшественницей супермоделей 1990-х годов Клаудии Шиффер и Синди Кроуфорд. Благодаря поразительной схожести с Каранджи последнюю часто называли Baby Gia.

Изображения Каранджи были на обложках разных журналов мод, например: американский Vogue, 1979 апрель; парижский Vogue, 1979 апрель; американский Vogue, 1980 август; парижский Vogue, 1980 август; итальянский Vogue, 1981 январь; и несколько обложек Cosmopolitan с 1979 по 1983.


Эта обложка считается лучшей за всю историю съемок Джиа

Джиа Каранджи родилась в семье италоамериканца Джо Каранджи и американки с ирландскими и уэльскими корнями Кетлин Каранджи. Отец владел небольшой сетью закусочных, воспитанием девочки занималась мать. Когда Джии исполнилось одиннадцать лет, мать оставила семью. В последующие годы Джиа страдала от нехватки внимания со стороны родителей. В 18 лет Каранджи переехала в Нью-Йорк, где за короткое время добилась успеха в качестве модели.

Карьера

В Нью-Йорке Джиа попала под покровительство бывшей модели Вильгельмины Купер, владевшей модельным агентством «Wilhelmina Models». Вильгельмина была так поражена увидев Джиа, что даже забыла подписать с ней контракт. На кастинг Джиа пришла в джинсах и растянутой футболке, поигрывая неизменным ножичком. Первые три месяца Каранджи выполняла небольшие заказы, однако быстро перешла в разряд наиболее востребованных моделей тех лет. Артур Элгорт, с которым она работала во время фотосессии для Bloomingdale’s, познакомил её с именитыми фотографами Франческо Скавулло (Francesco Scavullo), Марко Главиано и Ричардом Аведоном, что стало началом блестящей карьеры Каранджи.


Вильгельмина Купер


Первый фотосет Джиа (фотограф Крис Вон Вонехем)


Затем фотограф,Крис Вон Воненхем, пораженный необычностью Джиа,фотографирует ее одну. (Чем вызывает негодование остальных моделей..)

После обязательных рекламных кадров Крис обьявляет всем в студии,что все ранее сделанные фото- унылое говно и предложил моделям заняться настоящим искусством, т.е обнажиться. Всем отказываютс,за исключением Джиа. Эти кадры за забором стали самыми знаменитыми кадрами Джиа. Также в фотосессии по просьбе фотографа приняла участие визажист Синди Линтер. Фотографии нагой Джии, стоящей позади забора, стали одними из самых скандальных для тех времен. К концу 1978 она появилась уже в нескольких журналах, включая американский Vogue.

Фотограф уловил суть Джиа — ее темперамент стихийного зверя нуждался в «заборе».Но не было такого забора в ее жизни, никто и ничто им не стало и в один не прекрасный момент, стихия саморазрушения вырвалась наружу, сметая все на своем пути: молодость, здоровье, красоту, гонорары, карьеру, друзей и саму жизнь. Но это все еще впереди. А пока Джиа влюбляется в свою гримершу.


С визажисткой Сэнди Линтер

Джиа стала знаменитой не только из-за необыкновенной внешности (в те времена в модельном бизнесе были востребованы блондинки), но в первую очередь благодаря её умению играть различные роли, будь то невинная Лолита или женщина-вамп.

В 1979, в течение пяти месяцев, Джиа появлялась на обложках британского Vogue, французского Vogue, американского Vogue и дважды на обложке американского Cosmopolitan. Вторую обложку Космо, где Каранджи позировала в жёлтом купальнике греческого стиля, назвали лучшей из всей карьеры Джии. Фигуру Джии считали очень чувственной, она заметно контрастировала с застенчивыми моделями её времени. Став достаточно знаменитой, Каранджи могла позволить себе не соглашаться на те рабочие предложения, которые ей не нравились. Порой она отменяла фотосессии лишь потому, что ей не нравилась её прическа.

Каранджи была завсегдатаем самых модных клубов Нью-Йорка, в том числе она была частым гостем знаменитой «Студии 54», где процветали свободные нравы. Постепенно Джиа начала принимать наркотики — сначала «лёгкий» наркотик кокаин для отдыха, потом, весной 1980 года, после смерти наставницы Вильгельмины Купер от рака лёгкого, Каранджи перешла на героин, который помогал ей забыть о проблемах. Джиа начала опаздывать на съёмки или не приходить вообще. После двух лет успешной карьеры, когда Каранджи получала более 100 000 долларов в год (в 1980 Купер прочила ей заработок свыше 500 тысяч), модель исчезла из мира моды.

Весной 1982 года Каранджи сделала попытку возвращения в бизнес, поменяв свое агентство на два других — «Ford» и «Elite». Она упорно трудилась, чтобы доказать скептикам, что не зря вернулась в Нью-Йорк. В начале 1982 Джиа снималась для обложки Cosmopolitan. По мнению фотографа это должна была быть её лучшая обложка, и она стала её последней. Модель позирует,убрав руки за спину, чтобы скрыть следы уколов героина.

Несмотря на все старания, она продолжает употреблять героин. И делает это уже воткрытую. Она засыпает на съемках, она вводит себе наркотик прямо на глазах у всей съемочной бригады, она считает, что ей все сойдет с рук. Весной 1983 Джиа была поймана с наркотиками на фотосессии в Северной Африке — карьера модели была окончена.


Незнаю какие тогда применяли способы ретуши, но во сремя ее произошел скандал: все руки модели были в рубцах и ранах

Личная жизнь

Несмотря на свою популярность и богатство, Джиа оставалась одинокой, её личная жизнь не складывалась. У неё был небольшой круг общения: визажисты П. Хоккей и Синди Линтер, модели Джулия Фостер, Дженис Дикинсон и некоторые прежние филадельфские знакомые.

В личной жизни Джиа была известна своими лесбийскими наклонностями. Она сама соглашалась с этим.

Из дневника Джии: «Девочки всегда были проблемой для меня. Я действительно не знаю, почему они волнуют меня».

«Она была самой чистой лесбиянкой, которую я когда-либо встречал, — вспоминает один друг. — Это была самая ясная вещь о ней. Она посылала цветы и поэмы девочкам с четырнадцати лет».

«Джиа любила только женщин, — говорит один друг со средней школы. — Но проблема была в том, что все влюблялись в нее, был ли это мужчина или женщина. Благодаря своей обаятельности и красоте она всегда получала, кого хотела».

Многие из её друзей полагают, что самая главная причина, почему Джиа хотела стать моделью, была то, что она думала, что это удовлетворит её мать в ряде вопросов. Каранджи знала, что это была её судьба. Все думали, что она знала, что может поехать в Нью-Йорк в любое время и сделать там карьеру. Мать Джии навещала её в Нью-Йорке так часто, как могла. Иногда только лишь для того, чтобы привести жилье Джии в порядок. Но все же большую часть времени Джиа была одна. Она пробовала заниматься чем-то вне модельного бизнеса, но не могла найти для этого время в своем плотном графике. «Самая большая ошибка, которую мы совершили, была в том, что никто не сопровождал ее в Нью-Йорке», — говорит её брат Майкл.

Джиа искала любовь и сострадание в то время, когда люди искали секс, деньги и наркотики. В поиске любви и постоянных отношений, Джиа мгновенно влюблялась в людей, с которыми только что познакомилась. Она чувствовала себя невероятно одинокой и даже попросила, чтобы её брат Майкл поехал с ней в Нью-Йорк. Модель Джули Фостер вспоминает в интервью «Настоящие Голливудские Истории»: «Она искала чью-то любовь, однажды Джиа пришла в мой дом по среди ночи, и я впустила её, а она хотела только, чтобы её кто-то обнял. Это было очень грустно».

Наркотики

Фотографы начали подозревать, что импульсивное поведение Джии на съемочных площадках было результатом злоупотребления героином. «Все мы знали, что Джиа была на наркотиках, это не было тайной, но никто не обсуждал это, я никогда не обсуждал это с ней», — сказал фотограф Франческо Скавуло в интервью ABC. Фотограф Майкл Тайг говорит, что употреблять героин было вне закона. Но в случае Джии было все по-другому. Она позволяла себе опаздывать на фотосессии, не являться вовсе, употреблять героин в студии; фотографы закрывали глаза на это ради заветной фотографии. В ноябрьском Vogue от 1980 года видно, как далеко зашла привязанность Джии к наркотикам. На фотографиях были явно видны следы на руке от уколов. Цитата из книги Стивена Фрида: «В множестве фотографий, на которых она была в купальнике были видны красные следы на руках».


Обратите внимание, как меняется ее лицо и взгляд. На этих последних фото Джиа за пол шага от пропасти. Наркозависимость почти полностью поглотила ее.

«Я помню, когда те фотографии вышли, — говорит посвященное лицо, — В художественном отделе был скандал». Фото были отредактированы и отретушированы, чтобы минимизировать очевидное…

«В течение нескольких месяцев, все деньги, заработанные в модельном бизнесе Джия тратила на наркотики. Её склонность, на первых порах, не мешала ей оставаться в центре внимания и быть той, которую все хотели. Летом 1980 года, Джиа украшала обложки Vogue и Cosmopolitan. За кадром оставались её непредсказуемые истерики, забастовки в середине фотосессий, а иногда она просто засыпала перед камерой.

Каранджи была более заинтересована в ежедневной дозе героина, чем в работе перед камерой. Джиа употребляла почти четыре дозы препарата одновременно и не слушала никого из друзей. Агент из Elite Моник Пиллард сказал Опре в её ток-шоу: «

Я пробовал лично контролировать ее сбережения много раз, но у меня ничего не вышло. Вы можете привести лошадь на водопой, но Вы не можете заставить ее пить, она сама должна хотеть этого».


От Джиа осталась лишь оболочка. В глазах — пустота

В ноябре 1980, Джиа ушла из агентства Wilhelmina и подписала контракт с Эйлин Форд. Но Форд не допускал беспорядочного поведения Джии и после трех недель работы её понизили. В феврале 1981, Джиа исчезла из нью-йоркского мира моды в надежде привести свою личную жизнь в порядок.

Утомленная и больная, Джиа записалась на программу по реабилитации в филадельфийской клинике для алкоголиков и наркоманов. Той же зимой, она начинает отношения с 20-летней студенткой употреблявшей героин. Говорили, что подруга была ещё в более тяжёлом состоянии. «Я всегда подозревал, что Рошель была на героине, она даже предложила его мне, но я сказал «это не для меня». Это были дикие отношения в течение многих лет», — сказал Майкл Каранджи. Под влиянием Рошель, Джиа уходила все дальше и дальше от реального мира. Весной 1981 21-летняя Джиа была арестована за вождение в нетрезвом состоянии. Когда она украла деньги из дома, чтоб потратить на наркотики, также была поймана. В июне 1981 года Джиа оставила дом матери и опять записалась на программу по реабилитации. Но попытка вылечиться была прервана новостью о том, что её близкий друг фотограф Крис Вон Уондженхеим погиб в автомобильной катастрофе. Для Джии это стало очередным весомым аргументом для того, чтоб начать принимать наркотики. Она заперлась в ванной и провела много часов в наркотическим бреду. После нескольких лет употребления наркотиков на руке Джии образовался уродливый нарыв, её спина была покрыта язвами.

В конце 1981 года, Джиа опять начала бороться за свою жизнь. Она начала прибавлять в весе. Каранджи была настроена на выздоровление и хотела вернуться в Нью-Йорк. Джиа связалась с агентом Моник Пиллард. «Она сидела в моем кресле, я ей сказал: «Джиа, я хочу работать с Вами, но я слышал много плохих историй». И я помню, что я спросил её: «Хорошо, почему Вы носите такую длинную рубашку? Я могу увидеть ваши руки?». А она ответила «Нет!». Она держалась за рубашку, и сказала мне: «Вы хотите работать со мной или нет?».

Несмотря на все проблемы, Моник подписал договор с Джией, которая теперь упорно трудилась, чтобы доказать скептикам, что она не зря вернулась в Нью-Йорк. В начале 1982 Джиа снималась для обложки Cosmo. По мнению фотографа Франческо Скавулло это должна была быть её лучшая обложка. «Независимо от того, как усердно я работал, этого не случилось. Ее необыкновенный дух ушел из нее. Ничего не получалось», — говорит Скавулло. Руки Джии во время съемок были заложены назад, чтобы скрыть следы уколов. Скавулло отрицает слухи, говоря, что она сидела в таком положении, чтобы скрыть лишний вес, который она набрала при лечении.


Довольно редкая фотография. Джиа и фотограф Франческо Скавулло выходят из машины возле The Beverly Hills Hotel. 1985-й год,незадолго до того,как Джиа узнает,что у нее СПИД. За неделю до этого увидела свет последняя фотосессия Джии в журнале Vogue, отснятая Франческо Скавулло. После нее стало очевидно,что Джиа «умерла» для модельного бизнеса.

В 1982 году Джиа снялась на ABC в телепередаче «20/20 — истории о супермоделях». Она говорила, что не употребляет наркотики, но её взгляд и голос доказывали обратное. Когда-то ей предлагали 10 000 $ в неделю за съёмку в Европе, но теперь никто не хотел работать с ней. Моник Пиллард вспоминает один случай, когда Джиа работала в Нью-Йорке в студии. Фотограф позвонил ему и сказал: «Приезжайте, заберите ее или я выкину ее из студии. Она заснула перед камерой, и обожгла себе грудь сигаретой». В мае того же года Джии была необходима операция на руке, потому что она колола себя в одном и том же месте очень много раз, что привело к инфекции.


Кадр из видео, где Джиа врёт, что поборола наркозависимость

Джиа переехала в Атлантик-Сити, где жила в квартире с Рошель. «Я не узнала ее сначала, у нее был очень необычный голос, неприятный. Это было отвратительно», — сказала Карен Караза.

«Те годы были сумасшедшими, — вспоминает мать Джии, — Я говорила моему бывшему мужу, что он должен быть готов к любым новостям, потому что она была способна на что угодно. Люди в таком состоянии сделают все что угодно ради наркотиков. Воровство, даже убийство. Я понимала, что в любой день могу получить письмо о том, что моя дочь мертва».


На одном из сайтов указывается, что это фото последнее в карьере Джии

После давления со стороны семьи, Джию опять записали на программу реабилитации в больницу Eagleville в штате Монтгомери. Каранджи признала себя нищей и жила на пособие. В Eagleville пациент по имени Роб Фей стал для неё близким другом. «Отношения, которые вы начинаете там, вы начинаете с нуля, и это — совершенно новая жизнь. Я был действительно единственным близким для нее человеком в то время. Я помню однажды мы увидели, как пара пожилых людей держится за руки. Это действительно тронуло ее — те люди провели вместе всю жизнь и все еще любили друг друга и заботились друг о друге. Для нее это было очень важно».

После шести месяцев лечения Джиа покинула больницу Eagleville и уехала в пригород Филадельфии. Она работала продавцом джинсов и кассиром в местном универсаме. Пошла на курсы в колледж, у неё даже появился интерес к фотографии и кино. Однако спустя три месяца Джиа исчезла ещё раз. «Она исчезла, и никто не мог найти её, — говорит Роб. — Я не видел её в течение трёх недель, ведь обычно когда кто-то исчезает, значит, взялись за старое или совершили самоубийство. И больше вы их не видите».

Джиа возвратилась в Атлантик-Сити летом 1985. Она увеличила дозу. Она спала с мужчинами за деньги, чтобы купить наркотики и была изнасилована несколько раз. По некоторым данным, ей удалось на время прекратить прием наркотиков. Но в 1986 Джиа оказалась в больнице с признаками пневмонии. После этого Джиа Каранджи прожила только шесть месяцев…

Смерть

В 1986 году Джиа внезапно заболела, мать сразу отвезла её в больницу. У Джии была пневмония, когда она зарегистрировалась. Далее, после обследования, ей поставили диагноз — СПИД. Когда состояние Джии ухудшилось, её перевели в одну из больниц Филадельфии. Там, в течение многих месяцев у Джии было то, о чём она мечтала с детства — постоянное внимание её матери Кэтлин. В то время Кэтлин не позволяла никому входить в палату и посещать Джию, таким образом, много людей не знали, что Джиа серьёзно больна. Один из тех людей, которому позволяли её навещать, был Роб Фей: «Кэтлин проделала огромную работу, чтобы палата была похожа на дом», — говорит он. «Джиа хотела снять сюжет, в котором она рассказала бы детям о наркотиках. Чтобы они знали, к чему наркотики могут привести. Она хотела сказать, что с этим можно бороться. Но почему-то мы его так и не записали. В последний раз, когда я видел Джию, она не могла говорить, я знал, что она умирает». Тогда мать Джии, наконец, нарушила своё молчание, чтобы высказаться о трагической судьбе своей дочери. «Я была с ней до конца, — сказала Кетлин. — Мы сидели в парке и разговаривали. Мы обе знали, что у неё не было особого желания жить. Джиа тогда сказала: «У меня три раза была передозировка — почему бог спас меня тогда?». Последние дни она не могла совершать прогулки даже с палкой. Она лежала в изоляторе и медсестры боялись подходить к пациентке с непонятной и страшной болезнью. Ухаживала за ней ее мать. Лицо Джии было красиво до конца. У

биографичный фильм 1998 года о жизни модели, биография Джии Мари, личная жизнь, последние кадры перед смертью

Знаменитости и звезды Джиа Каранджи

Джиа Каранджи во многом была первой: до нее фотомодели не добивались такого головокружительного успеха, такой повсеместной славы; до нее публичные персоны, в первую очередь – женщины не умирали от «чумы ХХ века». Биография и карьера Джии настолько насыщенны, переменчивы, скандальны, насколько ярки, недосягаемы и неповторимы. Была ли Джиа феноменом? Безусловно. Но как ей удалось заполучить весь мир и так быстро его потерять?

Биография

Сколько бы желтая пресса ни пережевывала взлеты и падения Джии, факт остается фактом: она стала прародительницей череды супермоделей, неотразимых и обожаемых кумиров 1990-х: Синди, Кристи, Наоми, Клаудии, Эль, Татьяны, Линды и еще многих-многих прославленных красавиц, которые были после. Для всех представительниц этой неоднозначной и сложной профессии – модель – Джиа была в какой-то степени примером для подражания. Как же росла и воспитывалась эта непростая штучка?

Ранние годы

Джиа Мари Каранджи родилась 29 января 1960 года в Филадельфии. Хотя девочка и была веселой непоседой, с юных лет она росла в несчастливой семье. Когда Джии было 11 лет, родители развелись, и девочке пришлось разрываться между двумя домами. Кроме того, ребенок был лишен родительского внимания и какой-либо заботы со стороны обоих предков.

Джиа Каранджи

Кетлин Каранджи сама оставила семью, а спустя много лет вернулась: они с Джо – отцом семейства – снова воссоединились. Но это было потом. А когда их малышка нуждалась в них, родители были заняты только собой. Джиа была не единственным ребенком в семье, у нее были родные братья. И с детства девочка чувствовала себя в семье лишней, потому что не чувствовала к себе такого же отношения, которое получали от отца мальчики.

Джиа Каранджи

Джо Каранджи имел собственный бизнес – управлял сетью закусочных. Именно за прилавком отцовского фаст-фуда и начались первые опыты Джии по зарабатыванию себе «на хлеб». С 17 лет Джиа стала постоянно работать в бистро своего папы, но у мамы были другие взгляды на то, чем должна заниматься ее дочь.

Джиа Каранджи

С юности Джиа была в прекрасной форме, хотя ничего особенного для этого не делала. У девушки от природы было очаровательное личико и сексуальное тело. Кетлин Каранджи была убеждена, что будущее ее прекрасной дочки именно в модельном бизнесе. Так, мать Джии стала всячески способствовать тому, чтобы девушка переключилась с продажи омлетов в закусочной отца на продажу собственной красоты.

Джиа Каранджи

Не зная, с чего же ей начать, Джиа устроилась танцовщицей в один из ночных клубов родной Филадельфии. Поняв, что ловить там особенно нечего, девушка переехала в Нью-Йорк, где ее ждал головокружительный успех.

Джиа Каранджи Джиа Каранджи

Карьера

В 1978 году в возрасте 18 лет Джиа оказалась в «Большом яблоке». Там ей сразу же посчастливилось встретить Вильгельмину Купер – в прошлом топ-модель, а на тот момент – владелицу собственного агентства.

Джиа Каранджи

Джиа подписала свой первый контракт и первые пару месяцев только набивала руку в новом для себя деле.

Джиа Каранджи Джиа Каранджи

Вскоре случилась еще одна очень важная встреча: Джиа познакомилась с фотографом американского Vogue, Артуром Элгортом. Эта встреча вылилась в знакомство с другими фотографами Vogue и Cosmo – Франческо Скавулло, Марко Главиано, Ричардом Аведоном.

Вильгельмина Купер стала для Джиа практически сказочной феей-крестной, потому что именно благодаря ее содействию молодая модель стремительно поднялась к вершине своей славы, а ведь в модельном бизнесе такое случается крайне редко.

Джиа проторила дорожку в мир большой моды брюнеткам: до ее величественного воцарения на верхушке этой пирамиды в почете были исключительно блондинки.

Кстати, Синди Кроуфорд, которая через несколько лет после заката карьеры Джии придет на ее место, будут называть маленькой Джией…

Джиа Каранджи Джиа Каранджи
Параметры фигуры
  • Рост – 171 см
  • Грудь – 86,5 см
  • Талия – 61 см
  • Бедра – 89 см
  • Цвет волос – каштановый
  • Глаза – карие

Ключом к успеху стала уникальная внешность Каранджи. А еще ее природный артистизм, который она неизменно включала перед объективом фотокамеры.

«В одной фотосессии она может быть действительно взрослой, и быть Лолитой – в другой. И это давало ей долгую жизнь в модельном бизнесе». Вильгельмина Купер

Джиа действительно могла прожить долгую и красивую жизнь, полную престижных контрактов и модных показов. Но ее приверженность моде, именно тенденциям своего времени, которые были распространены в среде селебрити конца 1970-х – начала 1980-х, сыграла с девушкой злую шутку.

Лицо с обложки

Впервые на обложке журнала Vogue Джиа появилась в 1978 году. Уже в следующем, буквально в течение пяти месяцев Джиа курсирует из одного издания в другое: Британия, Франция, Америка любуется новой звездой на страницах Vogue. В это же время она появляется на обложке американского Cosmopolitan. Для одного из своих появлений в «Космо» супермодель позировала в желтом купальнике. По итогам всей карьеры Каранджи эту обложку назвали лучшей.

С 1980 по 1983 годы Джиа еще появится несколько раз на обложках этих авторитетных модных изданий. Но с момента ухода модели из агентства Wilhelmina Models, датированного весной 1980 года, вся ее карьера пошла под откос.

Закат карьеры

Джиа обладала уникальной фигурой, фотографы обожали ее – считали очень чувственной на контрасте со скромными моделями того времени. Она не пробивалась наверх, она просто получила головокружительный успех в одночасье. И потому Джиа очень быстро избаловалась.

Джиа Каранджи Джиа Каранджи

Она соглашалась только на те предложения, которые ей нравились. Или отменяла те, на которые уже согласилась, в последний момент. А могла совершенно недопустимым образом вести себя на самих съемках: закатывала истерики в разгар фотосессии, один раз и вовсе – заснула. Фотографы и менеджеры начали заподазривать неладное.

Окружающие давно предполагали, что Джиа пристрастилась к употреблению наркотических веществ, но попалась на этом деле она не сразу. В 1981 году Джиа призналась в своем пагубном пристрастии, ведь больше скрывать этого она не могла: ее поведение, внешний вид, следы от уколов на руках – все говорило само за себя. В тот год Джиа обратилась за помощью в специализированную клинику, на тот момент Джиа употребляла запрещенные вещества уже около двух лет.

Джиа Каранджи Джиа Каранджи

Пройдя курс лечения Джиа пыталась вернуться к работе. Но это оказалось практически невозможно. В клинике модель не смогли избавить от ее зависимости. Первый сильный срыв был вызван утратой близкого человека: в 1980 году после безуспешной борьбы с раком легких умерла Вильгельмина Купер. Тогда Джиа впервые окончательно «слетела с катушек», после чего ей и пришлось признать свою слабость.

И вот, спустя совсем немного времени после выписки Джии с реабилитации, становится известно о еще одной утрате для супермодели – в автокатастрофе погибает ее близкий друг, фотограф Крис фон Уондженхейм. 1982 год стал для Джии последним в модельном бизнесе.

Джиа Каранджи

Личная жизнь

Головокружительная слава и баснословные гонорары не смогли уберечь Джию от несчастий, которые ей было суждено пережить. Кроме сильной наркозависимости модели пришлось пережить больное падение с вершины пьедестала моды, одиночество и пустоту – вокруг и внутри.

С детства Джиа открыто заявляла о своей гомосексуальности. На протяжении всей жизни серьезных отношений ей не удавалось построить. Будучи уже на краю пропасти и на закате своей карьеры модель начала встречаться с девушкой по имени Рошель. Которая была на несколько лет младше и тоже «сидела» на наркотиках.

За все время успешной работы в Нью-Йорке Джиа не смогла обзавестись близкими друзьями – только незначительные приятели и знакомые. Точнее, сама Джиа очень сильно привязывалась к людям, а вот они ей не отвечали взаимностью. Среди приятелей модели были ее гример Синди Линтер, коллеги по цеху – Дженис Дикинсон и Джулия Фостер.

Джиа все время вела дневники, из которых можно понять, насколько она была одинока всю свою жизнь. Модель Джули Фостер уже после смерти Джии выпустила автобиографическую книгу «Истинные Голливудские истории». В ней она говорила и о своей подруге.

«Она искала чью-то любовь, она приходила в мой дом иногда в середине ночи, и я впускала ее, а она только хотела, чтобы кто-то обнял ее. Это было очень грустно». Джули Фостер, подруга

Джиа Каранджи Джиа Каранджи

Болезнь

Когда Джиа отправилась на реабилитацию во второй раз, родня и близкие модели надеялись, что еще не все потеряно. С 1983 года Каранджи оставила модельный бизнес, вернулась в родную Филадельфию и лечилась от пагубного пристрастия. Но через некоторое время после начала курса ей стало плохо, сначала все подумали, что у Джии пневмония. Ее госпитализировали именно с таким диагнозом, а после дополнительного обследования сменили его на «СПИД». Это было в 1986 году. Джиа была уже очень сильно поражена этим недугом.

Джиа Каранджи

В последние месяцы, которые Каранджи провела в больнице, она задумалась о вере и о подрастающем поколении. Модель даже хотела снять документальный фильм для подростков, в котором на своем примере показала бы весь вред запретных веществ. Но она не успела. Джии не стало 18 ноября 1986 года.

Джиа Каранджи Джиа Каранджи

Память

Очень красочно, пусть и не во всех исторических подробностях, рассказывает о жизни и судьбе супермодели фильм «Джиа», вышедший в 1998 году. Роль главной героини блистательно исполнила Анджелина Джоли, а эпизоды из детства Джии снимались при участии Милы Кунис в роли юной Каранджи.

Стиль Джии Каранджи

Джиа стала своего рода музой для Криса Вон Уондженхеима. Фотограф был знаменит своими восхитительными черно-белыми снимками. Знаменитая фотосессия Джии у забора – его рук дело. Знаменитыми стали именно те кадры, на которых модель полностью обнажена. Но им предшествовали дубли в одежде. Один из этих образов – прекрасный лук, в котором и сегодня можно выйти на улицу и оказаться в тренде.

Джиа Каранджи

Фотографы любили увековечивать в снимках несвойственный, нетипичный, мальчишеский стиль, который Джиа демонстрировала в начале своей карьеры. Джинсы и кожа – уличные тренды на все времена. Один фотограф даже сравнивал модель с Джеймсом Дином. Кстати, с детства Джии казалось, что отец, который больше внимания уделял своим сыновьям, любил бы ее больше, родись она мальчиком. В юном возрасте в связи с этими переживаниями Джиа любила переодеваться в вещи своих братьев. Наверное, так у нее зародилась любовь к одежде «с мужского плеча».

В экранизации биографии Каранджи Анджелина демонстрирует не менее восхитительные наряды, чем сама Джиа в своих фотосессиях.

Полного соответствия костюмов в фильме почти не найти.

Джиа Каранджи

Однако, нельзя не отметить, что в каждом образе Джоли чувствуется атмосфера и стиль того времени.

Джиа Каранджи

К сожалению, Джиа жила в ту эпоху, когда фотографии из личной жизни селебрити не были распространены повсюду. У нас нет возможности проследить стиль в одежде, который Джиа выбирала для своей повседневной жизни. Но мы можем любоваться восхитительными образами, созданными для многочисленных фотосессий и рекламных кампаний, в которых Джиа успела поучаствовать за недолгие два года своей блистательной карьеры.

Джиа Каранджи выглядела одинаково органично и в женственных платьях, и в нарядах а-ля денди. Многие тренды того времени как раз сейчас вернулись в моду: свитеры с узором в виде ромба, шерстяные кардиганы, длинные плиссированные юбки, черное кружево, бомберы, костюмы в стиле Шанель и много-многое другое.

Кстати, однотонные закрытые купальники, которые Джиа часто демонстрировала в своих фотосессиях, – это еще один тренд, вернувшийся в моду из того времени.

Пусть Джиа исчезла с обложек журналов так же быстро, как ворвалась на них, она навсегда останется в нашей памяти как икона стиля и герой своего времени.

Джиа Каранджи

Модель Джиа Каранджи: фото, биография, смерть

«Слишком красивая, чтобы умереть. Слишком неистова, чтобы жить…», — так о звезде модельного мира 70-80-х говорится в байопике «Джиа». Ее внешность на фоне других манекенщиц действительно удивляла, а ее история — одна из самых трагичных в мире моды.


Маленькая официантка

Джиа родилась 29 января 1960 года около Филадельфии в простой американской семье: ее отец держал сеть закусочных, мать занималась воспитанием дочери и сына. Когда девочке исполнилось 11, родители развелись. Джиа остро переживала недостаток любви — Кэтлин Каранджи бросила детей, а Джозеф был слишком занят бизнесом, чтобы уделять наследникам больше свободного времени и заботы.

«Я наивно полагала, что если бы была мальчиком, отец любил бы меня сильнее», — говорила Джиа, вспоминая, как пряталась в шкафу и примеряла одежду брата.

Карьера будущей звезды началась с заработка официанткой в кафе отца — уже тогда на девушку с яркой внешностью, в чьих жилах смешалась американская, ирландская и итальянская кровь, обращали внимание. В 17 лет Джиа перебралась в Нью-Йорк, чтобы стать моделью. Кто подал ей идею — мать ли не хотела, чтобы ее дочь прозябала в маленьком пригороде, или сама Джиа всегда мечтала о вспышках фотокамер — точно не скажешь. Но спустя годы каждый член семьи Каранджи признался себе: отъезд девушки стал роковой ошибкой.

10 тысяч долларов за съемку

В Нью-Йорке Каранджи удалось попасть под крыло Вильгельмине Купер — бывшей модели и владелице собственного агентства, подарившего миру Иман и Дженис Дикинсон, Наоми Симс. Джиа стала, пожалуй, одним из главных открытий Wilhelmina Models — и настоящим удивлением для мира моды. Тогда популярностью пользовались светловолосые красотки — Каранджи же была темноглазой шатенкой. Манекенщицы принимали в кадре заготовленные стандартные позы — а Джиа жила перед камерой, точно зная, что и в какой момент нужно фотографу. Когда другие скромничали и стеснялись, она легко могла скинуть одежду — вспомнить хотя бы ее работу с Крисом фон Вангенхаймом, для которой девушка позировала полностью обнаженной, стоя за сетчатым забором.

Вильгельмина быстро поняла, что перед не не просто очередная «куколка», а особа, которая покорит мир моды, — говорят, владелица агентства даже забыла подписать с новой подопечной контракт, так спешила начать работу.

Купер не ошиблась: после пары проходных съемок Джиа перешла в разряд востребованных моделей и стала одной из первых супермоделей в мире.

Фотографы Франческо Скавулло, Марко Главиано, Ричард Аведон, обложки американских Cosmopolitan и Vogue, гонорары в 10 тысяч долларов за съемку — все это вскружило голову еще не достигшей 20-летия девушке. Теперь Джиа капризно отсеивала предложения, например, если ей не нравились прическа или купальник для фотосессии, — открытие 70-х все равно мечтало заполучить каждое издание. Пока в жизни Каранджи не появились наркотики.

Героин в студии

Вместе с популярностью и деньгами в жизнь Джии пришли вечеринки — она стала завсегдатаем клуба «Студия 54», где и употребляла запрещенные препараты. Сначала — ради развлечения. Но когда в 1980-м ее наставница умерла от рака, подсела на героин.

На наркотики в мире моды было введено табу — но легендарной шатенке разрешали все. Фотографы, визажисты, стилисты предпочитали закрывать глаза на страшную зависимость, лишь бы Каранджи появилась на обложке их журнала. Но девушка теряла способность работать: она употребляла героин прямо в студии, закатывала истерики, могла уснуть прямо перед камерой.

Точкой невозврата стала съемка для Vogue в ноябре 1980-го: следы от уколов на руках модели скрыть уже было невозможно. Джиа ушла из Wilhelmina Models в агентство Эйлин Форд, где продержалась не больше трех месяцев — виной тому по-прежнему наркотики.

Всегда одинокая

Каранджи неоднократно старалась «завязать». Она проходила реабилитацию, но срывалась — модель ловили пьяной за рулем и при попытке украсть деньги из дома матери. После второго обращения в клинику в аварии погиб ее друг-фотограф — Джиа вновь глушила в себе боль тяжелыми наркотиками. В конце 81-го — очередная попытка, увенчавшаяся хоть каким-то успехом.

Шатенка вновь украсила собой обложку глянца — но, увы, в последний раз. Талант свободно держаться перед объективом исчез, вместе с ней — легкость в работе. Каранджи вынуждена была прятать руки назад, чтобы скрыть увечья от уколов и набранный лишний вес. Ей дала шанс агент Моник Пиллард — несмотря на дурную славу заходящей звезды — но из сотрудничества ничего не вышло. Модель вновь застали за употреблением тяжелых наркотиков и заставили уехать домой — в 1983 году карьера закончилась.

У Джии не было близких людей. В Нью-Йорке ее порой навещала мать, но никогда не могла задержаться надолго. В ее узкий круг общения входили люди из сферы: фотографы, гримеры, модель Джулия Фостер. К последней девушка порой приходило ночью — от тоски, просто желая, чтобы ее кто-то обнял. Красотку обожали мужчины, но в каждом она видела лишь желающего заполучить ее тело и деньги. Более того — с 14 лет Каранджи проявляла благосклонность только к представительницам женского пола. Во время реабилитации она познакомилась с зависимой девушкой по имени Рошаль — с ней она и переехала в Атлантик-Сити.

Проституция, СПИД, смерть

Вычеркнутая из мира моды Джиа работала продавщицей в магазине одежды. Ее больше не узнавали знакомые, изменилось все: некогда прекрасное лицо, голос, поведение. Каранджи бросила работу, живя на пособие, — но не бросила пагубное пристрастие. Денег не было. Чтобы получить новую дозу, бывшая супермодель продавала свое тело.

Джиа, Анджелина ДжолиКадр из фильма «Джиа». Главную роль исполнила Анджелина Джоли

В 1986-м Джиа попала в больницу с подозрением на пневмонию. После обследования поставили новый диагноз — СПИД. С каждым днем ей становилось все хуже, мучили язвы на руках и спине. Зато (если вообще можно говорить о каком-то «зато») сбылась мечта детства — рядом постоянно находилась мама. В последние недели жизни Каранджи хотела снять фильм для детей и подростков, показать, как страшная зависимость может искалечить тело и судьбу. Не успела — сил уже не было.

Джиа Каранджи умерла 18 ноября 1986 года. Супермодель стала первой женщиной США, причиной гибели которой официально назван вирус иммунодефицита.

Быстрая жизнь Джии Каранджи / фото 2020

Жизнь Джии Каранджи была очень яркой, но очень короткой: она построила блестящую модельную карьеру, которая в какой-то степени и стала причиной ее смерти в молодом возрасте. Джиа умерла в 26 лет – она стала первой знаменитой женщиной в Америке, скончавшейся от СПИДа.

Мир кажется основанным на деньгах и сексе. Я ищу лучшие вещи, чем это, такие как счастье, любовь и забота.



Джиа Мари Каранджи родилась 29 января 1960 года в небольшом городке в Пенсильвании. Ее отец Джо был владельцем закусочной, а мама Кетлин занималась воспитанием дочери. В 11 лет девочка перенесла сильный удар – ее родители развелись. Мать, которую она так любила, оставила семью, лишив дочь родительского внимания, которого ей всегда так не хватала.


Став постарше, Джиа стала проявлять особое внимание к девочкам – она никогда не интересовалась мальчиками и с 14 лет ухаживала за девушками, дарила цветы и посылала им стихи собственного сочинения. Джиа очень открыто говорила о своих предпочтениях, что очень шокировало ее мать. Она водила девочку к психологам, но ничего не помогало – Джиа была твердо уверена в своей ориентации. Тогда-то ее мама подумала, что очаровательная Джиа могла бы попробовать себя в модельном бизнесе – она думала, что это поможет в воспитании дочери, дисциплинирует ее и поможет отказаться от «пагубной страсти», как она называла любовь дочери к девочкам. Позже Кетлин Каранджи осознает, что это было самой большой ошибкой в ее жизни.



Джиа легко согласилась на переезд в Нью-Йорк, чтобы попробовать себя в модельном бизнесе. Тем не менее, она никогда не считала работу модели делом всей своей жизни:

Я никогда не хотела стать моделью, это не было моей мечтой, я просто увлеклась этим. Я просто хотела сделать маме приятно.


В 18 лет Джиа попала в агентство Вильгельмины Купер – легендарной женщины, которая в прошлом была успешной модель. Вильгельмина была в восторге от юной Джии – ей нравилась ее интересная внешность, крутой нрав и дерзкая манера общения. Кроме того, Джиа была брюнеткой, а в модельном бизнесе 70-х годов особое предпочтение отдавалось блондинкам, поэтому Вильгельмина решила рискнуть и в тот же день подписала с Каранджи контракт.



Первые несколько месяцев новоиспеченная модель выполняла мелкие заказы, снималась в телерекламе и работала с неизвестными фотографами. Однако блестящая карьера супермодели не заставила себя долго ждать: Джиа познакомилась с выдающимися мастерами тех времен – Ричард Аведон и Артур Элгорт были поражены не только экзотической внешностью Джии, но и ее способностью легко вживаться в абсолютно разные образы:

Она в один момент была взрослой элегантной женщиной, а в другой мы уже видели перед собой Лолиту. Такие способности очень ценились в модельном бизнесе.


Известный модный фотограф Франческо Скавулло с воодушевлением вспоминал день, когда Джиа впервые пришла к нему на фотосъемку:

Она была удивительна, ей не нужно было ничего говорить, она сама знала, какую позу лучше принять, когда улыбнуться или закрыть глаза. За всю мою карьеру были всего три девушки, которые приходили в мою студию, и я говорил себе: «Вот это да!». Джиа была одной из них.



Одной из первых значимых фотосессий Джии стала ее работа с фотографом Крисом фон Вангенхаймом, который снимал ее для американского Vogue. После того как нужные кадры были отсняты, Крис предложил моделям «заняться настоящим искусством» и попозировать ему в обнаженном виде. Из всех на это согласилась только отчаянная Джиа: фотографии обнаженной Джии, стоящей за сетчатым металлическим забором стали сенсацией – до этого никто не видел ничего подобного.

Джиа с визажистом Сэнди Линтер, которая позже стала ее подругой и любовницей.

После этой фотосессии в конце 1978 года перед Джией открылись все дороги в модельный мир: она появлялась на обложках всех крупных глянцевых изданий. Только за первую половину 1979 Джиа украсила собой обложки американского, британского и французского Vogue и дважды обложку Cosmopolitan US. Всем очень нравилось лицо и тело Джии – ее фигура значительно отличалась от худосочных тел моделей тех времен, а ее грудь считалась лучшей в модельном мире – она даже не требовала ретуши.




Обложка Cosmopolitan, на которой фигуристая Джиа предстала перед читателями в желтом купальнике в греческом стиле, была названа лучшей за всю карьеру модели.

Однако красивая внешность Джиа резко контрастировала с ее взрывным и капризным характером. Почувствовав свою незаменимость, она позволяла себе отказываться от выгодных предложений, сама выбирала проекты, в которых хотела бы участвовать, уходила с фотосетов, если ей не нравился фотограф, отменяла дорогостоящие съемки или вообще не являлась на них. Как-то раз она не снималась несколько недель, потому что ей не нравилась ее новая стрижка. Но все это было мелочами по сравнению с тем, с какой страстью она отдавалась камере, когда все же находила в себе желание работать – ради этого клиенты готовы были стерпеть многое. За первый год работы Джиа получил 100 тысяч долларов – для тех времен это были огромные деньги для модели.

Я в состоянии купить себе все, что захочу, если я вижу что-то, я могу это купить. Когда Вы пользуетесь спросом, и люди говорят, «я хочу тебя, я хочу тебя» — нелегко отказать. Я не люблю разочаровывать людей. Таким образом, Вам приходится очень много работать. И если Вы хотите взять выходной, потому что он Вам необходим,, чтобы отдохнут, то на следующий день Вы должны будете работать в удвоенном темпе. Модели никогда не должны исчезать, уставать или болеть. Они должны быть все время на виду.


Карьера Джии была на высоте, но ее личная жизнь не складывалась. Среди ее друзей были модели Джулия Фостер и Дженис Дикинсон, визажист Синди Линтер, к которой Джиа питала очень нежные чувства. Мама Джии старалась навещать дочь в Нью-Йорке как можно чаще, но всего этого было недостаточно – она была очень одинока. Одна из ее подруг говорила:

Она очень быстро влюблялась в людей, которых едва ли знала. Она была очень одинока и несчастна. Однажды, глубокой ночью она пришла ко мне домой только для того, чтобы ее кто-нибудь просто обнял.


Страдающая от одиночества Джиа стала частой гостьей клуба «Студия 54», в стенах которого не было никаких запретов. Наркотики были неотъемлемой частью клубной жизни, и Джиа начала баловаться кокаином – «для отдыха», как тогда говорили.

В середине 1980 года от рака легких умирает подруга и наставница Джии, которая нередко заменяла ей мать, — Вильгельмина Купер. Боль потери невозможно было снять даже кокаином и Джиа перешла на героин, ступив на путь в один конец. Все те тысячи долларов, что Джиа заработала нелегким трудом за два предыдущих года стали уходить на наркотики.



Но несмотря на страшную зависимость Джиа по-прежнему была самой востребованной моделью тех лет. По началу наркотики не мешали ей работать – она с тем же увлечением позировала на камеру и отдавалась ей, но очень частые срывы и истерики, неадекватное поведение и помятый внешний вид стали причиной для слухов – Джиа наркоманка. Фотографы и клиенты понимали, что что-то не так, но продолжали закрывать на все глаза – гораздо важнее для них было заполучить обложку со знаменитой моделью.



Джиа много раз пыталась завязать с наркотиками, лежала в клиниках, стала участницей программы по помощи наркоманам, но ничего не принесло результатов – каждый раз она возвращалась к героину из-за чувства одиночества, а смерть в автомобильной катастрофе ее хорошего друга Криса фон Вангенхайма окончательно ее подкосила. Джиа продолжалась сниматься, но нередко съемки заканчивались звонком ее агенту с требованием забрать «спящую обколотую Джиу из студии, пока ее оттуда не вышвырнули». Нередко Джиу останавливали за вождение в нетрезвом виде или за кражу – денег на наркотики совсем не осталось. Говорили, что Джиа даже занялась проституцией, лишь бы скоротать еще один вечер в компании героиновой дозы. Это был конец.



Последней обложкой Джии стал апрельский выпуск американского Cosmopolitan в 1982 году, которая стала подарком от фотографа Франческо Скавулло — к тому времени Джиа уже не получала практически никаких заказов. Скавулло говорил, что Джиа очень прибавила в весе, и поэтому он сказал ей убрать руки за спину, чтобы выглядеть стройнее. Но всем было ясно, что таким способом модель пыталась скрыть страшные следы от уколов.

Знаменитое фото Джии, на которой видно следы от уколов (вздутая вена на правой руке) — их не удалось окончательно убрать даже с помощью ретуши.

После этого Джиа просто пропала. Говорили, что она вернулась домой, чтобы лечь на лечение и окончательно избавиться от пагубной страсти, но мало кто в это верил. Через несколько месяцев о Джии забыли совсем. В 1986 году она попала в больницу с симптомами воспаления легких, однако врачи поставили страшный диагноз – СПИД.


Джиа лежала в больнице в своем родном городе и, наконец, получила то, о чем она всегда так мечтала, — внимание матери. Кетлин Каранджи проводила в палате дочери все время, не подпуская никого, кроме медперсонала, к ее кровати. Состояние Джии с каждым днем становилось все хуже – из-за слабости она едва могла говорить, ее тело было покрыто множеством нарывов и язв, вместо пышной шевелюры на голове остался легкий пушок.



Джиа Каранджи умерла 18 ноября 1986 года. Ее похоронили в закрытом гробу, церемония погребения была очень скромной. Никто из ее нью-йоркского окружения не знал о ее смерти, даже в ее родном городе об этом знали только родственники и самые близкие друзья семьи. Новость о том, что восхитительная супермодель Джиа умерла, дошла до Нью-Йорке только через год.

Из дневника Джии:

Жизнь и смерть, энергия и покой, если я остановилась сегодня, это все же того стоило, и даже ужасные ошибки, которые я сделала и которые я бы исправила, если бы могла, боль, что сжигала меня и оставила шрамы в моей душе — это все стоило того. Чтобы мне позволили пойти туда, куда я шла — к этому аду на земле, к этому раю на земле и обратно, внутрь, под, между, сквозь них, в них и над ними…

Джиа Мария Каранджи | Блогер Antalia на сайте SPLETNIK.RU 20 мая 2011

Джиа Каранджи (Gia Marie Carangi, 29 января 1960, Филадельфия, США — 18 ноября 1986, Филадельфия) — американская фотомодель конца 70-х — начала 80-х годов. Джиа Каранджи считается одной из первых супермоделей (размер гонораров доходил до 10 000 долларов). Являлась предшественницей супермоделей 1980-х годов Клаудии Шиффер и Синди Кроуфорд. Благодаря поразительной схожести с Каранджи последнюю часто называли Baby Gia. Изображения Каранджи были на обложках разных журналов мод, например: американский Vogue, 1979 апрель; парижский Vogue, 1979 апрель; американский Vogue, 1980 август; парижский Vogue, 1980 август; итальянский Vogue, 1981 январь; и несколько обложек Космополитен с 1979 по 1982. Каранджи — одна из первых известных женщин в США, чьей причиной смерти был открыто назван вирус иммунодефицита.(СПИД). Джиа Каранджи родилась 29 января 1960 года в пригороде Филадельфии в семье италоамериканца Джо Каранджи и американки с ирландскими и уэльскими корнями Кетлин Каранджи. Отец владел небольшой сетью закусочных, воспитанием девочки занималась мать. Когда Джии исполнилось одиннадцать лет, мать оставила семью. В последующие годы Джиа страдала от нехватки внимания со стороны родителей. В 17 лет Каранджи переехала в Нью-Йорк, где за короткое время добилась успеха в качестве модели. В Нью-Йорке Джиа попала под покровительство бывшей модели Вильгельмины Купер, владевшей модельным агентством. Первые три месяца Каранджи выполняла небольшие заказы, однако быстро перешла в разряд наиболее востребованных моделей тех лет. Артур Элгорт, с которым она работала во время фотосессии для Bloomingdale’s, познакомил её с именитыми фотографами Франческо Скавулло (Francesco Scavullo) и Ричардом Аведоном, что стало началом блестящей карьеры Каранджи. Джиа стала знаменитой не только из-за необыкновенной внешности (в те времена в модельном бизнесе были востребованы блондинки), но в первую очередь благодаря её умению играть различные роли, будь то невинная Лолита или женщина-вамп. В октябре 1978 года после фотосессии для Vogue фотограф Крис Вон Уондженхеим попросил Каранджи сделать пару снимков в обнаженном виде. Также в фотосессии по просьбе фотографа приняла участие визажист Синди Линтер. Фотографии нагой Джии, стоящей позади забора, стали одними из самых скандальных для тех времен. К концу 1978 она появилась уже в нескольких журналах, включая американский Vogue. В 1979, в течение пяти месяцев, Джиа появлялась на обложках британского Vogue, французского Vogue, американского Vogue и дважды на обложке американского Cosmopolitan. Вторую обложку Космо, где Каранджи позировала в жёлтом купальнике греческого стиля, назвали лучшей из всей карьеры Джии. Фигуру Джии считали очень чувственной, она заметно контрастировала с застенчивыми моделями её времени. Став достаточно знаменитой, Каранджи могла позволить себе не соглашаться на те рабочие предложения, которые ей не нравились. Порой она отменяла фотосессии лишь потому, что ей не нравилась её прическа. Каранджи была завсегдатаем самых модных клубов Нью-Йорка, в том числе она была частым гостем знаменитой «Студии 54», где процветали свободные нравы. Постепенно Джиа начала принимать наркотики — сначала «лёгкий» наркотик кокаин для отдыха, потом, весной 1980 года, после смерти наставницы Вильмельгины Купер от рака лёгкого, Каранджи перешла на героин, который помогал ей забыть о проблемах. Джиа начала опаздывать на съёмки или не приходить вообще. После двух лет успешной карьеры, когда Каранджи получала более 100 000 долларов в год (в 1980 Купер прочила ей заработок свыше 500 тысяч), модель исчезла из мира моды. Весной 1982 года Каранджи сделала попытку возвращения в бизнес, поменяв два агентства. Она упорно трудилась, чтобы доказать скептикам, что не зря вернулась в Нью-Йорк. В начале 1982 Джиа снималась для обложки Cosmopolitan. По мнению фотографа это должна была быть её лучшая обложка, но так и не стала. Весной 1983 Джиа была поймана с поличным на фотосессии в Северной Африке — карьера модели была окончена. Несмотря на свою популярность и богатство, Джиа оставалась одинокой, её личная жизнь не складывалась. У неё был небольшой круг общения: визажисты П. Хоккей и Санди Линтер, модели Джулия Фостер, Дженис Дикенсон и некоторые прежние филадельфские знакомые. В личной жизни Джиа была известна своими лесбийскими наклонностями. Она сама соглашалась с этим. Многие из её друзей полагают, что самая главная причина, почему Джиа хотела стать моделью, была то, что она думала, что это удовлетворит её мать в ряде вопросов. Каранджи знала, что это была её судьба. Все думали, что она знала, что может поехать в Нью-Йорк в любое время и сделать там карьеру. Мать Джии навещала её в Нью-Йорке так часто, как могла. Иногда только лишь для того, чтобы привести жилье Джии в порядок. Но все же большую часть времени Джиа была одна. Она пробовала заниматься чем-то вне модельного бизнеса, но не могла найти для этого время в своем плотном графике. «Самая большая ошибка, которую мы совершили, была в том, что никто не сопровождал ее в Нью-Йорке»,-говорит её брат Майкл. Джиа искала любовь и сострадание в то время, когда люди искали секс, деньги и наркотики. В поиске любви и постоянных отношений, Джиа мгновенно влюблялась в людей, с которыми только что познакомилась. Она чувствовала себя невероятно одинокой и даже попросила, чтобы её брат Майкл поехал с ней в Нью-Йорк. Модель Джули Фостер вспоминает в интервью «Настоящие Голливудские Истории»: «Она искала чью-то любовь, однажды Джиа пришла в мой дом по среди ночи, и я впустила ее, а она хотела только, чтобы ее кто-то обнял . Это было очень грустно». Фотографы начали подозревать, что импульсивное поведение Джии на съемочных площадках было результатом злоупотребления героином. «Все мы знали, что Джиа была на наркотиках, это не было тайной, но никто не обсуждал это, я никогда не обсуждал это с ней, « сказал фотограф Франческо Скавуло в интервью ABC. Фотограф Майкл Тайг говорит, что употреблять героин было вне закона. Но в случае Джии, было все по другому. Она позволяла себе опаздывать на фотосессии, не являться вовсе, употреблять героин в студии; фотографы закрывали глаза на это ради заветной фотографии. В ноябрьском Vogue от 1980 года видно, как далеко зашла привязанность Джии к наркотикам. На фотографиях были явно видны следы на руке от уколов. Цитата из книги Стивена Фрида: „В множестве фотографий, на которых она была в купальнике были видны красные следы на руках“. „Я помню, когда те фотографии вышли“,- говорит посвященное лицо, -»В художественном отделе был скандал.» Фото были отредактированы и отретушированы, чтобы минимизировать очевидное… «В течение нескольких месяцев, все деньги, заработанные в модельном бизнесе Джия тратила на наркотики. Её склонность, на первых порах, не мешала ей оставаться в центре внимания и быть той, которую все хотели. Летом 1980 года, Джиа украшала обложки Vogue и Cosmopolitan. За кадром оставались её непредсказуемые истерики, забастовки в середине фотосессий, а иногда она просто засыпала перед камерой. Каранджи была более заинтересована в ежедневной дозе героина, чем в работе перед камерой. Джиа употребляла почти четыре дозы препарата одновременно и не слушала никого из друзей. Агент из Elite Моник Пиллард сказал Опре в её ток-шоу: «Я пробовал лично контролировать ее сбережения много раз, но у меня ничего не вышло. Вы можете привести лошадь на водопой, но Вы не можете заставить ее пить, она сама должна хотеть этого». В ноябре 1980, Джиа ушла из агентства Wilhelmina и подписала контракт с Эйлин Форд. Но Форд не допускал беспорядочного поведения Джии и после трех недель работы её понизили. В феврале 1981, Джиа исчезла из нью-йоркского мира моды в надежде привести свою личную жизнь в порядок. Утомленная и больная, Джиа записалась на программу по реабилитации в филадельфийской клинике для алкоголиков и наркоманов. Той же зимой, она начинает отношения с 20-летней студенткой употреблявшей героин. Говорили, что подруга была ещё в более тяжелом состоянии. «Я всегда подозревал, что Рошель была на героине, она даже предложила его мне, но я сказал «это не для меня.» «Это были дикие отношения в течение многих лет»,- сказал Майкл Каранджи. Под влиянием Рошель, Джиа уходила все дальше и дальше от реального мира. Весной 1981, 21-летняя Джиа была арестована за вождение в нетрезвом состоянии. Когда она украла деньги из дома, чтоб потратить на наркотики, также была поймана. В июне 1981года Джиа оставила дом матери и опять записалась на программу по реабилитации. Но попытка вылечиться была прервана новостью о том, что её близкий друг фотограф Крис Вон Уондженхеим погиб в автомобильной катастрофе. Для Джии это стало очередным весомым аргументом для того, чтоб начать принимать наркотики. Она заперлась в ванной и провела много часов в наркотическим бреду.После нескольких лет употребления наркотиков на руке Джии образовался уродливый нарыв, её спина была покрыта язвами. В конце 1981 года, Джиа опять начала бороться за свою жизнь. Она начала прибавлять в весе. Каранджи была настроена на выздоровление и хотела вернуться в Нью-Йорк. Джиа связалась с агентом Моник Пиллард. «Она сидела в моем кресле, я ей сказал: „Джиа, я хочу работать с Вами, но я слышал много плохих историй.“ И я помню, что я спросил её: „Хорошо, почему Вы носите такую длинную рубашку? Я могу увидеть ваши руки?“. А она ответила „Нет!“. Она держалась за рубашку, и сказала мне: „Вы хотите работать со мной или нет?“. Несмотря на все проблемы, Моник подписал договор с Джией, которая теперь упорно трудилась, чтобы доказать скептикам, что она не зря вернулась в Нью-Йорк. В начале 1982 Джиа снималась для обложки Cosmo. По мнению фотографа Франческо Скавулло это должна была быть её лучшая обложка. „Независимо от того, как усердно я работал, этого не случилось. Ее необыкновенный дух ушел из нее. Ничего не получалось“,- говорит Скавулло. Руки Джии во время съемок были заложены назад, чтобы скрыть следы уколов. Скавулло отрицает слухи, говоря, что она сидела в таком положении, чтобы скрыть лишний вес, который она набрала при лечении. В 1982 году Джиа снялась на ABC в телепередаче „20/20 — истории о супермоделях». Она говорила, что не употребляет наркотики, но её взгляд и голос доказывали обратное. Когда-то ей предлагали 10 000 $ в неделю за съёмку в Европе, но теперь никто не хотел работать с ней. Моник Пиллард вспоминает один случай, когда Джиа работала в Нью-Йорке в студии. Фотограф позвонил ему и сказал: „Приезжайте, заберите ее или я выкину ее из студии. Она заснула перед камерой, и обожгла себе грудь сигаретой“. В мае того же года Джии была необходима операция на руке, потому что она колола себя в одном и том же месте очень много раз, что привело к инфекции. Весной 1983 Джиа была поймана с поличным на фотосессии в Северной Африке. Каранджи заставили собрать вещи и вернуться домой. Блестящая карьера супермодели была закончена. Джиа переехала в Атлантик-Сити, где жила в квартире с Рошель. „Я не узнала ее сначала, у нее был очень необычный голос, неприятный. Это было отвратительно“, — сказала Карен Караза.» «Те годы были сумасшедшими», — вспоминает мать Джии, — «Я говорила моему бывшему мужу, что он должен быть готов к любым новостям, потому что она была способна на что угодно. Люди в таком состоянии сделают все что угодно ради наркотиков. Воровство, даже убийство. Я понимала, что в любой день могу получить письмо о том, что моя дочь мертва». К декабрю 1984 года Джиа скатилась на самое дно. После давления со стороны семьи, Джию опять записали на программу реабилитации в больницу Eagleville в штате Монтгомери. Каранджи признала себя нищей и жила на пособие. В Eagleville пациент по имени Роб Фей стал для неё близким другом. «Отношения, которые вы начинаете там, вы начинаете с нуля, и это — совершенно новая жизнь. Я был действительно единственным близким для нее человеком в то время. Я помню однажды мы увидели, как пара пожилых людей держится за руки. Это действительно тронуло ее — те люди провели вместе всю жизнь и все еще любили друг друга и заботились друг о друге. Для нее это было очень важно». После шести месяцев лечения Джиа покинула больницу Eagleville и уехала в пригород Филадельфии. Она работала продавцом джинсов и кассиром в местном универсаме. Пошла на курсы в колледж, у неё даже появился интерес к фотографии и кино. Однако спустя три месяца Джиа исчезла ещё раз. «Она исчезла, и никто не мог найти ее», — говорит Роб, — «Я не видел ее в течение трех недель, ведь обычно когда кто-то исчезает, значит, взялись за старое или совершили самоубийство. И больше вы их не видите». Джиа возвратилась в Атлантик-Сити летом 1985. Она увеличила дозу. В 1986 Джиа оказалась в больнице с признаками пневмонии. После этого Джиа Каранджи прожила только шесть месяцев… В 1986 году Джиа внезапно заболела, мать сразу отвезла её в больницу. У Джии была пневмония, когда она зарегистрировалась. Далее, после обследования, ей поставили диагноз — СПИД. Когда состояние Джии ухудшилось, её перевели в одну из больниц Филадельфии. Там, в течение многих месяцев у Джии было то, о чём она мечтала с детства — постоянное внимание её матери Кэтлин. В то время Кэтлин не позволяла никому входить в палату и посещать Джию, таким образом, много людей не знали, что Джиа серьёзно больна. Один из тех людей, которому позволяли её навещать, был Роб Фей: «Кэтлин проделала огромную работу, чтобы палата была похожа на дом», — говорит он. «Джиа хотела снять сюжет, в котором она рассказала бы детям о наркотиках. Чтобы они знали, к чему наркотики могут привести. Она хотела сказать, что с этим можно бороться. Но почему-то мы его так и не записали. В последний раз, когда я видел Джию, она не могла говорить, я знал, что она умирает». Тогда мать Джии наконец, нарушила свое молчание чтобы высказаться о трагической судьбе своей дочери. «Я была с ней до конца»,- сказала Кетлин. «Мы сидели в парке и разговаривали. Мы обе знали, что у нее не было особого желания жить. Джиа тогда сказала: «У меня три раза был передоз — почему Бог спас меня тогда?». «Лицо Джии было красиво до конца. У нее возобновилась вера в Бога. К двери ее палаты был прикреплен портрет Иисуса». В течение нескольких недель здоровье Джии быстро ухудшилось. В октябре, за четыре недели до смерти, она была помещена в изолятор. Её тело было покрыто многочисленными язвами, которые образовались вследствие болезни. «Джиа повернулась ко мне и сказала свои последние слова: «Я думаю, что увижу ЕГО сегодня вечером». Я говорю: «Нет, нет, живи здесь. Для Мамы. Но я знала, что она оставляла меня». 18 ноября 1986 года 26-летняя Джия Каранджи умерла. Когда санитары перемещали её тело на каталку, чтобы отвезти в морг, часть её спины просто отвалилась… СПИД настолько изуродовал её тело, что распорядитель похорон рекомендовал хоронить её в закрытом гробу. Своей печальной судьбой она показала всему миру как страшно влияние наркотических средств на организм человека.

Джиа Каранджи — В душе каждой брюнетки живет блондинка! — ЖЖ

Джиа Мари Каранджи — одна из первых супермоделей в мире, огромные деньги, короткая жизнь. Грустная история про американский успех с трагичным финалом.


Родилась 29 января 1960 года, в пригороде Филадельфии, в семье италоамериканца. Когда ей было 11 лет, мать оставила семью, что очень сказалось на мироощущении Джии. Одинокий, замкнутый ребенок, которому всегда нехватало мамы.

В 18 лет Каранджи переехала в Нью-Йорк и попала в модельное агентство Вильгельмины Купер , где достаточно быстро добилась успеха. Фотограф Артур Элгорт, с которым она работала во время фотосессии для «Блуминдейлс», познакомил её с именитыми фотографами — Франческо Скавулло, Марко Главиано и Ричардом Аведоном, что стало для Каранджи началом карьеры супермодели.

У Джии была очень яркая внешность, благодаря ей на страницах глянцевых журналов начали появляться не только блондинки (фетиш тех лет в модельном бизнесе), но и брюнетки. Фотографы выбирали ее за умение вживаться в абсолютно разные образы и отсутствие страха перед экспериментами.В октябре 1978 года, после фотосессии для журнала «Вог», фотограф Крис фон Вангенхайм попросил Каранджи сделать несколько снимков в обнажённом виде. Фотографии нагой Джии, стоящей позади забора, стали одними из самых скандальных для тех времён.

Также в фотосессии, по просьбе фотографа, приняла участие визажист Синди Линтер. Синди на долгие годы становится самым близким человеком для Джии.

Одна из первых фотосессий для Vogue в YSL

В 1979 году, в течение пяти месяцев, Джиа появлялась на обложках британского «Вог», французского «Вог», американского «Вог» и дважды на обложке американского «Космополитен». Вторую обложку «Космополитен», где Каранджи позировала в жёлтом купальнике греческого стиля, назвали лучшей за всю карьеру Джии.

С появлением первых значительных заработков Каранджи стала завсегдатаем ночных клубов Нью-Йорка. Одно из любимых — «Студия 54». Джиа начинает употреблять наркотики. Сначала «для отдыха» — кокаин, позже, весной 1980 года, после смерти наставницы Вильгельмины Купер, пытаясь заглушить боль от потери близкого человека переходит на героин.
Несмотря на свою успешность, Джиа оставалась одинокой и её личная жизнь не складывалась. У неё был очень узкий круг общения — визажист Синди Линтер, модели Джулия Фостер и Дженис Дикинсон, и редкие знакомые из Филадельфии.

После двух лет успешной карьеры, когда Джиа получала более 100 000 долларов в год (в 1980 году Купер пророчила Каранджи заработок свыше 500 000$ в год), она начала постепенно исчезать из мира моды. Наркотическая зависимость стала помехой для работы, фотографы всё сложнее соглашались с ней работать. Непредсказуемые истерики, немотивированные капризы и сорванные съемки.

В ноябре 1980 года Джиа уходит из агентства «Вильгельмина» и подписала контракт с Эйлин Форд, но сотрудничество не состоялось. Два года, с февраля 1981 до весны 1983, Джиа постоянно борется с наркотической зависимостью и пытается вернуться в модельным мир. В начале 1982 года Каранджи снялась для обложки «Космополитен», эта обложка стала для Джии последней.

В мае 1983 года Джии сделали операцию на руке, из-за того, что она колола себя в одном и том же месте, что привело к инфекции. После клиники Джиа переехала в Атлантик-Сити, где жила в квартире со своей любовницей Рошель, которая тоже была наркозависимой. Из воспоминаний матери Джии: «… после переезда дочери в Атлантик-Сити стала чувствовать, что Джиа может умереть в любой момент, или пытаясь достать денег на наркотики, или ввязываясь в разные неприятности…»

В 1984 году Джиа делает очередную попытку вернуться к нормальной жизни и после шести месяцев лечения уезжает в пригород Филадельфии. Она работала продавцом джинсов и кассиром в местном универсаме. Пошла на курсы в колледж, у неё появился интерес к фотографии и кино, но в августе того же она исчезает. Летом 1985 года возвратилась в Атлантик-Сити. Смыслом жизни становится поиск денег на очередную дозу и от «безысходности» Джиа начинает заниматься проституцией.

В 1986 году Джиа слегла с признаками пневмонии. После обследования ей поставили диагноз — СПИД. Из — за многолетнего употребления наркотиков на руке Джии образовался непроходящий нарыв, тело, в особенности спина, покрылась язвами. Состояние Джии ухудшилось и её перевели в одну из больниц Филадельфии, где в течение нескольких месяцев у Джии было то, о чём она мечтала с детства, — постоянное внимание матери. Кэтлин Каранджи никому не позволяла входить в палату и посещать Джию и многие просто не знали, что Каранджи серьёзно больна. Один из тех людей, которым позволяли её навещать — Роб Фей. На какое-то время эмоциональное состояние Джии улучшилось. Мечтой было снять сюжет для детей, в котором она хотела рассказать о том, до чего могут довести наркотики, и о том, что этому соблазну нужно противостоять изо всех сил. Однако осуществить свой замысел Джиа не смогла.

18 ноября 1986 года 26-летняя Джия Каранджи умерла. Похороны прошли предельно незаметно и были немноголюдными, близкие скрывали факт того, что Каранджи скончалась от СПИДа.

О ее жизни в 1998 году сняли биографическую драму. Главную роль играет Анжелина Джоли — как по мне, так это одна из ее лучших работ. Очень хороший фильм, посмотрите, если не видели. Я вот сегодня пересмотрела, наревелась и решила написать этот пост.

Джиа | Блогер Password на сайте SPLETNIK.RU 26 августа 2009

Мир кажется основанным на деньгах и сексе… Я ищу лучшие вещи, чем это, такие как счастье, любовь и забота» Джиа Каранджи родилась 29 января 1960 года в пригороде Филадельфии в семье италоамериканца Джо Каранджи и американки с ирландскими и уэльскими корнями Кетлин Каранджи. Отец владел небольшой сетью закусочных, воспитанием девочки занималась мать. Когда Джии исполнилось одиннадцать лет, мать оставила семью. В последующие годы Джиа страдала от нехватки внимания со стороны родителей. В 17 лет Джии кардинально меняется, тогда она впервые увидела Нью-Йорк. В Нью-Йорке Джиа попала под покровительство бывшей модели Вильгельмины Купер, владевшей модельным агентством. Первые три месяца Каранджи выполняла небольшие заказы, однако быстро перешла в разряд наиболее востребованных моделей тех лет. Артур Элгорт, с которым она работала во время фотосессии для Blumingdale, познакомил её с именитыми фотографами Франческо Скавулло (Francesco Scavullo) и Ричардом Аведоном, что стало началом блестящей карьеры Каранджи. Джиа стала знаменитой не только из-за необыкновенной внешности (в те времена в модельном бизнесе были востребованы блондинки), но в первую очередь благодаря её умению играть различные роли, будь то невинная Лолита или женщина-вамп. Крис Вон Уондженхеим попросил Каранджи сделать пару снимков в обнаженном виде. Фотографии нагой Джии, стоящей позади забора, стали одними из самых скандальных для тех времен. К концу 1978 она появилась уже в нескольких журналах, включая американский Vogue. Несмотря на свою популярность и богатство, Джиа оставалась одинокой, её личная жизнь не складывалась. У неё был небольшой круг общения: визажисты П. Хоккей и Санди Линтер, модели Джулия Фостер, Дженис Дикенсон и некоторые прежние филадельфские знакомые. В личной жизни Джиа была известна своими лесбийскими наклонностями. Она сама соглашалась с этим. Из дневника Джии: «Девочки всегда были проблемой для меня. Я действительно не знаю, почему они волнуют меня». «Она была самой чистой лесбиянкой, которую я когда-либо встречал», вспоминает один друг. «Это была самая ясная вещь о ней. Она посылала цветы и поэмы девочкам с четырнадцати лет». «Джиа любила только женщин», — говорит один друг со средней школы. «Но проблема была в том, что все влюблялись в нее, был ли это мужчина или женщина. Благодаря своей обаятельности и красоте она всегда получала, кого хотела». Джиа искала любовь и сострадание в то время, когда люди искали секс, деньги и наркотики. В поиске любви и постоянных отношений, Джиа мгновенно влюблялась в людей, с которыми только что познакомилась. Она чувствовала себя невероятно одинокой и даже попросила, чтобы её брат Майкл поехал с ней в Нью-Йорк. Модель Джули Фостер вспоминает в интервью: «Она искала чью-то любовь, однажды Джиа пришла в мой дом по среди ночи, и я впустила ее, а она хотела только, чтобы ее кто-то обнял. Это было очень грустно». Джия имела долгосрочные отношения с известной визажисткой Сэнди Линтер. Фотографы начали подозревать, что импульсивное поведение Джии на сьемочных площадках было результатом злоупотребления героином. Фотограф Майкл Тайг говорит, что употреблять героин было вне закона. Но в случае Джии, было все по другому. Она позволяла себе опаздывать на фотосессии, не являться вовсе, употреблять героин в студии, фотографы закрывали глаза на это ради заветной фотографии. В ноябрьском Vogue от 1980 года видно, как далеко зашла привязаность Джии к наркотикам. На фотографиях были явно видны следы на руке от уколов. В течение нескольких месяцев, все деньги, заработанные в модельном бизнесе Джия тратила на наркотики. Её склонность, на первых порах, не мешала ей оставаться в центре внимания и быть той, которую все хотели. Летом 1980 года, Джиа украшала обложки Vogue и Cosmopolitan. За кадром оставались её непредсказуемые истерики, забастовки в середине фотосессий, а иногда она просто засыпала перед камерой. Каранджи была более заинтересована в ежедневной дозе героина, чем в работе перед камерой. Джиа употребляла почти четыре дозы препарата одновременно и не слушала никого из друзей. Джие был поставлен диагноз — СПИД, болезнь, о которой было известно совсем немного в то время. После нескольких лет употребления наркотиков на руке Джии образовался уродливым нарывом, её спина была покрыта язвами. 18 ноября 1986 в 10 утра, Джия умерла от связанных со СПИДом осложнений. Ей было 26 лет. Карен Караза помнит тот день: «Мы с матерью пошли на похороны, и, конечно, это был закрытый гроб, и я не помню, чтобы там было много людей, едва ли кто-то вообще был там. Это так грустно, правда? Очень грустно…». Её тело было настолько изуродовано болезнью, что её пришлось хоронить в закрытом гробу. Никто из мира моды не обратил особого внимания на её смерть. Эта обложка стала ее последней. Фотограф долго пытался сделать лучшей обложкой, но тщетно. В ней нет замечательной души, которую она имела когда-то. В обложке она встала в такую позицию, чтобы скрыть набранного веса, ее руки старательно спрятаны, ее нездоровое лицо сильно замаксировали. Наследие Джии огромно. Она была одной из первых супермоделей в мире. С началом её работы впервые в истории индустрии моды фотографии начали как бы оживать. Благодаря Джии на страницах глянцевых журналов начали появляться не только блондинки, но и брюнетки. Синди Кроуфорд за внешнее сходство получила прозвище Baby Gia (англ. Ребенок Джии). История Джии легла в основу биографического фильма «Джиа», который помог в начале карьеры Анджелине Джоли. Своей печальной судьбой она показала всему миру как страшно влияние наркотических средств на организм человека.

Posted in Разное

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о