Ла круа: Лакруа — Википедия – Лакруа, Кристиан — Википедия

Ла круа: Лакруа — Википедия – Лакруа, Кристиан — Википедия

10.08.2020

Лакруа, Кристиан — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Лакруа.

Кристиан Мари Марк Лакруа (фр. Christian Marie Marc Lacroix; 16 мая 1951) — французский модельер, основатель дома высокой моды Christian Lacroix (1987, работал в нём до 2009).

Родился на юге Франции в 1951 году в семье инженеров. После окончания школы переехал в Монпелье, где в 1970—1972 годах учился в Университете Поля Валери[en] на факультете искусствоведения, работал над темой костюма в живописи XVIII века, также увлекался изучением работ художников по костюмам в кинематографе. Намереваясь стать музейным куратором, в 1973 году переехал в Париж, где начал учиться в Сорбонне на факультете истории искусств и в школе Лувра[en].

Начал работать как дизайнер обуви и аксессуаров, пробовал себя как модный критик. В 1978 году был принят на работу в модный дом Hermès, в 1980 году стал работать ассистентом в доме «Ги Полен». В 1981 году перешёл на работу в дом «Жан Пату», где ему удалось утроить объёмы продаж. В 1987 году при финансовой помощи Бернара Арно открыл свой собственный дом моды.

В 1994 году запустил линию более доступной одежды «Bazar». В 1996 году начал выпускать линию джинсовой одежды, в 1997 — посуду и столовые приборы (совместно с Christofle[en]), в 1999 — парфюмерную линию, в 2001 — детскую одежду, в 2004 — женское бельё и одежду для мужчин, тогда же создал униформу и наборы для пассажиров 1-го класса (включая пижаму) для авиакомпании Air France.

В 2002—2005 году, не покидая собственный дом, осуществлял художественное руководство домом «Эмилио Пуччи».

Начиная с 2006 года Кристиан Лакруа занимает пост председателя правления Национального центра сценического костюма в Мулене (Овернь). В октябре того же года в рамках проекта «Мода в движении» Музей Виктории и Альберта провёл в своих стенах показ его коллекции женской одежды[1].

В 2009 году был вынужден оставить свой модный дом, который был объявлен банкротом и претерпел полную реструктуризацию

[2].

Кристиан Лакруа оформил интерьеры нескольких парижских гостиниц: l’Hôtel du Petit Moulin в квартале Маре (2005), l’Hôtel Bellechasse в Сен-Жермен-де-Пре (2007) и l’Hôtel Notre Dame неподалёку от собора Парижской Богоматери (2010).

Семья[править | править код]

В 1974 году женился на Франсуазе Розентиль.

  • 1987 — «Павшие ангелы», балет Кэрол Армитаж, Парижская опера
  • 1988 — «Парижское веселье», балет Леонида Мясина, Американский театр балета
  • 1995 — «Федра», трагедия Жана Расина, Комеди-Франсэз
  • 1997 — «Вальс конфет» и вальс «На прекрасном голубом Дунае», Новогодний концерт Венского филармонического оркестра.
  • 1998 — «Тема с вариациями», балет Джорджа Баланчина, Венская опера
  • 1999 — «Золушка», Венская опера.
  • 2000 — «Драгоценности», балет Джорджа Баланчина, Парижская опера
  • 2001 — «Шехеразада», балет Бьянки Ли, Парижская опера
  • Christian Lacroix. Pieces of a Pattern: Lacroix by Lacroix / Patrick Mauries. — Thames & Hudson, 1997. — 192 с. — ISBN 978-0500279335.
  • Christian Lacroix, Patrick Mauriès, Olivier Saillard. Christian Lacroix on Fashion. — Thames & Hudson, 2009. — 240 с. — ISBN 978-0500287972.
Книжная иллюстрация
  • Camilla Morton. Christian Lacroix and the Tale of Sleeping Beauty: A Fashion Fairy Tale Memoir. — It Books, 2011. — 112 с. — ISBN 978-0061917318.
  • Francois Baudot. Christian Lacroix. — Universe, 1997. — 80 с. — (Universe of Fashion). — ISBN 978-0789301215.
  • Patrick Mauries. Christian Lacroix: The Diary of a Collection. — Simon & Schuster, 1996. — 192 с. — ISBN 978-0684832593.
  • Martine Kahane. Christian Lacroix costumier. — Mecene. — ISBN 978-2907970761.
  • Agnès Olive. Conversations au Soleil: Christian Lacroix. — LaBelleBleue, 2012. — 38 с. — (Conversations au Soleil).

Ла-Круа-Вальме — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

У этого топонима есть и другие значения, см. Ла-Круа.

Ла-Круа́-Вальме́ или Ла-Круа́-Вальме́р[1] (фр. La Croix-Valmer) — коммуна на юго-востоке Франции в регионе Прованс — Альпы — Лазурный берег, департамент Вар, округ Драгиньян, кантон Сент-Максим[2].

Площадь коммуны — 22,28 км², население — 3173 человека[3][4] (2006) с выраженной тенденцией к росту: 3509 человек[5] (2012), плотность населения — 157,0 чел/км².

Население коммуны в 2011 году составляло — 3498 человек[6], а в 2012 году — 3509 человек[5].

Численность населения по годам
19621968197519821990199920052006201020112012
11101380175920642634273431393173342934983509

Динамика населения[3][7]:

В 2010 году из 2101 человек трудоспособного возраста (от 15 до 64 лет) 1504 были экономически активными, 597 — неактивными (показатель активности 71,6 %, в 1999 году — 68,4 %). Из 1504 активных трудоспособных жителей работали 1322 человека (707 мужчин и 615 женщин), 182 числились безработными (84 мужчины и 98 женщин). Среди 597 трудоспособных неактивных граждан 154 были учениками либо студентами, 222 — пенсионерами, а ещё 221 — были неактивны в силу других причин

[8][9].

На протяжении 2010 года в коммуне числилось 1784 облагаемых налогом домохозяйства, в которых проживало 3958,5 человек. При этом медиана доходов составила 19 тысяч 586 евро на одного налогоплательщика[10].

Пьер де ла Круа — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Пьер де ла Круа́ (фр. Pierre de la Croix, лат. Petrus de Cruce) — французский композитор и теоретик музыки конца XIII и начала XIV веков, младший современник Франко Кёльнского. В рамках эстетики Ars antiqua создал собственный стиль мотетной техники, получивший название «петровского».

Точных биографических данных о Пьере почти нет. Полагают, что он родился в знатной семье в Амьене. Около 1260 г. переехал в Париж, где учился в Сорбонне как член пикардийского землячества, получил по окончании университета титул магистра. Поскольку двумя его мотетами почётно открывается седьмая тетрадь знаменитого рукописного кодекса Монпелье, предполагают, что ещё до 1290 г. он достиг известности как композитор. В 1298 по заказу короля Филиппа сочинял музыку для оффиция (hystoria) в честь недавно усопшего Людовика Святого (Ludovicus decus regnancium). В 1301-02 гг. работал во дворце амьенского епископа. В 1320-х гг. Роберт де Хандло и Якоб Льежский упоминают Пьера в числе композиторов-консерваторов, придерживавшихся «старого стиля» (ars vetus). Последний факт датирован 1347 г., в котором церковная бухгалтерия упоминает сборник многоголосной музыки, завещанный Пьером Амьенскому кафедральному собору.

Несмотря на то, что сохранилось лишь несколько мотетов Пьера де Ла Круа (все — на 3 голоса и на 3 текста), они выделяются из группы прочих мотетов Ars antiqua настолько, что музыковеды говорят об особом «петровском» стиле (нем. Petrus de Cruce-Stil)[Комм 1]. Стилевые новшества Пьера касаются, прежде всего, музыкальной ритмики.

Развивая ритмическое учение Франко Кёльнского, Пьер допускал дальнейшее (за пределами стандартного Франконова деления на 2 и 3 семибревиса) разбиение бревиса на 4, 5, 6 и 7 составных частей. В современной транскрипции ритмические изыски Пьера де ла Круа приходится нотировать триолями, квинтолями, септолями и т.п. (см. Особые виды ритмического деления):

Пьер де ла Круа. Мотет «Je cuidoie bien metre» (фрагмент, транскрипция В.Апеля) с использованием триолей, квинтолей и (в тт.8-9) гокета

Такое мелкое дробление бревиса (как отмечали уже древние ценители искусства Пьера) вследствие чисто исполнительских проблем вело к общему замедлению темпа. Исполнение мотетов Пьера де ла Круа и по сей день — большая редкость, поскольку петровское parlando (к тому же со вставками гокета) требует от вокалистов безупречной декламации и хорошего чувства ритма.

Для упрощения визуальной идентификации столь сложной группировки Пьер ввёл новый нотный знак — punctum divisionis (лат. «точка отделения»). Точка, которую композитор ставил справа от последнего семибревиса данной ритмической группы (иногда также слева от первого семибревиса той же группы), по внешнему виду напоминает известную (по нынешней школьной нотации) точку ритмического удлинения[Комм 2]. Это новшество было вскоре подхвачено в теории (мензурального) ритма в эпоху Ars nova, в Италии.

Пьер написал «Трактат о тонах» («Tractatus de tonis», ок.1290), посвящённый cantus planus. Ему также приписывали «Краткую компиляцию о технике мотета» Петра Пикардийского и анонимный трактат «Техника мензуральной музыки по Франко»; ни в одном из этих научных трудов нет и намёка на изыски музыкальной ритмики, которыми прославился Пьер-композитор[Комм 3].

Пьер де ла Круа, по всей вероятности, был хорошо известен во Франции и соседних землях. Якоб Льежский (возможно, ученик Пьера де ла Круа) характеризовал его как «достойного музыканта-практика, написавшего много красивой и добротной многоголосной музыки, следуя учению Франко»[1]. Для Гвидо из Сен-Дени («Tractatus de tonis», нач. XIV в.) он был «мастером, изысканным музыкантом-практиком, следовавшим традициям амьенской церкви»[2]

.

  • Petrus de Cruce Ambianensis. Tractatus de tonis, ed. D.Harbinson // Corpus scriptorum de musica 29. — [Rome], 1976.
  • Petrus Picardus. Ars motettorum compilata breviter, ed. F.A.Gallo // Corpus scriptorum de musica 15. — [Rome], 1971. — p.16−24.
  • Ars musicae mensurabilis secundum Franconem, ed. F.A.Gallo // Corpus scriptorum de musica 15. — [Rome], 1971. — 31−57. (Инципит: Mensurabilis musica est cantus…)

Примечание. Нумерация мотетов в скобках — по кодексу Монпелье (издание Г.Тишлера[3]). Старофранцузская орфография нестабильна (инципиты от рукописи к рукописи могут варьироваться)

  • S’amours eust point de poer / Au renouveler du joli tans / Ecce (№ 253)
  • Aucun ont trouvé chant / Lonc tans me sui tenu / Annuntiantes (№ 254)

Dubia[править | править код]

  • Aucuns vont souvent / Amor qui cor/Kyrie eleison (№ 264)
  • Amours qui se me maistrie / Solem iustitie / Solem (№ 289)
  • Pour chou que j’aim / Li jolis tans / Kirieleison (№ 298)
  • Lonc tans ai atendu / Tant ai souffert / Surrexit (№ 299)
  • Aucun qui ne sevent / Iure tuis/Maria (№ 317)
  • Je cuidoie bien metre / Se j’ai folement / Solem (№ 332)
  1. ↑ Термин Г.Бесселера, подхваченный в англоязычном музыкознании как «Petronian style».
  2. ↑ Впрочем, как показывает исследование мотетов Пьера де ла Круа в кодексе Монпелье, точка отделения ставится далеко не последовательно: в отдельных ритмически сложных группах (например, септолях) нет ни предваряющей, ни заключительной точки.
  3. ↑ Нововведения Пьера в области музыкальной ритмики как таковые были отмечены музыкантами XIV в. — Робертом де Хандло и Якобом Льежским.
  1. ↑ CSM 3, vol.7 (1973), p.36.
  2. Klundert S.M. van de. Guido von St. Denis «Tractatus de tonis»: Edition und Studien. — Bubenreuth, 1998. — col.481 ss.
  3. ↑ The Montpellier Codex. Part IV: Texts and translations / Ed. by H.Tischler. Transl. by J.Relihan and S.Stakel. — Madison: A-R Editions, 1985.
  • Besseler H. Die Motettenkomposition von Petrus de Cruce bis Philipp von Vitry. Habilitationsschrift. — Freiburg, 1925.
  • Apel W. Franconische Notation. Die Neuerungen des Petrus de Cruce. In: Apel W. Die Notation der polyphonen Musik. — Leipzig, 1981. — S. 352−359.
  • Ristory H. Post-franconische Theorie und Früh-Trecento: die Petrus de Cruce Neuerungen und ihre Bedeutung für die italienische Mensuralnotenschrift zu Beginn des 14. Jahrhunderts. — Frankfurt, 1988.
  • Johnson G.P. Aspects of late medieval music at the Cathedral of Amiens. Diss. — Yale University, 1991.

Лакруа, Кристиан | Энциклопедия моды

ФМ: — Господин Лакруа, прежде всего я хотел бы поблагодарить вас за оказанную честь. Итак, какое место, по-вашему, вы занимаете в истории моды?

КЛ: — Мне очень сложно оценивать свою работу со стороны. Однако, небывалый успех двух последних выставок, в  Musee Reattu в Арле (2008) и парижском Музее моды  (2007) доказал мне, что есть еще много людей, которые получают  огромное удовольствие от моих работ.

ФМ: — Вы не думали о сотрудничестве с каким-нибудь другим лейблом, ведь раньше вы работали с Hermes и Pucci?

КЛ: —  По соглашению с нашими последними американскими покровителями, я не имею на это права. Посмотрим, что будет со следующими. Если я, конечно, еще буду в деле.

ФМ: — С годами ваше мастерство все более крепнет. В конечном счете, оно стало главным источником вдохновения и вашим неподражаемым почерком. Великолепное качество исполнения, богатая вышивка, незабываемые модели, линия силуэтов, отсылки к истории… Что вело вас?

КЛ: — Еще когда я был ребенком,  меня совсем не интересовало мое время. Гораздо больше меня привлекала история моей страны и моего родного города. В подростковом возрасте я больше интересовался модой 60-х-70-х годов, что для остальных ребят моего возраста казалось непроходимым старьем. Когда я стал дизайнером, мне нравилось смешивать и сочетать самые различные времена и стили, как я делал, когда был костюмером. Прошлое, настоящее и будущее… Теперь я нашел некий баланс. Чем более жестоким, бесчеловечным и технологичным становится наш мир, тем более я чувствую, что мы просто обязаны сохранить для наших потомков ручной труд и умение создавать что-то лично.

ФМ: — Ваш подход к моде можно назвать очень вычурным. В то же время множество людей соглашаются, что вы, возможно, единственный современный модельер, который действительно понимает историю. Как вам это помогло в вашей работе и насколько трудно удержать равновесие между современным и историческим костюмом?

КЛ: — Этот вычурный подход я использую абсолютно ко всему в моей жизни: это отличный способ избежать скуки. В этом подходе моя сила. Вот уже 23 года я известен всему миру именно благодаря такому необычному духу. Конечно, с другой стороны, в нем и моя слабость, так как мой стиль разделяют немногие. Однако внутренний голос сам по себе является достаточно серьезным поводом для того, чтобы идти своим путем, следуя за собственной интуицией и размышлениями.  Говорят, что история, это не ностальгия, а самый верный способ представить будущее. Будущему необходимо иметь корни. Для достижения цели, вы должны знать, откуда вы происходите.

ФМ: — Один мой знакомый сказал: «Лакруа – это смесь художника с ремесленником». Как вы видите себя в этом контексте?

КЛ: — Я не люблю описывать себя при помощи слова «художник». Вот почему, даже на французском, я чаще использую слово «дизайнер», которое, на мой взгляд, больше подходит для описания этой области художественного мастерства, когда речь заходит о повседневной жизни. Я никогда не занимался живописью или скульптурой, не снимал кино и не занимался театральными постановками. Трамваи, скоростные поезда и одежда не являются предметами искусства.

ФМ: — По моему мнению, наиболее культовой фотографией Мадонны является фото, снятое Стивеном Кляйном (Steven Klein), где она одета в ваше платье. Какую роль играли вы в этой фотосессии?

КЛ: —  Я практически в этом не участвовал. Стивен выбрал уже готовый костюм, бывшее платье невесты, и использовал его в соответствие со своим гением. С тех пор это платье приобрело для меня некое очарование, оно стало символом моей работы. Для меня фотография всегда была одним из самых прекрасных видов искусства, и я был более чем горд от осознания того, что стал его частью.

ФМ: — Что вы думаете о будущем моды?

КЛ: —  Я хочу верить в иной путь. Будущее поколение, представителем которого являетесь и вы, пойдет к моде другим, более свободным, более личным, более «самоизобретательным», более смелым, эксцентричным и экстравагантным путем. Не следуя указаниям модных журналов и рекламных кампаний, которые слишком подвергнуты диктатуре денег и тенденциям вроде «большого брата». Хенд-мейд, гиперлюкс, возврат к корням, не в смысле хиппи, и т.п…

ФМ: — Где рождается мода?

КЛ: — С одной стороны мы имеем нарциссирующую  мастурбацию модников, пресс-фотографов и редакторов. Они создают фальшивый мир моды для себя, своих приятелей и коллег. И только. С другой стороны мы имеем несколько умных брендов, таких как Zara, H&M, Uniqlo, которые связаны с улицей и реальным потребителем, но имеют весьма скромную рекламу. Журналы открыты только для лейблов, тех, которые готовы потратить на рекламу миллиарды. Все это дает народу фальшивое представление и искажает видение нашей работы.

ФМ: — Как вы расцениваете использование «технологий будущего» в моде?

КЛ: — Чаще всего новые технологии используются в спорте и науке. Конечно, технологические инновации могли бы дать дизайнерам новые возможности на поле их деятельности. Однако футуристическим образам в духе Courreges и Rabanne пришел конец.

ФМ: — Кто из молодых дизайнеров вам больше всего симпатичен и почему?

КЛ: — Как я уже говорил выше, больше всего мне нравятся смелые дизайнеры. Иногда я гляжу на какую-то вещь и аксессуар, и она мне уже нравится, хотя я не знаю имя дизайнера.   Например, мне нравится такой дизайнер как Бернар Уиллельм (Bernard Whillelm). В этом сезоне мне также приглянулись несколько образов от Erdem, Undercover и Watanabe, а также еще несколько вещей из мужских коллекций на вашем сайте, но я не запомнил их имена. Ну и Rodarte конечно.

ФМ: — Каково ваше мнение о внезапном расцвете «псевдокутюра»?

КЛ: — Как я уже говорил, хенд-мейд снова в моде, потому что благодаря ему, вы становитесь обладателем эксклюзивной вещи. Именно в этом нуждается средний класс, потерявшийся в общем городском потоке. После волны кэжуала, спортивной одежды, отказа от каких-либо брендов и наоборот преувеличенного внимания к ним, мы нуждаемся в более экстравагантном и оригинальном образе…
Спустя несколько сезонов после того, как я начал работать с Patou и Chanel, в прессе и во всех рекламных кампаниях внезапно стала чрезвычайно популярна приставка «кутюр», появились такие нелепые словосочетания как «машина от кутюр», «кухня от кутюр», «оформление от кутюр» и т.п. Все модное было просто обязано быть «от кутюр». Сегодня эта тенденция снова актуальна, так как все в моде возвращается.

ФМ: — Индустрия моды стала настолько могущественной, что, кажется, все возможно. Есть ли разница между готовой одеждой и высокой модой? Не потеряет ли последняя своего влияния в связи с усиливающимися позициями prêt-a-porter?

КЛ: — Хороший вопрос. В последние несколько сезонов в высокой моде наблюдается очевидный кризис, и это даже привело к исчезновению нескольких модных домов.  Однако, на мой взгляд, это хороший способ начать все с нуля, заново продумав свою «высокую моду», которая бы шла рука об руку с «готовой одеждой». «Высокая мода» — больше не лейбл, это скорее мироощущение, чувство, стиль, прикосновение. Как это ни парадоксально звучит, но многим Домам моды очевидно не хватает некой «светскости». В то время какой-нибудь неизвестный начинающий Дом моды владеет ею с избытком. Мы живем в переходный период, и это очень захватывающе. Проблема, о которой вы говорите, весьма актуальна, и проблемы моего собственного Дома моды являются прекрасным примером.

ФМ: — Почему же «высокая мода» все еще жива? Или это дань традиции?

КЛ: — Высокая мода все еще дышит, но с большим трудом. Я думаю, она бессмертна, так как тяга людей к уникальности неистребима. Все мы хотим иметь в нашем гардеробе нечто необычное.
Мне кажется, Париж обладает каким-то особенным духом, который притягивает к себе дизайнеров из Англии, Германии, Америки и других стран. Они приезжают сюда со своими лучшими работами, чтобы сотрудничать с нашими швеями, мастерами по отделке и изготовлению аксессуаров. Эти профессии у нас все еще живы благодаря такому международному сотрудничеству. Париж протягивает руку иностранцам, открывает им свой ум и сердце. В течение всего 20-го столетия он безотказно принимал всех, кто хотел избежать войн и притеснений и искал пристанища. Я полагаю, именно эта особенность Парижа позволит высокой моде здесь выжить.

ФМ: —  Что вызывает у вас самые сильные эмоции теперь по сравнению с прошлым?

КЛ: — Сегодня я ценю более тонкие вещи, а не яркие впечатления. Свет для меня более важен, чем шоу, одно слово больше, чем рассказ, простой шум больше, чем опера, хотя я все еще люблю театр, так же как и хорошее вино и кухню. Наконец, мне теперь гораздо больше нравится флирт, чем секс.

ФМ: — В каком состоянии находится сейчас  Дом моды Lacroix?

КЛ: — Суд придет к окончательному решению 27-го октября. Посмотрим. Если мы выиграем, то бренд ждет настоящее перерождение. Я хочу проделать с ним все то, о чем говорил выше.

ФМ: — Вы чувствуете свою ответственность перед людьми, которые работают на вас?

КЛ: — Конечно! Все это время я боролся за мой дом, прежде всего ради своих сотрудников, особенно ради моих прекрасных швей, которые являются настоящими волшебницами. Мне хотелось бы как можно скорее уладить все проблемы, так как не могу видеть, как они сидят без дела, когда клиенты просто молят о своих заказах. Они просто не могут их принять, ведь по закону, они не имеют на это права, пока суд не вынесет окончательного решения. Потому, какое решение он бы ни принял в следующий вторник, для всех нас это будет настоящим облегчением.

ФМ: — Какое влияние оказали на вас последние события как на человека и профессионала?

КЛ: — Я чувствую пессимизм и оптимизм одновременно. В любом случае, я четко осознаю все происходящее, понимаю свои обязанности и думаю о будущем. Я родился на юге в средиземноморском городе, где я познакомился с античным греко-латинским мироощущением, верящим в судьбу, предков и древних богов. Этот подход помогает мне в жизни. Я урожденный телец, но с сильным влиянием льва. Это сочетание приносит мне и людям, меня окружающим, немало проблем, но также наполняет меня силой. Я хочу победить, потому что мои люди и история моего Дома заслуживают этого. Уверенность в этом заставляет меня чувствовать свою правоту. Впервые я открыл в себе эту черту, когда боролся за свои права с концерном LVMH.  Борьба дает мне энергию и необходимый гнев. Кроме того, я люблю новые истории, которые обязательно рождаются после этого.

ФМ: — Итак  что же представляет из себя этот человек, Кристиан Лакруа?

КЛ: — Я должен сказать, что использую этот временный перерыв для работы со сценой (ремейк балета «Агриппина» постановки 1986 года в Берлинской государственной опере, еще одной оперы на сцене парижского Национального театра комической оперы). Кроме того, я работаю над декорированием нескольких отелей и трамваев в городе Монпелье, а также задействован в некоторых выставках и еще многих вещах, которых я обожаю с самого детства. Я часто благодарю Бога за то, что он позволил реализовать мне все свои детские мечты. Я счастлив иметь преданных друзей вроде Оливье Селлара (Olivier Saillard), с которыми я могу разделить не только дружбу, но и все свои радости и печали, а также мысли о будущих проектах. Кроме того, моя жена Франсуаза, настоящий кладезь остроумия и силы, а еще она обладает большой индивидуальностью.
Я люблю пить бордо, рисовать эскизы, слушать музыку и читать, — все это составляет мое истинное Я.

Ла-Круа-о-Буа — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

У этого топонима есть и другие значения, см. Ла-Круа.

Ла-Круа́-о-Буа́ (фр. La Croix-aux-Bois) — коммуна во Франции, находится в регионе Шампань — Арденны. Департамент коммуны — Арденны. Входит в состав кантона Вузье. Округ коммуны — Вузье.

Код INSEE коммуны — 08135.

Коммуна расположена приблизительно в 190 км к востоку от Парижа, в 60 км северо-восточнее Шалон-ан-Шампани, в 45 км к югу от Шарлевиль-Мезьера[1].

Население коммуны на 2008 год составляло 116 человек.

Численность населения по годам
(Источник: INSEE)
1962196819751982199019992008
111141150140159137116
Список мэров:
Период Фамилия Партия Должность
2001 2008 Ален Корнике
2008 Даниель Буйон

В 2007 году среди 71 человека в трудоспособном возрасте (15—64 лет) 43 были экономически активными, 28 — неактивными (показатель активности — 60,6 %, в 1999 году было 74,7 %). Из 43 активных работали 40 человек (22 мужчины и 18 женщин), безработных было 3 (2 мужчин и 1 женщина). Среди 28 неактивных 6 человек были учениками или студентами, 9 — пенсионерами, 13 были неактивными по другим причинам[2].

  • Церковь Сент-Круа

  • Карта коммуны

Лакруа, Поль — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 23 июня 2018; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 23 июня 2018; проверки требует 1 правка. В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Лакруа.

Поль Лакруа (фр. Paul Lacroix; псевдоним — Jacob le bibliophile[1]; 1806 — 1884) — французский писатель, более известный под псевдонимом «Bibliophile Jacob» («Библиофил Жакоб»), историк.

Был библиотекарем Арсенальной библиотеки. Лакруа отличался чрезвычайной плодовитостью, но далеко не всё, появлявшееся под его именем, принадлежало его перу. Имя Лакруа было часто такой же фирмой, как подпись Дюма-отца — на бесчисленных романах, считавшихся его произведениями. Лакруа написал целую серию исторических или псевдоисторических романов: «L’Assassinat d’un roi», «Les soirées de sir Walter Scott à Paris», «La Folle d’Orléans», «Les Francs-Taupins», «Une bonne fortune de Racine» и др.

В период с 1847 по 1852 год Лакруа был, после Огюста Маке , одним из многих соучастников Александра Дюма , для которого он писал различные планы или главы романов. Тысяча и одна Призраки являются, таким образом, почти его работы, так как он представил персонажей, с подробной информацией о них, субъект с эпизодами и последняя часть , содержащая принадлежности 3 . Она также обеспечивает ему Женщины в бархатном ожерелье , роман так полной, даже в качестве формы, что диалоги были указаны 3 . Лакруа также дал лично план голубяСоставленное во время своей поездки в Италию, Александр Дюма ничего не усечение и искажая дизайн 3 . Черный тюльпан — это также план, разработанный Полом Лакруа, разработанный Маке и слегка отредактированный Дюма 3 . Олимп Клевесвозвращается таким же образом к Библиофилу; Дюма работал хорошо только первые два тома, но , как всегда, он был утомлен до завершения своей задачи, и он взял его , чтобы закончить 3 . Ingénue — последняя работа, доставленная Лакруа Дюма 3 . Когда семья Ретифа де ла Бретоннаатаковав этот роман как клеветнический на своего дедушку, Дюма был застигнут врасплох, потому что он не знал ни слова о деле; это Lacroix, который вернулся Дюма жалобщиков с его загадочным ассоциированным, закончилась судебный процесс, в котором газета Век также совершило 3 . Lacroix , наконец , сдался работать на Dumas , потому что он не мог добиться успеха в получении оплаты своей доли сотрудничества 3 .

Он был сотрудником Анри Мартена в первом издании его «Histoire de France» и «Hist. de Soissons», затем начал обширную «Историю Франции XVI века», оставшуюся незаконченной. Замечательно и роскошно изданный им вместе с Сэрэ «Le Moyen Age» и «La Renaissance» (1847—1852). Он написал также:

  • «Histoire de la prostitution chez tous les peuples» (1851—1852),
  • «Histoire politique et populaire de Napoleon III» (1853),
  • «Histoire de la vie et du règne de Nicolas I, empereur de Russie» (1864—1875; незаконченный труд, за который Лакруа получил пенсию от русского двора),
  • «Enigmes et découvertes»,
  • «Mélanges»,
  • «Dissertations bibliographiques»,
  • «Biographie molièresque» (1872),
  • «Iconographie molièresque» и многие другие.

Его младший брат Жюль Лакруа (1809-87) был известен в своё время как поэт, третий или четвёртый муж Каролины Собаньской.

Ла-Круа-сюр-Рудуль — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Ла-Круа́-сюр-Руду́ль (фр. La Croix-sur-Roudoule) — коммуна на юго-востоке Франции в регионе Прованс — Альпы — Лазурный берег, департамент Приморские Альпы, округ Ницца, кантон Ванс[1]. До марта 2015 года коммуна административно входила в состав упразднённого кантона Пюже-Тенье (округ Ницца).

Площадь коммуны — 30,06 км², население — 86 человек[2][3] (2006) с тенденцией к стабилизации: 94 человека[4] (2012), плотность населения — 3,1 чел/км².

Население коммуны в 2011 году составляло — 91 человек[5], а в 2012 году — 94 человека[4].

Численность населения по годам
1962196819751982199019992006200820112012
1059110269819786839194

Динамика численности населения[2][6]:

В 2010 году из 47 человек трудоспособного возраста (от 15 до 64 лет) 30 были экономически активными, 17 — неактивными (показатель активности 63,8 %, в 1999 году — 56,4 %). Из 30 активных трудоспособных жителей работали 27 человек (14 мужчин и 13 женщин), 3 числились безработными (1 мужчина и 2 женщины). Среди 17 трудоспособных неактивных граждан 5 были учениками либо студентами, 4 — пенсионерами, а ещё 8 — были неактивны в силу других причин[7][8].

Posted in Разное

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о