Миссони маргарита – фото 2017 и новости с Маргеритой Миссони, личная жизнь Маргериты Миссони и биография, сколько лет Маргерите Миссони

Миссони маргарита – фото 2017 и новости с Маргеритой Миссони, личная жизнь Маргериты Миссони и биография, сколько лет Маргерите Миссони

01.05.2020

Маргерита Миссони. | Блогер Kuz на сайте SPLETNIK.RU 26 октября 2009

На первом в своей жизни модном показе Маргарита Миссони, наследница знаменитой итальянской марки Missoni, появилась, когда ей исполнилось две недели. Очевидно, что в моде она разбирается лучше своих сверстниц. И теперь ее стиль вдохновляет маму Анджелу на создание коллекций. Маргарита – почти официальное лицо Missoni. Хотя она носит не только фирменный трикотаж в разноцветную полоску. “Мне нравится определение «богемный шик”, – говорит 24-летняя Маргарита. – Люблю неожиданные сочетания вещей». Платье-баллон цвета фуксии с туфлями на очень высоких каблуках от Christian Louboutin – это если надо пойти на вечеринку с Джейд Джаггер. Джинсы с заниженной талией и топ от Marc Jacobs – если предстоит поход в кино. Несмотря на свои итальянские корни, Маргерита чаще всего живет в Нью-Йорке и дружит с молодыми дизайнерами. Самыми ценными качествами в себе она считает открытость и готовность принять все новое. Однако на вопрос о любимом предмете гардероба отвечает: “Винтажное пальто от Chloé и зеленые сапоги-“веллингтоны”, которые мне когда-то купила бабушка. Это были мои самые первые модные вещи. О том, что это вечная классика, я узнала гораздо позже». Про Маргериту Маккапани Миссони, наследницу дома Missoni, а также редкую красавицу, модель и актрису, известно, что она много времени уделяет благотворительности. В частности, Маргерита активно участвует в работе фонда OrphanAid Africa. В прошлом году под эгидой этого фонда она запустила проект, в рамках которого представители индустрии моды участвуют в сборе средств для помощи сиротам и детям западноафриканской страны Ганы. Участники проекта выпускают ограниченные серии модных аксессуаров с меткой фонда OrphanAid Africa, которые продаются через интернет-магазин Yoox.com. Cредства от продажи поступают на счет благотворительного фонда. О том, как наследница империи Missoni оценивает перспективы марки и просто о себе и своей жизни она рассказала журналу Harper»s Bazaar. «Ее дом в Милане знают все. Точнее, не ее личный, а ее семьи. Скажи любому таксисту: «Дом Миссони», и он привезет тебя точно на корсо Венеция к огромной роскошной арке напротив парка. Я приехала сюда серым декабрьским утром, чтобы поговорить с Маргеритой Миссони обо всем, что она любит в этой жизни – жизни юной и прекрасной наследницы огромной, знаменитой и богатой семьи. Маргерита учится в Нью-Йорке и прилетела в Милан только на пару дней, чтобы дать интервью Harper’s Bazaar и итальянскому телевидению. Пока ей делают макияж (убей меня боже, я не представляю, что еще можно улучшить в этом лице!), я разглядываю просторную гостиную с огромной красной люстрой муранского стекла над круглым столом, бежевыми диванами с разноцветной горой фирменных подушек, узнаю развешанные по стенам знаменитые рисунки Антонио Лопеза для рекламной кампании 1984 года и (о чудо!) настоящие костюмы Джакомо Балла для Русских сезонов в тонких белых рамах под стеклом. Я смотрю в огромное окно, выходящее на старый парк, где резвятся два молодых лабрадора, и пытаюсь представить себе, какими глазами должна смотреть на мир молодая двадцатитрехлетняя девушка, выросшая в семье, где несколько поколений могли безмятежно любоваться на один и тот же прекрасный вид… Наконец появляется Маргерита в нежно-розовом топе и длинной светло-коричневой юбке с бокалом шампанского в одной руке и сигаретой в другой. «Почему ты уехала из Милана?» «Сказать честно, Милан – мой не самый любимый город. Единственное, что здесь хорошо, – это рестораны: Torre di Pisa, например, или Il Mattarel». – «А какой город любимый? Нью-Йорк?» – «Знаешь, смеется Маргерита, с тех пор как я стала жить в Нью-Йорке, меня все время тянет в Европу…» И она рассказывает мне о Лондоне, о его легкой и живой энергетике, о том, каких неожиданных и интересных людей там можно встретить и какие там чудесные клубы. Но просьба назвать самый крутой неожиданно вызывает у нее затруднение: «Ты знаешь, в Лондоне все так быстро меняется. Приезжаешь туда через три месяца, а ресторан, из которого ты не вылезала в прошлый раз, уже не моден, и все тусуются совсем в другом месте. Например, сейчас самое крутое – клуб Cuckoo, но я не уверена, что когда выйдет твой журнал, не появится что-то новенькое». – «А в Нью-Йорке?» – «В Нью-Йорке хорошо учиться и зажигать молодой, – рассуждает Маргерита, – здесь нельзя жить всю жизнь. Когда у меня будет семья и дети, я уеду в Европу». И добавляет по-взрослому рассудительно: «Детей нужно растить в Европе». Маргерита приехала в Колумбийский университет, чтобы изучать философию, в полной уверенности, что должна получить «серьезное» образование (хотя с детства мечтала играть в театре), но очень быстро поняла, что академическая наука навевает на нее тоску: «Я все время плакала, мне было совершенно не с кем поговорить о том, что мне действительно интересно». Среди ее близких долго никто не верил, что она может сделать карьеру актрисы. «Все меня отговаривали, считали мою любовь к театру обычными полудетскими фантазиями, и только мама поняла, что это серьезно, и заставила меня уйти из университета. Как же я ей благодарна!» Маргерита с радостью вернулась на актерские курсы и этой осенью уже сыграла одну из служанок в знаменитой пьесе Жана Жене. Вместе с ней в спектакле играет Мария Карла Босконе. Нью-йоркская модная тусовка восприняла спектакль с энтузиазмом, и даже Карин Ротфильд написала о нем в своем журнале. Но все-таки актерство – вещь ненадежная: можно стать королевой сцены и звездой экрана, а можно всю жизнь играть в какой-нибудь маленькой полубродячей труппе, оставаясь не известной никому, кроме членов своей семьи и пары близких друзей, и зарабатывая чуть больше пособия по безработице. На мой вопрос, не боится ли она потерять возможность вести тот образ жизни, к которому с детства привыкла, Маргерита безмятежно отвечает, что бояться ей совершенно нечего, ведь доходы она получает совсем от другого, и поэтому может себе позволить просто следовать своему призванию. И правда, как я могла упустить из виду, что недавно она заключила контракт с Estée Lauder и стала «лицом» первых духов Missoni. И эта работа на самом деле занимает почти половину ее времени… Любовь к литературе – продолжение любви к театру. Маргерита обожает французских писателей начала прошлого века: Симону де Бовуар, того же Жана Жене, Колетт… Почти целиком «парижский» список дополняет монументальное «Сто лет одиночества» Маркеса. Компания более чем серьезная, но Маргерита признается, что последнее время кроме пьес совсем ничего не читает – некогда. Я задаю ей почти дежурный вопрос о том, кого бы она мечтала сыграть, ожидая услышать в ответ столь же банальное – Нину Заречную или Офелию, но неожиданно она мне рассказывает захватывающую историю об американской актрисе немого кино, фотомодели, фотографе, мексиканской революционерке и коммунистке Тине Модотти, которая к тому же успела в тридцатые годы поработать в Москве на ГПУ, поучаствовать в гражданской войне в Испании под псевдонимом Мария, вернуться в Мексику и умереть в начале 40-х при загадочных обстоятельствах. «Я бы очень хотела снять про нее фильм и сыграть в нем главную роль, – с азартным блеском в глазах говорит Маргерита и добавляет: – Мне кажется, я на нее похожа…» Позже, в Москве, я сравню их фотографии и увижу, что они действительно очень похожи. А вот вопрос о музыке оставляет ее совершенно равнодушной: «Я в ней ничего не понимаю и не разбираюсь. Знаешь, для меня нет ничего лучше тишины». Мы переходим к путешествиям, и Маргерита рассказывает мне о том, что собирается на Рождество в Кению и что очень любит их семейный дом на Сардинии, но разговор очень быстро возвращается к театру. Маргерита оказалась из той редчайшей породы красивых и успешных девушек, которые, приезжая в новый незнакомый город, в первую очередь ищут не интересные бутики или ресторанчики, а узнают, где находится местный художественный музей или театр. Она убеждает меня, что самые лучшие театры – в Ирландии, а самый лучший спектакль, который она видела в своей жизни, – «A Fate Hiller» с Рейфом Файнсом в главной роли, который идет в Дублине. С языка готов сорваться вопрос: «Что же, наследница одной из самых известных модных семей совсем не интересуется модой?» Конечно, интересуется. Мало того, она регулярно входит в список самых хорошо одетых девушек Нью-Йорка. Причем одевается Маргерита отнюдь не только в Missoni (хотя кашемир, конечно же, носит только «фирменный»). Среди ее любимых дизайнеров – Алайя, Баленсиага, Оливье Тейскенс и Зак Позен. Она уверена, что самые лучшие балетки делает Lanvin, а самые лучшие шпильки – Christian Louboutin; она обожает джинсы Miss Sixty и винтажные платья Chloé. Наш разговор с серьезных предметов постепенно переходит на приятную женскую болтовню о бутиках и распродажах. И тут Маргерита тоже проявляет себя большим знатоком и экспертом: «Ты знаешь, это большое заблуждение думать, что лучшие вещи можно купить только в модных столицах вроде Парижа, Лондона или Нью-Йорка. Туда едут все, и там все быстро кончается. Нужного размера уж точно никогда нет. Самые крутые вещи я купила себе в небольших городах вроде Дублина или Далласа – там модной публики мало, бутики закупают острые модели только для того, чтобы повесить их на витрину. И то, что где-нибудь в Нью-Йорке сметают в первую же неделю сезона, там преспокойно доживает до последней распродажи». К концу нашего разговора я всерьез задумываюсь о том, чтобы поехать в Дублин: во-первых, я почти потеряла надежду найти где-нибудь платье Lanvin с драпировкой из желтого шелка, а во-вторых, я обожаю Рейфа Файнса и никогда не видела его на сцене… Алена Исаева. Февраль 2007. Harper’s Bazaar.http://www.bazaar.ru/bazaar/person/177679/

Маргерита Миссони: «Я не хотела быть такой, как моя мать»

Что значит«зигзаг жизни» для внучки основателей бренда Missoni? Игра на контрастах и неожиданные повороты судьбы. Построить дом в умиротворенном уголке итальянской Ломбардии вместе с супругом-гонщиком и воспитывать двоих детей без отрыва от fashion-индустрии. Свобода и перфекционизм — все, как завещали великие родственники

Маргерита Миссони: "Мне предоставили полную свободу, но от семейных корней отрекаться не хочу" (фото 1)ФОТОrafa gallarСТИЛЬBarbara Garralda

Даже при самом ближайшем рассмотрении 35-летняя Маргерита Маккапани-Миссони демонстрирует завидную свежесть. Мягкие локоны, минимум макияжа, спокойный богемный стиль — ее расслабленная поза и умиротворяющая энергетика моментально располагают к себе. ­Родословную Маргериты хочется ­вдумчиво рассматривать, как гипнотический рисунок на ткани ее родной итальянской марки. За кулисы показа Missoni она впервые попала, когда ей было всего две недели, ходила в школу в шапках, сшитых Вивьен Вествуд, а Федерико Феллини присылал ей на праздники открытки. «В 10 лет я носила куртку, на спине которой огромными буквами было написано Fashion Victim. Мама никогда не ­указывала мне и сестре, как одеваться. Тереза приводила в отчаяние няню, надевая в школу ­фламандские башмаки, а я — ярко-красные легинсы». Сколько стильных историй утекло с тех пор! ­Сейчас Маргерита счастлива в браке с гонщиком Эудженио ­Амосом, воспитывает двоих сыновей — Отто (три года) и ­Августа (ему — два) и давно стала полноправной хозяйкой своей жизни и профессии, основав ­детскую марку Margherita Kids.

ELLE Как изменилась ваша жизнь с ­момента замужества в 2012 году?

Маргерита Маккапани-Миссони От судьбы не уйдешь, вот и я решила следовать генам. После свадьбы мы с мужем поехали из Милана в провинцию Сумираго в Ломбардии, где я выросла. А когда забеременела Отто, окончательно туда переехали. Сейчас мы строим там дом. Деревенская жизнь дарит мне неподдельную гармонию, на природе чувствую себя более здоровой, свежей и отдохнувшей.

Именно там вам пришла в голову идея добавить в резюме строчку «дизайнер детской одежды»?

Бренд появился на свет практически одновременно с моим первым сыном. Персональные амбиции уже не стояли в приоритете, скорее — качество жизни. Я не хотела быть такой, как моя мать. Она посвятила себя развитию компании и добилась невероятных успехов, но при этом оставила все свои увлечения. Ее путь не для меня.

Маргерита Миссони: "Мне предоставили полную свободу, но от семейных корней отрекаться не хочу" (фото 3)ФОТОRafa GallarСТИЛЬBarbara Garralda

Какая задача стояла перед вами, когда вы создавали собственный бренд?

Нужно позволять детям одеваться самостоятельно, выражать себя через одежду. Я предлагаю им окунуться в яркий мир, полный колоссальных возможностей, различных тканей, принтов и расцветок, силуэтов… Прошлой осенью я представила первую коллекцию.

Как появление детей изменило вас?

У меня развился синдром Питера Пена. (Смеется.) Мне импонирует инфантильное представление о мире, в котором мечты — это твоя главная сила. Мои сыновья заставляют меня чаще вспоминать, что когда-то и я была маленькой. Что, впрочем, не отменяет того, что на пять минут я могу спрятаться в ванной, чтобы привести мысли в порядок.

В какой-то момент вы решили стать актрисой, чтобы «рассказывать людям истории». Именно этим вы сейчас и занимаетесь с помощью соцсетей…

Честно говоря, последнее время предпочитаю больше слушать других. Даже твиттер забросила. Я рассматривала это как площадку, которая помогает людям раскрыться и выразить собственные идеи. Но, к сожалению, чаще всего соцсети используют для публичного линчевания. Для многих людей публично оскорблять другого человека — все равно, что делать утреннюю гимнастику, залог хорошего дня.

Вы много рассказываете о маме, но при этом отстаиваете фамилию папы, ­Маккапани.

Родители расстались, когда мне было семь лет. С возрастом меня повсеместно начали идентифицировать как Миссони. Мне показалось безумно несправедливым, что все напрочь забыли фамилию моего папы. Мой отец всегда живет сегодняшним днем, настоящим, и именно этому всегда учил и меня.

Маргерита Миссони: "Мне предоставили полную свободу, но от семейных корней отрекаться не хочу" (фото 5)ФОТОRafa GallarСТИЛЬBarbara Garralda

В какие моменты «шелковые ленты» большой семьи становятся тяжелыми оковами?

Был момент, когда я почувствовала, что нужно отдалиться. Миссони — большой клан, в котором сложно показать собственную индивидуальность. И сама марка Missoni была как душный родственник. В 20 лет я абсолютно не понимала, где заканчивается моя семья и где начинаюсь я. Поэтому решила уехать в Нью-Йорк — закончить курс философии и заниматься театром. Хотела быть незави­симой, зарабатывать деньги. Пока в один момент не поняла: именно семья формирует тебя как личность. Это твои корни, нельзя от них отрекаться! Мне потребовалось время, чтобы это осознать. Дистанцироваться на 100 %, порвать с семьей и бизнесом — словно отрезать себе руку. Мама предоставила мне полную свободу. Ее идея о счастье заключалась в перфекционизме. И в течение многих лет я ей следовала. А сейчас успокоилась, и мама уважает мое решение.

Вы — старшая из трех сестер. И все вы живете в маленьком городке, в котором выросли?

Да! Дверь в дверь с моими бабушкой и дедушкой — Отто и Розитой. Когда мама возглавила марку, бабушка полностью занялась нашим воспитанием. Она была типичной забавной бабулей, которая позволяла нам делать все, что заблагорассудится. И даже в подростковом возрасте мы не отдалились. Сейчас ей 86, и она является национальным символом Италии. А для меня — несравненным примером храбрости.

Интервью с Маргаритой Миссони | статьи и обзоры от 3000k.ru

Маргарита Миссони рассказывает о стиле, ремеслах и о том, что делает итальянский дом таким уникальным.

Маргарита Маккапани Миссони Амос — икона итальянского стиля. Родом из семьи дизайнеров моды, она идет по стопам своей матери и бабушки. Она запустила свою собственную марку, Margherita Kids, с сильными корнями в ее личном опыте как матери. Мы поговорили с ней о стиле, домашнем убранстве и о том, что делает итальянский дом таким уникальным.

Как бы вы описали свой подход к оформлению интерьера? Какой у тебя стиль?
Мой подход инстинктивный. Я тяготею к вещам, к которым меня эмоционально тянет. Украшение для меня очень веселое занятие, и мне нравится строить дома со временем.

Интервью с Маргаритой МиссониКрасочные детали из дома Маргариты Интервью с Маргаритой МиссониМаргарита Маккапани Миссони Амос

Можете ли вы рассказать нам что-нибудь оразличные дома, в которые вы жили или влюбились, и какие воспоминания вы создали в их стенах?
До переезда с моим мужем мой дом был намного более девчачьим. Я несколько раз переезжал, а также приносил с собой интерьер квартир, от больших предметов, таких как диван, до маленьких предметов и тканей: сувениры моих путешествий. У каждого маленького кусочка была причина быть там и представлять определенные воспоминания.

Что такое итальянский семейный дом, как он построен, что он представляет?
Семейный дом очень отличается, так как он должен учитывать потребности нескольких человек. Прямо сейчас я нахожусь в процессе проектирования семейного дома для нас, куда мы планируем переехать следующим летом, и кухня, кажется, играет центральную роль по сравнению со старой единственной квартирой.

Интервью с Маргаритой МиссониВид на гостиную — Кредиты Федерико Де Анжелиса

Объекты вы дорожите?
Поддельные цветы и растения любого вида: стекло, хлопок, фарфор, бумага и ткань.

Какой ваш любимый предмет мебели?
Венецианская люстра высотой 2,4 метра высотой 1060 метров подарила мне моя бабушка.

Итальянский предмет, который должен иметь каждый дом?
Чайная тележка.

Интервью с Маргаритой МиссониХитрые детали — Кредиты Федерико Де Анжелиса Интервью с Маргаритой МиссониКрасочный и стильный декор — Кредиты Маргариты Миссони

Насколько важны драгоценности для вас?
Драгоценности — это мои любимые аксессуары прежде всего, они часто являются центральным элементом моего наряда, и я собирал их с детства.

Миссони, как и Артемест, посвящает себя итальянским ремеслам. Объясните эти отношения и насколько важны для вас итальянские ремесла.
Я думаю, что очень важно поддерживать определенные традиции, которые могут исчезнуть, если мы не предпримем усилий, чтобы сохранить их. Как только они уйдут, они уйдут навсегда. Мы слишком привыкли к тому, что их окружаем, и часто забываем, насколько они драгоценны.

Интервью с Маргаритой МиссониЕще один вид из гостиной — Кредиты Федерико Де Анжелиса

Какие аспекты Италии вы бы хотели, чтобы Артемест представил международной аудитории?
Наши изысканные и уникальные навыки, которые больше нигде в мире не могут быть воспроизведены

Не могли бы вы дать нам цитату о наших продуктах?
Вы продаете уникальный ассортимент товаров, которые делают для идеального подарка, так как можно быть уверенным, что человек не видел их в другом месте.

Интервью с Маргаритой МиссониКредиты Маргариты Миссони

Missoni — Википедия

Missoni (итал. Missoni) — итальянский дом высокой моды, специализирующийся на производстве мужской, женской и детской одежды, обуви и аксессуаров.

Missoni coat 2010.jpg

Компания была основана в 1953 году, когда Оттавио и Розита Миссони открыли небольшую трикотажную мастерскую в Галларате, Италия. Они представили свою первую коллекцию под маркой Missoni в Милане в 1958 году. Бренд процветал при поддержке редактора моды Анны Пьяджи, а затем в журнале Arianna.

Розита познакомилась с французским стилистом Эммануэль Кханом в Нью-Йорке в 1965 году, что привело к сотрудничеству и созданию новой коллекции в следующем году.

В апреле 1967 года их пригласили показать коллекцию во дворце Питти во Флоренции. Розита сказала моделям снять бюстгальтеры, предположительно потому, что они были неправильного цвета, и показала тонкие блузки из ламе. Материал стал прозрачным под светом и вызвал сенсацию. Миссони не были приглашены в следующем году, но бизнес вырос. Дизайнеров Missoni отстаивала в США Диана Вриланд, редактор американского Vogue и при её участии был проведен показ бренда в Нью Йорке. Коллекции появились в 1968 году в универмаге Блумингдейлсе. Первая трикотажная фабрика была открыта в Сумираго в 1969 году.

В 1976 году в Милане был открыт первый монобрендовый бутик «Missoni».

В 1979 году была запущена мужская линия бренда.

Миссони достиг пика своего влияния в мире моды в начале 1970-х годов. Затем Тай Миссони стала больше интересоваться другими проектами, проектированием костюмов для Ла Скала, коврами и гобеленами. Розита Миссони потеряла интерес к моде в 1990-х годах, и в 1998 году ее дочь Анжела заменила ее, в то время как Розита занималась кампанией «Missoni Home».[1]

13 сентября 2011 года Missoni кратко попала в заголовки газет, когда Target Stores предложили недорогие варианты продуктов Миссони в своих магазинах и на своем веб-сайте. Большинство товаров было распродано в течение 24 часов, за пределами магазинов были длинные очереди, и целевой веб-сайт был перегружен. Некоторые товары появились на «eBay» по более высокой цене в течение нескольких часов, и Target не обновлял их.[2]

В 2017 году Дженнифер Лопес и Миссони объединились вместе с «Фондом исследований рака женщин» и «Saks Fifth Avenue», чтобы организовать сбор средств на анализ рака. Лопес помогает рекламировать тройники Миссони с ограниченным тиражом 35 долларов, а прибыль идёт 12 различным благотворительным организациям по борьбе с этим заболеванием.[3]

Среди брендов Миссони — «Missoni Sport», который был первоначально лицензирован и введен в эксплуатацию в январе 2002 года и в настоящее время прекращен. В 1998 году была запущена новая линия «M Missoni», которая производится и распространяется «Marzotto».

«Missoni Home» имеет свои корни в мебельных тканях, выпущенных в 1981 году в сотрудничестве с семейной фирмой Розиты.

Бренд выпустил свой первый парфюм в 1982 году. В настоящее время лицензия принадлежит компании Estée Lauder.

В ноябре 2005 года Миссони и «Rezidor Hotel Group» подписали соглашение о создании отеля «Missoni».[4]

Летом 2009 года бренд открыл свой первый пятизвездочный отель «Hotel Missoni Edinburgh» в Эдинбурге, Шотландия, по адресу 1 George IV Bridge. Соглашение об отеле прекращено в 2014 году.

В 2017 году «Missoni Baia», первое предприятие Миссони в сфере развития жилой недвижимости, открыло свой путь в Майами, штат Флорида. Комплекс из 249 единиц будет завершен к концу 2020 года. [5]

В 1996 году Оттавио и Розита Миссони передали контроль над бизнесом своим трем детям: Витторио Миссони был директором по маркетингу (до 2013 года), Лука был дизайнером мужской одежды (до 2008 года), Анжела была дизайнером женской одежды и занималась мужской после Луки (до 2014 года), когда он стал ответственным за архив и события. Маргарита Миссони занималась дизайном аксессуаров и моделями для Миссони. Сегодня она управляет своей собственной линией детской одежды, которая никак не связана с брендом.

С 2014 года креативным директором «Missoni» стала Росселла Джардини, бывший дизайнер модного дома Moschino.[6]

Маргарита Миссони — наследница империи трикотажа — MODA.RU

Путь к профессии внучки Розиты Миссони, основательницы одной из самых известных трикотажных марок, был извилист. Сегодня Маргарита  –  ведущий дизайнер линии аксессуаров Missoni. Успешной считают ее коллекцию солнцезащитных  очков для этого лета, а ее сумки пресса признала хитом сезона осень-зима 2010-11, эта коллекция продается в парижском Colette.

Последняя рекламная компания Missoni, похожа на фотографии из семейного альбома, сделанные детской рукой с помощью «мыльницы». Семейство Миссони запечатлено в своем  доме в местечке Сумираго, что недалеко от Милана. Съемка не похожа на те «совершенные творения», что предназначаются для глянца. Фотограф Юрген Теллер (Juergen Teller) умен и независим в своих суждениях, поэтому он решил показать семью Миссони такой, какая она есть.

Главный инструмент маркетинга марки – личности семьи Миссони, а когда вы встречаете Маргариту Миссони, это становится особенно очевидно.

27-летняя Маргарита – последняя из клана Миссони, присоединившаяся к семейному бизнесу. Ее мать, Анжела, с 1998 года выполняет обязанности креативного директора компании и основной коллекции, а 80-летняя бабушка разрабатывает коллекцию для дома и отеля Missoni.

Маргарита вспоминает: «Я всегда чувствовала обиду, так как мы не делали аксессуары», и продолжает: «Считаю, что для большинства марок это большая часть бизнеса».

Знаменитая марка люкс-трикотажа была образована в 1953 году, бабушкой и дедушкой Маргариты, Розитой и Оттавио, когда они начали свое дело в маленькой мастерской, в подвале собственного дома. Первой, кто заметил оригинальный трикотаж, была Анна Пьяджи, креативный консультант итальянского Vogue.

В 1969 году произошла знаменательная встреча с Дианой Вриланд, редактором американского Vogue. Вриланд тогда  с изумлением воскликнула: «Смотрите! Кто сказал, что бывают только цвета! Здесь есть и полутона». С этого момента началось мировое признание Missoni, но глобальное расширение не повлекло за собой потерю самобытности малого бизнеса. Под руководством мастеров своего дела производство трикотажа ведется по-прежнему в нескольких метрах от семейного дома в Сумираго, на небольшой фабрике.

Маргарита признает, что семья сформировала ее чувство стиля. «Мода – настоящая страсть в моей семье», говорит она. Когда Маргарите было 12 лет, она выпросила у матери свою первую кутюрную вещь. Это было пальто Тома Форда для Gucci, купленное на распродаже. Мать, придя домой, сразу же поменяла фирменные пуговицы с логотипом на более простые, считая, что не следует отпускать ребенка в школу в таких дорогих вещах. Она понимала, что воспитала маленького монстра, но юная модница была обеспечена  двумя неделями повышенного внимания.

Маргарита продолжила образование в области философии в Миланском Университете, затем переехала в Барселону, а потом в Нью-Йорк, где поступила в Lee Strasberg Theatre&Film Institute, собираясь начать свою деятельность в кинематографе. Однако ей не удалось избежать участи неофициального посла бренда Missoni. Когда это было необходимо, она  участвовала в фотосессиях, давала интервью.

В конце концов, решив, что выбор сделан за нее, она вернулась домой, где окунулась в череду непрекращающихся званых ужинов и круговорот людей. Маргарита размышляет: «Я бы вернулась в Нью-Йорк, но моя любовь к моде сильней. Отказ от моды означал бы для меня разрыв с семьей».

Через некоторое время мать предложила работу в компании, сразу предоставив «невероятную свободу и ответственность», но как в любой семье, между матерью и дочерью возникает некоторое напряжение. Анжела говорит, что на фабрику все приходят развлекаться. Хотя сама может схватить понравившееся платье и объявить на всю фабрику: «Смотрите, что я нашла!» и все бросаются его примерять.

Маргарита считает, что мать все еще видит в ней продолжение себя, что-то наподобие третьего глаза, но она доверяет дочери. Бабушка также находит в характере Маргариты много своих черт, и она была бы очень огорчена, если бы девушка покинула компанию.

«У нас разные стили, и я бы не стала делать такую же одежду как мама и бабушка, но у нас, у всех, есть вкус», признается Маргарита.

Маргерита Миссони и семейный бизнес

Звезды в рекламе
Анна Булатова 10971


Анжела Миссони, креативный директор и дизайнер итальянского модного дома Missoni, характерными чертами которого уже на протяжении многих лет остаются зигзагообразный рисунок и богатый мир фактуры и цвета, превратила весенне-летнюю кампанию своего бренда в семейный фотоальбом.

Для рекламных фотографий она позировала лично, да не одна, а со всей своей семьей — с детьми и, конечно же, родителями Роситой и Оттавио Миссони. На первом плане всех снимков появилась Маргерита Миссони — известная модная персона и светская львица.

Получилось необычно и очень трогательно — вот такой он, семейный бизнес.


Маргерита Миссони


Росита Миссони


Маргерита и Оттавио Миссони


Анджела Миссони

фото реклама Missoni

Маргерита Миссони: «У меня тяжелая беременность»

Звездные дети
Сплетник 16462


Этот год для семейства Миссони оказался богатым на события — в основном, к сожалению, на печальные. В авиакатастрофе погибли Витторио Миссони и его жена Мауриция, а в мае скончался основатель модной империи Оттавио Миссони.

Естественно, трагические события не могли не сказаться на самочувствии 30-летней Маргериты, которая вот-вот родит первенца. Новость о грядущем пополнении в семье девушки и ее мужа, автогонщика Евгенио Амоса, стала, пожалуй, единственным радостным событием в этот непростой для Миссони период.

В интервью газете The Times будущая мама рассказала, что ей было нелегко пережить семейные беды, будучи беременной:

Конечно, мне было особенно сложно из-за моего положения. Все, что случилось, сделало мою беременность очень тяжелой. Но другим членам семьи было еще хуже. Помогло то, что нас так много и мы так поддерживаем друг друга. В одиночку переживать такое было бы намного тяжелее.

Это первое интервью, которое кто-либо из клана Миссони дал с того момента, как в июне был найден потерпевший крушение самолет Витторио. Напомним, что директор по маркетингу Missoni, его жена и друзья пропали без вести, после того как в январе их самолет вылетел с архипелага Лос-Рокес в Каракас и исчез. Только через полгода авиасудно было обнаружено на дне Карибского моря. Маргерите Витторио приходился дядей.

В мае в возрасте 92 лет скончался ее дедушка, отец Витторио, Оттавио Миссони. Именно он в 40-х годах прошлого столетия создал бренд Missoni вместе со своей женой Розитой.


Маргерита Миссони и Евгенио Амос

Источник Fashion Telegraph

Фото Gettyimages.com/Fotobank.com

Posted in Разное

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о