Князь ахкубеков кровавый история жизни: Кровавый князь ахкубеков | Князь ахрубеков кровавый князь биография public огэ без. 2019-09-16 – Google Диск – Cторінку не знайдено

Князь ахкубеков кровавый история жизни: Кровавый князь ахкубеков | Князь ахрубеков кровавый князь биография public огэ без. 2019-09-16 – Google Диск – Cторінку не знайдено

12.08.2020

Содержание

Князь ахкубеков кровавый князь | Князь императорской крови — Википедия. 2019-12-07

Князь ахкубеков кровавый князь | Князь императорской крови — Википедия. 2019-12-07

Князь ахкубеков кровавый князь Rating: 7,1/10 281 reviews

Истории от Олеся Бузины: Кровавый библиотекарь князь Ярослав Мудрый

Крепости располагались в 15—20 километрах друг от друга и находились, как правило, у бродов, на берегу рек, впадающих в Днепр, чтобы препятствовать переправам печенежской конницы. Начало Руси, год захвата Киева Рюриковичами, подлинные годы рождения Ольги, Игоря, Святослава до сих пор составляют предмет исторических дискуссий. Но новгородцы обиделись на Святослава за то, что он даже к древлянам послал князя, а Новгород управлялся всего лишь княжеским посадником. Бассейн Чайка на Парке культуры гораздо позднее построили. «Это своего рода зоологическая среда, и не более того. А за что Ягоду расстреляли в 38? Казненными могли стать не только цыгане и плененные турки, но и любой грахданин Валахии, совершивший преступление.


Next

Кровавый Князь Кеннис

Князь ахкубеков кровавый князь

Климова, конечно красавица, и фигурка -точеная, но черное платте с декольте до талии- верх безвкусицы от костюмЭров. Начавшийся там от тесноты голод ужасал Ярополка невозможностью долго защищаться. Сам кровавый князь , говорите? Ну как вжиться то,если они все играют как под копирку. В 1934 году еще не было Краснодарского края. Очевидно Владимир провел своеобразную религиозную реформу, объединив богов, которым поклонялись различные племена, входившие в состав Киевской Руси или принятые князем на службу. Ну и Серебров с княжной доволен стройкой в Сибири. Имеется в виду сериал «Родина», показанный пару лет назад, который многие посчитали антироссийским.

Next

Торгсин (2017)

Князь ахкубеков кровавый князь

Климова , есть ощущение, играет еще одну пани Беату — теперь в московских интерьерах. И надевали их при появлении нового члена клана — или на дочь , или на невестку. Благодаря большому вкладу в развитие и процветание Киевской Руси получил прозвище «Владимир Красное Солнышко». А то исчезнут, как Гурченко, на 12 лет. В этом фильме я не верю никакому Другому поколению. В Евангелии от Луки 12, 11-12 Господь увещевает апостолов: «Когда же приведут вас… к начальствам и властям, не заботьтесь, как или что отвечать, или что говорить, ибо Дух Святой научит вас в тот час, что должно говорить». Каждое воскресенье он устраивал в своем дворце — там, где раньше шумно пировала дружина, — пиры для нищих и нуждающихся.

Next

Князь императорской крови — Википедия

Затем, в 980 году, Владимир овладел Киевом. Не правда ли, как-то странно и слишком молодыми умирали у этого мудрого князя братья? Да, наивный, да, с ляпами, да, с блеклой Бортич. Как-то он очень быстро просек, прям с полувзгляда. Или теперь так наивность изображают? Несмотря на то,что сей автор не курит,не пьёт и высокоморален в чём я серьёно сомневаюсь. Бандиты похищают его в надежде получить выкуп 300 000 баксов, и Каплан пытается их собрать — для этого ему надо кого-то ограбить, а когда ему это не удаётся, он входит в сговор с главным отморозком и с его помощью спасает-таки товарища.

Next

Князь ахкубеков кто это

Князь ахкубеков кровавый князь

Когда посланные к Феодору сообщили, что его сына «избрали себе боги, да принесем его им в жертву», старый воин решительно ответил: «Не боги это, а дерево. А мне пофиг, что там было в 15 веке. Главным опорным пунктом Руси на западных границах стал Владимир Волынский, основанный киевским князем и превращенный в сильную крепость. В этом городе была вся сила и казна Руси. И по всей Руси рассылал князь Владимир различную милостыню. Манера говорить у нее какая-то дворовая.

Next

Кровавый князь против наркома / Культура

Князь ахкубеков кровавый князь

Хроника или летопись, к которым восходят немецкие источники о Дракуле, были написаны явно недоброжелателями Тепеша и изображают господаря и его жизнь в самых негативных тонах. Главный герой — бывший белый офицер, до 29 года работает в краевом плановом комитете. Полагаю, что он из первой колоды революционеров , может быть , бывал и за границей , если знает языки и знаком с ювелирным и прочими искусствами. В Новгороде Ярослав отказался платить Киеву налоги. Но, в те времена на Руси не было рабства. Они решили было избавиться от непредсказуемого, жестокого и своенравного соседа.

Next

Торгсин (2017)

Князь ахкубеков кровавый князь

Думает никто не понимает, о чем он говорит? Кстати, сколько среди них было евреев? Покидая землю Русскую и уезжая в Болгарию, Святослав старшего сына Ярополка посадил княжить в Киеве, среднего Олега в земле Древлянской, а самому младшему Владимиру не назначил никакого удела. Если это так, то в процентном отношении с христианизацией можно с натяжкой сопоставить лишь красный террор и коллективизацию. Ярополк решил предпринять попытку захватить Киев себе, но все закончилось плачевно. И вот однажды сын киевского воеводы Свенельда Лют в погоне за зверем оказался в охотничьих угодьях князя Олега, который в то же самое время и сам выехал на охоту. Нет никаких документов и фактов, что при «крещении» других стран Европы уничтожалось такое количество населения, как это было сделано на землях Киевской Руси. Охлаждением Владимира к язычеству воспользовались соседи Руси, хотевшие видеть сильного русского князя своим другом.

Next

История фамилии Ахкубеков

Князь ахкубеков кровавый князь

Сергей Горобченко понравился, да все, все молодцы. А вот кто избивает Гирю и собирает всю коллекцию — вопрос. Из Священного Писания мы знаем, что Бог, Дух Святой, таинственно действует в мучениках за веру. Однажды во время охоты олень, за которым гнался Плакида, принял образ Христа, и Господь сказал Евстафию: «Я Христос, Которого ты боготворишь, не зная этого. Как произошел внутренний переворот в душе князя Владимира, до сих пор остается загадкой.

Next

Кровавый детектив XII века. Как убивали Андрея Боголюбского | История | Общество

Политическая борьба на Руси в XII веке носила весьма суровый характер. Проигравший в большинстве случаев мог лишиться не только власти, но и жизни.

И все-таки были свои «красные линии». Поднять руку на князя мог только равный. Бывали, конечно, случаи, когда с князьями расправлялись воины, однако, как правило, делали это они по приказу своего князя, враждующего с жертвой.

Длинные руки Юрия Долгорукого

Особняком стоит история князя Андрея Боголюбского,

против которого был составлен нетипичный для своего времени заговор.

После смерти в 1132 году великого князя Киевского Мстислава Великого, старшего сына Владимира Мономаха, единое Древнерусское государство окончательно прекратило свое существование. Феодальная раздробленность вызвала непрекращающуюся борьбу русских князей между собой за власть и влияние.

Памятник Юрию Долгорукому в Москве.

Шестой сын Владимира Мономаха Юрий, известный нам  под прозвищем Долгорукий, получил во владение Ростово-Суздальское княжество. Однако амбиции основателя Москвы простирались дальше: он вел кровавую борьбу за Киев. Впервые он захватил этот город в 1149 году, но спустя два года потерял над ним контроль.

Второе его пришествие в Киев состоялось в 1155 году и завершилось в мае 1157 года, когда князь умер.

Юрий Долгорукий  был не слишком популярен среди киевлян,  и есть версия, согласно которой его отравили. Впрочем, стопроцентной уверенности в этом нет.

Владимир — столица, Киев — на разграбление

Сын Юрия Долгорукого Андрей, прозванный Боголюбским, участвовал в походах отца, но тяги к Киеву не испытывал. Став «самовластцем всей Суздальской земли», князь перенес свою столицу во Владимир-на-Клязьме и стал активно обустраивать город. При нем были возведены новые укрепления и Успенский собор, а неподалеку от города был построен замок Боголюбово, ставший княжеской резиденцией.

Собор Рождества Богородицы и остатки княжеского дворца (переход и лестничная башня) в Боголюбском монастыре, Боголюбово.
Собор Рождества Богородицы и остатки княжеского дворца (переход и лестничная башня) в Боголюбском монастыре, Боголюбово. Фото: Commons.wikimedia.org

Несмотря на любовь к строительству, князь Андрей имел весьма жесткий характер. Конкурентов в борьбе за власть он теснил безжалостно, не обращая внимания на родственные узы. Добиваясь единоличного правления, он стал ограничивать права бояр, выдвигая вперед младших дружинников, которым щедро жаловал земли.

В 1169 году Андрей Боголюбский показал свое отношение к Киеву. Во время очередной княжеской междоусобицы войско князя взяло город приступом, после чего Андрей отдал Киев на разграбление победителям. Уязвленный тем, что ему не позволили учредить во Владимире независимую от Киева митрополию, он позволил разграбить даже построенный Ярославом Мудрым Софийский собор. Оставаться в Киеве Андрей и не думал, сделав местным князем своего младшего брата

Глеба.

Когда Глеб в 1171 году умер, за киевское княжение вновь развернулась ожесточенная борьба. Однако поход на Киев и Вышгород в 1173 году оказался неудачным, что вызвало активизацию, так сказать, «внутренних врагов» Андрея Боголюбского. В первую очередь ими были родовитые бояре, решительно отодвинутые князем от реальной власти. Элита полагала, что, избавившись от Андрея, она сможет призвать на княжение его более сговорчивого родственника. Тем более что кандидатов было хоть отбавляй.

Пока Андрей Боголюбский был на волне успеха, замышлять что-либо против него никто не решался. А вот после провального в военном отношении 1173 года заговор сложился.

Тихо отравить князя не было возможности: зная о подобных историях, происходивших ранее, Андрей был очень осторожен с едой и питьем. Тогда решили устроить нападение там, где Боголюбский чувствовал себя наиболее спокойно: в его собственной резиденции.

Скульптурный портрет Андрея Боголюбского. Реконструкция М.М. Герасимова. Государственный Исторический музей в Москве. Скульптурный портрет Андрея Боголюбского. Реконструкция М. М. Герасимова. Государственный Исторический музей в Москве. Фото: РИА Новости/ Михаил Успенский

Список «проклятых»

В 2015 году при реставрации Спасо-Преображенского собора в Переславле-Залесском совершенно случайно на стене храма был обнаружен список заговорщиков, участвовавших в расправе над Андреем Боголюбским, а также краткое описание происшедшего.

В числе первых значится имя Петра Кучковича, а также его родственников Амбала и Якима Кучковичей. Всего участников заговора было двадцать, но прочесть все имена трудно. Но точно известно, что среди них были некие

Ивка, Петрко и Стырята. Автор записи шлет заговорщикам «проклятие» и сулит «вечную муку». У Кучковичей в отношении князя, помимо всего прочего, был мотив и личной мести. Как вы помните, отец Андрей Боголюбского Юрий Долгорукий основал Москву. Сделал он это на землях, которыми ранее владел боярин Кучка. Предание гласит, что прежнего владельца князь попросту убил. При этом, правда, Андрей Боголюбский женился на дочери убитого Улите, а его сыновей приблизил к себе. Впрочем, один из братьев Кучковичей был уличен в некоем тяжком преступлении и казнен. Так что Кучковичи горели жаждой мести.

Сергей Кириллов. Андрей Боголюбский (Убиение). 2011 г. Сергей Кириллов. Андрей Боголюбский (Убиение). 2011 г. Фото: Commons.wikimedia.org

Ни шанса на спасение

Вечером 28 июня 1174 года князь Андрей Боголюбский отправился спать в свои покои в княжеском дворце. Заговорщики, в свою очередь, опустились вниз в прямом смысле слова: отправились в винные погреба. Традиция напиваться перед началом дворцовых переворотов сохранится в  России вплоть до убийства Павла I в 1801 году.

Осмелевшие от воздействия алкоголя убийцы пришли к двери спальни князя. Сильный стук в дверь разбудил Андрея.

«Кто там?» — спросил князь.

«Прокопий», — ответили из-за двери. Прокопием звали преданного слугу князя. Но пьяный голос был незнаком Боголюбскому.

«Нет, это не Прокопий!» — крикнул он и бросился к мечу.

Но меча не было. Его заранее вынес из спальни ключник, принимавший участие в заговоре.

Андрей Боголюбский был физически крепким человеком, опытным воином, отлично владевшим мечом. Ни один из заговорщиков не рискнул бы сойтись с ним в честном бою. В Боголюбове князь чувствовал себя уверенно, его сопровождала лишь немногочисленная охрана, которую быстро нейтрализовали. А противостоять без оружия вооруженной толпе было не под силу даже князю.

Выломав дверь, заговорщики с мечами накинулись на Андрея Боголюбского. Несмотря ни на что, он пытался оказывать сопротивление. В суматохе заговорщики даже зарезали одного из своих соучастников.

Наконец князь, получивший многочисленные ранения, упал. Довольные убийцы отправились в винные погреба за добавкой, и тут князь, который был тяжело ранен, пришел в себя. По лестнице он выбрался из покоев и попытался спрятаться. Но раны его были слишком тяжелы, а кровавый след, который он оставлял за собой, выдал его.

Вернувшиеся в спальню заговорщики пошли по пятнам крови и нашли Андрея. Под лестницей лестничной башни, соединённой переходом с Богородице-Рождественским собором Боголюбского монастыря, первого владыку Владимиро-Суздальской Руси добили.

А дальше заговорщики приобщили к происходящему простолюдинов, которым позволили разграбить княжеские палаты. Пока народ выносил трофеи, окровавленное тело Андрея Боголюбского валялось на земле. Спустя несколько дней убитого все-таки похоронили в Успенском соборе Владимира.

Надпись XII века на южной абсиде Спасо-Преображенского собора г. Переславля-Залесского с сообщением об убийстве Андрея Боголюбского. Надпись XII века на южной абсиде Спасо-Преображенского собора г. Переславля-Залесского с сообщением об убийстве Андрея Боголюбского. Фото: Commons.wikimedia.org

Всем спасибо, всех казнить

В древних летописях частенько реальные факты искажаются или приукрашиваются. История гибели Андрея Боголюбского — исключение. Когда в XX веке останки князя изучили специалисты, они пришли к выводу, что описание ран, имеющееся в источниках, довольно точно воспроизводит картину повреждений на костях.

Таким образом, летописный рассказ о гибели князя, вероятно, близок к истине.

Заговорщики добились своей цели: тема княжеского единовластия надолго была отложена в  долгий ящик. Правда, самим участникам убийства это большой радости не принесло. Младший брат Андрея Боголюбского Всеволод Большое Гнездо, ставший великим князем Владимирским в 1176 году, повелел всех заговорщиков казнить.

Не со зла и не из мести, а ради порядка, дабы привычка резать ножами великих князей, не дай бог, не укоренилась.

Князь Андрей Боголюбский был канонизирован Русской православной церковью в лике благоверного.

Андрей Боголюбский (Виктор Васнецов. Эскиз росписи Владимирского собора в Киеве, 1885—1896. Государственная Третьяковская галерея, Москва). Андрей Боголюбский (Виктор Васнецов. Эскиз росписи Владимирского собора в Киеве, 1885-1896. Государственная Третьяковская галерея, Москва). Фото: Commons.wikimedia.org

Читать книгу От Батыя до Ивана Грозного. История Российская во всей ее полноте Василия Никитича Татищева : онлайн чтение

В тот же месяц прислал из Казани царь Шигалей к государю царю и великому князю гонца Кулая мурзу Растова сына, казанца, да Муралея мурзу, есаула городецкого, с тем, что отпускает послов своих старших большого карача казанского Ширина Муралея князя Булатова сына, да дворецкого своего Шабаса князя Шамова, да Абдалу, старшего бакшея казанского. А от боярина Ивана Хабарова да от дьяка Ивана Выродкова примчался сын боярский с грамотою, а писали о том, что казанцы государю в полону не прямят по шертной грамоте, а царь Шигалей то терпит из-за волнения. И государь Кулая мурзу и Муралея городецкого пожаловал, отпустил к царю Шигалею в Казань, а послам большим казанским, Муралею князю Булатову с товарищами, велел боярину своему и воеводе князю Семену Ивановичу Микулинскому во Свияжском городе дать приставов до Москвы да и корм давать по горной стороне и по иным городам до Москвы.

В том же году 60-м послал государь в Астрахань посла своего Севастиана, а Емгурчея царя посла с ним же отпустил, видеть царя Емгурчея правды, на чем от него послы его били челом, и его землю к правде привести. В тот же месяц отпустил царь и великий князь в Казань к царю Шигалею боярина своего князя Дмитрия Федоровича Палецкого да с ним дьяка Ивана Клобукова. А с ним послал к царю Шигалею великое свое жалование, платье, и суда, и деньги, также и царице его, которую в Казани взял Сафа-Гирея царицу; а князям казанским и городецким многое свое жалование послал, платье, и деньги, и сукна. А о попечении просил царя земле Казанской жалованное слово за службу, и о полоне о попечении просил, чтобы по шертным грамотам полон русский весь освободили; а не освободят полон, и государю, видя христианство в неволе, да того не терпеть, сколько ему милосердый Бог поможет. А к царю с князем Дмитрием о попечении просил, чтобы царь памятовал великого князя Василия жалование и царя великого князя Иоанна жалование, чтобы государю на Казани прямил по шертным грамотам, как правду дал, и полон русский весь освободил, а укрепил бы Казань крепко государю да и себе, как Касимов городок, чтобы при нем и после его было неподвижно, и кровь бы с обеих сторон перестала течь вовеки. Да написал к боярину своему Ивану Хабарову, что послал к царю князя Дмитрия, а Ивана бы царь отпустил; и царь Ивана отпустил к царю и великому князю.

О казанских послах. Той же осенью в октябре пришли послы казанские к царю и великому князю Иоанну Васильевичу всея Руси от царя Шигалея, карчака казанский большой Ширин Муралей князь Булатов, да Шабас князь Шамов, да Адула бакшей, от царя государю челобитье правя. Да говорили, чтобы государь пожаловать нагорные стороны поступился царю, а не пожалует, все не отдаст, то хотя бы государь пожаловал, ясаков с горной стороны придал, сколько пожалует, и пожаловал бы государь, велел правду учинить царю и земле Казанской на том, на чем земля государю правду дали. И государь их челобитье выслушал, да велел им ответ учинить боярину своему Ивану Васильевичу Шереметьеву, да Алексею Адашеву, да дьяку Ивану Михайлову, что государю горной стороны к Казани ни одной деньги не отдавать; «а о правде говорили казанцы государю, тогда дали казанцы правду, что весь полон христианский освободить и до единого человека, и ныне еще много полону у себя держат; и как освободят царь и казанцы весь полон русский, и государь тогда правду учинит, а вы до того времени здесь побудете». И послы о том били челом государю, чтобы государь царь и к земле послал о полоне, а они того дожидаться будут, как полон весь освободят. В тот же месяц приехали к государю из Казани боярин его Иван Иванович Хабаров да дьяк Иван Выродков, а сказывали государю, что полону казанцы мало освобождают, заковывают и по ямам полон хоронят, а им видится, и царь не хорошо прямит в полону, потому что когда у кого что изымут, он тех не казнит по шертным грамотам, а отговаривает тем, что опасается волнения; а сказывают царю, что князи казанские пересылку имеют в Ногаи, и он о том проведает дополна, а государя без известия не оставит.

О побиении казанских князей. Месяца ноября 14 примчался к царю и великому князю из Казани Уразый мурза Конбара да и от князя Дмитрия сын боярский Митька Волохов. А говорили государю от царя и от князя Дмитрия, что казанские Бибарс с братиею и многие князи казанские сообщениями обменивались с царем в Ногаях, а сами хотели царя убить и боярина великого князя князя Дмитрия убить же, и царь у них то выведал дополна, и грамоты присланные у них поотнимал, и царь их велел побить у себя на пиру; кои были во избе, царевы князи порезали их, а многих на царевом дворе побили стрельцы великого князя, а иных велел стрельцам по подворьям побить; а убил царь Бибарса князя с братиею, Кадышка богатыря, Карамыш улана, а всего убил князей и уланов и мурз в тот день и на следующий день 70 человек, а иные разъехались князи, а некоторые в Ногаи. Да просил о попечении царь и князь Дмитрий к великому князю, что Муралей и Костров князь с теми заодно, чтобы их государь не отпускал, царю они в Казани не надобны. А Муралей и Костров сведали, что советники их в Казани побиты, и они били челом царю и великому князю, что им в Казань ехать не можно, царь их не жалует, чтобы государь пожаловал, за женами их приказал послать.

В тот же месяц послал царь и великий князь в Казань к царю Шигалею Алексея Адашева, а велел говорить боярину своему князю Дмитрию Алексею о том накрепко царю Шигалею, чтобы царь в Казани крепко устроил государю, как Городок, чтобы кровь христианская не лилась; сам царь видит их измену, от начала лгут государям нашим, и брата его Еналея царя они ж убили, и его многократно изгоняли, и ныне хотели убить; чтобы укрепил город великого князя людьми русскими. И царь говорил: «Прожить де мне в Казани невозможно, нагрубил весьма казанцам весьма; взялся был я им у царя и великого князя горную сторону выпросить и взять, и только меня государь и великий князь пожалует, горную сторону даст, и мне жить в Казани будет можно, и докуда я жив, дотуда Казань царю и великому князю крепка будет. А после меня, кому ведать?». И князь Дмитрий по государеву наказу царю то отмолвил, что горной стороны ему государю к Казани никак не отдавать, а сие ему Бог дал: «А отдать горную сторону, Свияжскому городу как быть? А ведаешь сам, сколько государям нашим от Казани бесчестия и убытков. И ныне полон христианский у себя держат в неволе, дав правду государю нашему, лгут; а многие и городецкие, которые с тобою приехали в это место, ведомо, что полон христианский держат в неволе. А впредь будут таковы казанцы, государю нашему, видя в рабстве христианство, как терпеть? А коли, государь, тебя бояре великого князя князь Юрий Голицын с товарищами на царство Казанское сажали, а земля вся правду давали, что им весь полон отпустить, а не отпустят хотя единого человека, и государю за свое христианство стоять, сколько ему милосердый Бог поможет; а если, государь, государю нашему за них не стать, ему, государю, Богу ответ давать». И царь говорил: «А коли мне горной стороны не отдаст, мне как прожить в Казани, нагрубив? И мне бежать к государю великому князю». Князь же Дмитрий и Алексей говорили: «Коли тебе к государю же бежать, то укрепи Городок его людьми русскими». И много о том речей спорных было, и царь то отмолвил: «Басурман де я есть, не хочу от своей веры отстать, и государю своему царю и великому князю изменить не хочу же; ехать же мне в иное место некуда, еду к царю и великому князю. Коли же меня от казанцев иметь неотступно, и я лихих еще изведу да буду у государя». А князя Дмитрия и Алексея отпустил к государю, и у царя князь Дмитрий оставил Ивана Черемисинова с его стрельцов царя беречь от казанцев и государя без вести не держать. И когда князь Дмитрий приехал на Свиягу, и говорили князю Дмитрию князи, которые живут на Свияге, Чапкун и Бурнаш с товарищами, что «слышат от земли, как весна настанет, казанцы все хотят изменить государю, а Шигалея не любят; и государь бы своим делом промышлял, как ему, государю, крепче, а мы государю дали правду и по правде к нему приказываем сообщить, что несомненно казанцы изменят, а тогда и горных не сохраним». И князь Дмитрий к государю и великому князю приехал, и то от Шигалея сказал государю. Царь же и великий князь послал к царю Семена Ярцова, а велел царю говорить, чтобы жил остерегаясь казанцев.

Той же зимой в январе били челом царю и великому князю на Москве Муралей князь, да Костров князь, да Алемердин азий, а сказывают, им приказ от Казанской земли, а сами бить челом государю ехать не смеют, чтоб де государь царя Шигалея свел с Казани, а дал бы им наместника боярина своего, а держал бы их так же, как и в Свияжском городе; а не пожалует государь, то казанцам придется изменить, будут добывать им государя из иного места. И государь выслушал их челобитье да велел с ними боярам поговорить Ивану Васильевичу Шереметьеву да дьяку Ивану Михайлову, за что царя не любят, как государю царя свести, и наместнику у них каким обычаем быть, и чему в том верить. И они боярам про царя говорили, что их убивает, и грабит, и жен их и дочерей берет сильно. «Пусть только государь пожалует землю, царя сведет, и нас здесь у государя, уланов и князей, и мурз, и казаков, с триста человек, одного из нас пошли своим посланником к земле Казанской; как царя Шигалея сведет, и казанцы все государю дадут правду, и наместников его в город пустят, и град весь государю сдадут. А кому велит в городе и на посаде жить, и то тем жить, а иным всем по селам жить, а ведать на царя и великого князя наместникам царевы доходы все. И которые князи и побиты бездетны, и тем государь пожалует, кого захочет, и все люди в его воле, кого чем пожалует. А не учинят так, взбунтуются казанцы, и, государь, нас вели здесь всех побить; да на том и правду дали. Если царь не захочет ехать из Казани, пусть государь у него стрельцов возьмет, и он сам сбежит».

Той же зимой в феврале послал государь к Шигалею царю Алексея Адашева, а велел царя свести с Казани, да к земле Тереулдувана казанца, а Муралей и Костров с товарищами послали к земле с Тереулдом грамоту, на чем добили челом государю. И государь царю Шигалею о том велел Алексею накрепко говорить, чтобы без убытков великих пустил великого князя людей в город; а чего у государя захочет, тем его государь пожалует. Да и то велел ему сказать, что и казанские князи того хотят, чтоб великого князя наместник был на Казани. И Алексей в Казань к царю приехал в тот же месяц и царю по государеву наказу говорил. Но царь отмолвил, что ему никак басурманского юрта не порушить, «а прожить мне в Казани не можно, в Ногаи казанцы послали царя просить, а я иду в Свияжский городок, иначе мне от них быть убитым».

Той же зимой марта 6 в первую неделю святого поста выехал царь Шигалей из Казани на озеро рыбу ловить, а с ним многие князи и мурзы казанские и городецкие и все 500 стрельцов великого князя. И выехав из Казани, царь сказал казанцам князям и мурзам: «Хотели вы меня убить и били челом на меня царю и великому князю, чтобы меня свел, а то я над вами лихо сделаю, а дал бы вам наместников. И царь князь великий велел мне с Казани съехать, и я к нему еду, а вас с собою веду, там разберемся». И приехал со всеми теми людьми во Свияжский город, а воеводы его встретили на Волге, и вывел с собою царь князей казанских и мурз 84 человека. В тот же день в город Казань послал боярин и воевода князь Семен Иванович Микулинский с товарищами двух казаков с грамотами от государя, что по казанских людей челобитью государь царя Шигалея свел и дал им наместника князя Семена, и они бы были во Свияжском городе да учинили правду, и князь Семен с товарищами по государеву наказу к ним поедет. И в тот же день из Казани прислали к боярам бить челом афиса, что они государеву жалованию рады, во всем так хотят государю служить, как его воля, да пожаловали бы прислали к ним в Городок Чапкуна князя да Бурнаша, кому им верить и на чьи руки даться. На следующий день князь Семен с товарищами Чапкуна и Бурнаша в город Казань послал да Ивана Черемисинова с тем словом, на чем князи на Москве государю били челом и на чем во Свияге Чапкун и Бурнаш правду давали, и вся бы земля Казанская на том же правду дала. И в тот же день прислал Иван Черемисинов к боярам, что вся земля Казанская государеву жалованию рады, правду дают и к боярам едут лучшие люди, в головах Кудагул улан с товарищами. И на следующий день приехали во Свияжский город из Казани Кадугал улан да многие муллы и князи; Иван Черемисинов, и Чапкун, и Бурнаш с ними же приехали, правду дали боярам на всей воле великого князя и у бояр правду взяли, что им хорошо их жаловать казанских людей, как в иных городах великого князя. Да говорили бояре казанцам, чтобы царицу Шигалея царя и младшую дочь прислали в Свияжский город, чтобы царица в городе Казани в ту пору не была, когда князь Семен в город приедет, а царь Шигалей о ней боярам говорил. И князь Семен Иванович с товарищами говорил, послал в город Казань Ивана ж Черемисинова да с ним толмача Федьку Палецкого остальных людей их к правде приводить и того смотреть, нет ли какого лиха, Чупкуна и Калалея князя да детей боярских Леонтия Елизарова, Лучанина Епишева, Нехорошева Очкасова, восемь человек, смотреть того: русские люди в город поедут, чего бы дурного не учинили, и которые дворы князи очистят, и им те дворы раздать. И той ж ночью Иван Черемисинов прислал к боярам, что, дал Бог, никакого лиха нет, царицу отпускают, двор опоражнивают, а сельские люди, дав правду, по селам разъезжаются; «да пришлите де и кошт свой легкий с едою да с ними казаков человек с 100, и они на царевом дворе пригодятся на всякое дело». И бояре кошт отпустили, а с ним послали 70 казаков, а пищалей было 72.

Об измене казанцев. В тот же месяц князь Семен Иванович да князь Петр Серебряный с товарищами поехали к городу Казани, а наперед их Иван Шереметьев да Алексей Адашев, а в сторожевом полку князь Феодор Ромодановский, да в сторожевом же полку казанцы все те, которых царь всех вывел. И когда были на Волге у Ирихова острова, тут встретили бояр из Казани Шамса князь да Ханкидей, и иные многие казанцы встретили с любовью и били челом боярам, чтобы ехали в город, а они все холопы государевы в его воле. И царицу встретили бояре на Волге же и послали ее в Свияжский город к царю Шигалею. А в Казань и из Казани к воеводам дети боярские ездили, а сказывают, что все люди государеву жалованию рады, а Иван Черемисинов иных еще к правде приводит. Как на Бежболду воеводы приехали, и поехали наперед в город от воевод Ислам князь, да Кебяк князь, да Алексей мурза, брат Чурина Нарыкова, а бояре их не береглись, потому что все их князи выручали, да государю изменили, и, приехав в город, оный затворили и сказали всем людям, что истинно ведают: всем побитым быть, а слышали, сказывают, от городецких татар, иные, говорят, и от самого Шигалея. И государева о том наказу не бывало боярам, что лихо какое учинить, да ни у бояр того в мысли не было, и правду бояре на том давали, что от них лиха никакого не будет, и им всем жаловать и держать их во всем, как и во Свияжском городе; да изначала ненавидящий добро враг рода христианского и радующийся крови человеческой, возмутил всех казанцев. И бояре приехали к городу, и встретил их на Булаке Иван Черемисинов да Кулалей князь: «Лиходеев мы по сей час не видали, а теперь, как прибежали от вас князи, как лихие слова начали говорить, и люди засуетились, а с нами выехали из города все князи к вам, один Чапкун в городе остался, иные на себя доспех кладут». И приехали бояре к Царевым воротам, и ворота затворены, а люди бегут на город. А их тут встретил Кадугал улан, и Лиман князь, и иные князи да начали бить челом, чтобы не кручинились: «возмутили де их люди лихие землю, пождите, доколе уговорятся». И бояре послали в город Кадугула улана да Бурнаша князя: «За что так изменили? Вчера и сего дня правду давали, а ныне изменили; мы на чем правду дали, на том и стоим, лиха никоторого не чиним». А на посаде в ту пору люди со всем имуществом жили, и бояре, не желая порушить крестного целования, ни одному человеку лиха не учинили. И Кадугул улан и Бурнаш князь к князю Семену из города выехали, а говорят: «Боятся де люди, что побиты будут, а нас не слушают». И много было пересылок и речей с ними, да видели воеводы, что доброго дела нет, и велели поймать Кадугул улана и Лимана князя с сыном, Шамсу князя, Чуру князя Кадыева, Богдана князя арского, Ханкилдея князя и иных князей и казаков; да которых царь вывел, тех всех же переловили, кроме тех, которые изменили, убежали в город, Ислам, Кебяк, Алексей. И тут воеводы у ворот стояли весь день да на посаде и ночевали, и на утро до полдня стояли, сообщениями обмениваясь. И Чапкун изменил государю и все с ним казанцы, а детей боярских, которых воеводы в городок послали, и коши воеводские все в городе затворили. И бояре пошли к Свияжскому городу, а посаду не жгли и не воевали изза крестного целования, и ожидали сделки, и положили себе в надежду тот же животворящий крест, который целовали, что лиху не быть, государю нашему тот поспособствует на них. И пришли воеводы в Свияжский город того ж месяца марта в 12 день в субботу второй недели поста, и тех всех князей, которых у города взяли и которых царь вывел, в тюрьму побросали. А казанцы, изменив государю, в Ногаи послали царя просить, а на горную сторону стали войною приходить и отводить их от государя. И горной стороны люди одну посылку побили, двух князей Шах-Чуру и Шамая мурзу, и к воеводам, поймав, привезли; и воеводы горную сторону пожаловали, а изменников казнили. Воеводы приняли решение с царем Шигалеем, царь остался весновать в Свияжском городе и с царицею, а к государю поехал боярин Иван Шереметьев, да и все посланники с ним же поехали. И приехали к государю в навечерие Благовещения пресвятой Богородицы, и сказали государю про казанскую измену. Государь же о сем не усомнился нисколько, но призывал Бога на помощь и пречистую его Богоматерь и великих чудотворцев, и отцу своему и богомольцу Макарию митрополиту о молитве прилежно говорил и всему священному собору, чтобы Бога молили об освобождении православного христианства и о победе над врагами. И сам государь умышлял, как за их измену с ними стоять, и отпустил в Свияжский город в судах, как лед сойдет, двора своего детей боярских и казаков. А царю Шигалею велел ехать и со царицею в Городок, и приказал Даниилу с царем отпустить окольничего Владимира Морозова.

В том же году в мае выехал к государю из Астрахани царевич Кайбула, Ахкубека сын царя, и царь государь пожаловал, дал ему город Юрьев и с данью, и жениться ему позволил; и у Шигалея царя взял Шигалееву племянницу, Еналея царя дочь. В том же году поставлен Шацкий город в Мещере, а ставил его воевода князь Дмитрий Семенович Шастунов, был для охранения, а делал его Борис Сукин.

Начал советоваться благочестивый царь и великий государь Иоанн Васильевич самодержец великой России о помощи православному христианству от безбожных изменников казанских татар. Той же весною возлагает всю надежду на Бога, сотворившего небо и землю и все, что есть, и тот ведает тайны всех людей, и на пречистую его Богоматерь, и великих чудотворцев, и так говорит: «Боже, сотворивший небо, и землю, и всех, которые твои создания, и ведал ты, человеколюбец, тайны людей, нисколько иное не помышлял, только требую покою христианского. Сии же враги креста твоего злые казанцы ни на что иное не упражняются, но только снедать плоть рабов твоих сирых и поругивать имя твое святое, которого не могут знать, и осквернять святую церковь твою. Мсти им, владыко, по пророку слову: «Не нам, Господи, не нам, но имени твоему дай славу». Наставь нас, Господи, на путь спасения и даруй мне пострадать за имя твое святое и за порученное мне от тебе христианство». И призвал государь к себе братию свою князя Юрия Васильевича и князя Владимира Андреевича, и бояр своих, и воевод, и советовался с ними о своем походе к Казани. В совете же было много различных слов, как бы государю не самому быть, но послать, ибо многие были в то время государю недруги, крымский и ногаи. Государь же одинаково отвечал: «Никак не могу терпеть христианства погибели, что мне передано от Христа моего; да как нарекусь: вот я и люди, которых мне дал есть, а иные наши недруги? На того ж Бога уповаем непостыдно, творит, как хочет; если увидит Христос веру нашу неотторжимую, от всех избавит нас». Братия же государевы князь Юрий и князь Владимир, и все бояре, и воеводы, видев государя неуклонным в мысли быть заступником благочестия и твердого надеждою к Богу, советовались с ним, государем, как ему самому быть на своем деле у Казани: «За многую кровь христианскую видя твой подвиг, владыко не оставит рабов своих, уповающих на нас». И умыслил государь отпустить на свое дело земское в судах рать, да наряд большой, да и запасы свои царские и всего войска, а самому государю, как приспеет время, идти Полем. И людям велел собираться на Коломну, на Каширу дальним городам, Новгороду Великому и иным городам, а московским городам велел собираться в Муром.

О отпуске воевод на Свиягу. И отпустил государь воевод в судах на Свиягу, а велел дело свое беречь и себя, государя, дожидаться, бояр и воевод князя Александра Борисовича Горбатого да князя Петра Ивановича Шуйского и иных воевод. С нарядом государь отпустил боярина Михаила Яковлевича Морозова, да и многие свои запасы послал на прокормление воинству, да и ключников своих отпустил со всем дворовым запасом. А на Каму государь послал князя Михаила Васильевича Глинского да окольничего Ивана Ивановича Умного, а с ними детей боярских и казаков и стрельцов. А с Вятки велел идти на Каму Пауку Заболоцкому с устюжскими волостели и вятскими, и с вятчанами велел идти Григорию Сукину. И велел князю Михаилу поставить по всем перевозам по Каме и по Вятке детей боярских, и стрельцов, и казаков, и вятчан.

А свияжским воеводам велел по Волге поставлять также по всем перевозам, чтобы воинские люди в Казань да и из Казани не ходили.

О послании воевод в Свияжск град. Той же весною в апреле примчался Михалко Шипилов к государю от свияжских воевод, боярина и воеводы князя Семена Ивановича и от всех бояр и воевод, с грамотами. А в грамотах пишут, что к ним приехал боярин и дворецкий Даниил Романович, что царя Шигалея и со царицею вверх отпустил по государеву наказу; а горной стороны люди волнуются, многие сообщениями обмениваются с казанцами, а во всех правды мало чают, и непослушание многое, а начали верхние люди в город на Свиягу наезжать; и за грехи пришла немощь великая на государевых людей, цинга и язвы, многие и померли и иные мрут и больны лежат дети боярские, и стрельцы, и казаки. И государь посылает в Новгород Нижний, а велит идти боярам князя Александра Борисовича наспех на Свиягу с теми людьми, которые к ним рано собрались. А боярину Михаил Яковлевичу велел наряду дожидаться, а боярину Семену Константиновичу велел дожидаться остальных детей боярских да идти вместе с нарядом.

Той же весною примчался со Свияги к царю государю от бояр и воевод, от князя Александра Борисовича с товарищами, сын боярский Иванко Кочергин с грамотами, а в грамотах пишут, что на Свиягу пришли князь Александр и князь Петр дал Бог здорово. А про горную сторону пишут, что все изменили горные люди, а сложились с Казанью и приходили к Свияжскому городу на стада воеводские и детей боярских, которые приплыли с князем Александром, и годовых боярских детей, на заливы, да стада многие поотогнали за грехи; и посылали за ними казаков Алешу Кобызева с товарищами, и за грехи казанцы их побили, убили 70 человек, да и пищали взяли; а немощь за грехи не облегчается, мрут многие люди; а от князя Михаила из Камы ехали казаки в судах на Свиягу за кормом, Северга с товарищами, и пришли на них казанские люди да Севергу побили, а самого в Казань живого привели да в Казани убили, и товарищей его всех побили, которые с ним были, 30 человек, и пищали взяли; а из Казани к ним прибежали полоняники, а сказали, что казанцы тех детей боярских, и казаков, и людей боярских, которых затворили без объявления вражды в городе у бояр у князя Семена Ивановича Пункова с товарищами, побили всех, а всех в городе затворили 180 человек детей боярских и боярских людей, и казаков, и стрельцов, иные многие убежали на Свиягу, и пожитки воеводские между собой разделили. С Камы от боярина и воеводы князя Михаила Васильевича Глинского нижегородец сын боярский Костя Доможиров да два казака Васьки Палицына с грамотами, а пишет то, что по государеву наказу на Каму пришел, с Вятки к нему пришли Паук Заболоцкий и Григорий, дал Бог, здоровы; да привели от Михаила ногайского человека Янгару богатыря, а сказывают, что пришел из Ногаев Едигер-Махмет, Касимов царев сын астраханского царя, а прислали его ногаи по казанской присылке на царство в Казань, и тут переправить царя нельзя, великого князя люди по всей Каме; и казанцы повели его мест искать, где бы его провести, а Янгура приходил не со многими людьми на берег отведывать, и казаки товарищей его побили, а его поймали, а со царевичем сказал 500 человек. И после того воеводы писали к государю, что царевич через Каму переправился тайно не со многими людьми и пришел в Казань, и посадили его на царство. Да с ними же писано, что на князя Михаила стражу пришли казанцы ночью да стражей побили, 4х сынов боярских нижегородцев, двух Мирославовых, да Бабоедова, да Колбыцкого, да 17 стрельцов.

И немалая скорбь была о сем государю, что столько крови христианской проливается, но крепкий душою и храбрый в мысли сказал: «Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный, сходящий от Отца светом. Милуя, Господь наказывает нас, ибо тем самым исправляет нас». И пришел царь в соборную церковь Пречистой Богоматери и к первосвятителю Макарию митрополиту. И советовал митрополит государю: «Да принесутся мощи всех святых в церковь соборную, да совершится над ними служба и освятится с них вода; да пошлется тобою государем и нашим смирением кто от священников на Свиягу к пречистой честного ее Рождества и ко всем церквам, да также молебные службы совершатся, и святят воды; и совокупят воедино, да святят город крестным обхождением и водами святыми, и всех людей оградят крестом и водою окропят, да может быть Христос за молитвы святых его утолит праведный свой гнев; да и к живущим во град послать поучение, в чем, как люди, согрешили, да хотя бы мало отстанут от злоб своих. Также царю и нам всем подобает по заповедям Христовым быть, да не прогневаем своего владыки, страшно же есть впасть в руки Бога живого». Царь же благочестивый принял во сладость совет святительский, поучение, и за дело принялись, и пришли вместе царь и святитель в церковь Благовещения пресвятой Богоматери, что близ Казны царской, и вынули мощи святых отцев из сосудов и положили на блюдо, и приняли их митрополит и весь священный собор и несли на головах своих в соборную церковь Успения пречистой Богоматери, и совершали молебные службы долгое время, и святили воду со всех мощей и крестом животворящим древом, на котором распят был владыко наш Христос и избавил род человеческий от адова мучительства. Царь же благочестивый пришел к чудотворному образу пречистой и к чудотворным и исцеляющим мощам святых отцев и со слезами многие часы моление творил, о чем, только единый Бог ведал, и совершив молитвенное, избрали царь и святитель мужа изрядного и наученного богодухновенному писанию архангельского протопопа Тимофея, и послали его в Нижний Новгород, и велели ехать вместе с боярами великого князя и с нарядом царским; и послал с ним митрополит воду святую и поучение к воеводам и ко всем живущим там.

Послание поучительное преосвященного Макария митрополита всея Руси во Свияжский град. Благословение преосвященного Макария, митрополита всея Руси, в новый Свияжский град о святом духе господина и сына нашего смирения благочестивого и христолюбивого царя и великого князя Иоанна Васильевича, всея Руси государя самодержца, князям, и боярам, и воеводам, и детям боярским, и всем воинским людям, и всему христоименитому народу. Божиею волею и великою его милостию, и пречистой Богородицы, и великих чудотворцев, и всех святых, от века Богу угодивших, и верою несомненною, и молением прилежным, и подвигом крепким, и упованием неуклонным к всемогущему Богу благочестивого и христолюбивого царя нашего Иоанна, и по благословению нашего смирения и молением всего святительского и священного чина и всего православного христианства, благоволил Бог созданным быть граду сему и которые в нем святым Божиим церквам в честь, и в похвалу, и в славу пречистому и превеликому имени, которое в Троице славится, и того пренепорочной матери пречистой Богородицы и всех святых, и завершили град сей, и наполнился народа многолюдием, и всякого блага исполнился. И даровал Господь Бог благочестивому царю нашему и всему его христолюбивому воинству светлую без крови победу над всеми супротивными. Казанское царство покорилось и во всю волю далось государю благочестивому царю нашему, а казанский царь и царица в руки его предались, и крепкая его держава крымские князи, и уланы, и мурзы пленены были православного царя нашего воинством. И благочестивый царь и государь град Казань вручил своему царю Шигалею и со всеми казанскими улусами, а горная черемиса вся присоединилась к новому сему граду Свияжскому за нашего государя царя и великого князя, и тмочисленное множество христианского плена мужского пола и женского, и юношей, и девиц, и младенцев от языческих рук с радостью возвратились восвояси, никем не возбраняемы, но Божиею милостию, и государскою свободою, и вашим мужеством и храбростию. Крымский же царь, и ногайские князи, и многие орды, и литовские короли, и немецкие короли с мировыми грамотами и с честными дарами о любви и о мире своих посланников к нашему царю и государю присылали, и все концы земли устрашились, и от многих стран цари и царевичи и иных великих держав дети к нашему царю и государю приходили своею волею служить на его ласку и великое жалованье. И грады наши и страны мирны были и без мятежа пребывали, а казанские урожденные князи, и мурзы, и сеиты, и уланы, и все чиновные люди сами своею волею служить к нашему благочестивому царю пришли Божиим промыслом и православного царя нашего страхом и неотступны были. И за сии все несказанные блага что воздадим Господу нашему, и какое благодарение и похваление принесем ему? И совнимаете, чада, чего Бог от нас требует против того? Ничего иного, только заповеди его соблюдать. Заповеди же его не тяжки, только что иметь истинную правду и непорочную и теплую веру к всемогущему Богу, милость, и мир, и любовь нелицемерную ко всем, и суд праведный, и бедным заступление, и скорое управление, и пленным освобождение, и чистоту душевную, вкупе же и духовную хранить и блюсти со всяким опасением, всегда воспоминая смертный час и страшный суд в Христово пришествие. Особенно подобает воздержаться от объедения, и от упивания, и от всякого глумления непотребного, и пустошного смехотворения, и что себе не любо, иным не творить. Еще же молю вас, чада, да никак ж не презирать церковного пения, но всегда приходить к церкви со страхом Божиим и чистою совестью, не имея вражды, ни гнева ни на кого же, слушая божественное пение со всяким благоговением и вниманием, отложив всякое мирское попечение и словно на небе стоящими полагая себя; и от своих праведных трудов милостыню приносить церковным служителям, а также и нищим, да вдвойне от Бога раздающего воздаяния примите. В доме же своем во время еды, благословение от священников принимая, храниться от пустошных бесед, и срамных слов, и глумления, и всякого смехотворения, поскольку тут ангелы Божии невидимо предстоят, а от срамных бесед ангелы Господни отбегают, как пчелы от дыма, и приходят злые бесы, и всевают злосмрадные плевелы в сердца человеческие, от которых вражда, злые намерения и всякие непотребные дела рождаются; и да от всяких вражьих соблазнов избавит нас Господь Бог. И не только, чада, сами должны вы исполнить евангельские заповеди и апостольское и отеческое предание, особенно же должны вы и подвластных вам учить и наказывать в благо, поскольку вы есть голова, и не пускайте и прочим заблудиться от истинного пути Божия, ибо слух ныне обносится неблагий до самого благочестивого царя, и до нашего смирения, и во многих людей, что некие в вас страх Божий отвергли и уклонились во страсти бесчинствия; и от того востязая вас, пишу сие. О чада, откуда помрачилось мудрование разума вашего? Под соблазн подпали, как люди, думаю, что воздремались от бесстрашия и страшного ради переменения, или непоминания ради небесного и вечного, или замышления ради земного скоро минующего, или забвения ради страха смертного и исхода души своей, которая же православную веру держащая и побеждающая злострастия скверные похоти. Однако произволение злое! Сотворил нас Бог по образу своему и по подобию, и о сем неблагодарны явились, но помрачились по плоти, а не по духу, забыв, что плотская мудрость вражда на Бога и закону Божию не повинуется, супротивное творили проклятию, бритву накладывая на брады свои, женам угодие творили, увы, и забыв страх Божий, и царскую заповедь презрев, и свою совесть поправ, чего в православной вере рабам не подобает творить, поскольку сие дело латинской ереси, и чуждо оно христианскому обычаю, и блудолюбие есть, а которые сие творят, поругается образу Божию, создавшему его по своему образу. И так безумием своим и законопреступлением бессрамно и бесстыдно блуд сотворяют с младыми юношами, содомское злоскаредное и богомерзкое дело. Особенно же не промолчу о безумии их, что не престают, Богу досаждая, осквернять Богом освобожденных пленных из язычных рук благообразных жен и добрых девиц, и сие от многих слышали. Если подлинно так зло содеивается в вас, и о сем оскорбились до зела, и печаль многая и боль злая объяла сердце мое, и восстенал горько: о горе и увы, обратили великую Божию милость на гнев и кротость на ярость! Зрите и разумейте меч и ярость гнева Божия: какое множество человеческое различными казнями, смертоносием и потоплением в нынешнее время скончается в вас. И если о сем не уцеломудритесь, и впредь которые милости Божия получить надеетесь? Но молю всех от всей души со слезами: отстаньте от такового злого обычая. Или не ведаете, не сей ли ради блудной страсти и многого нечестия и законопреступления Божия навел Бог потоп на вселенную и землю Содомскую и Гоморрскую огнем попалил, и Ниневию град великий уничтожил? И при Моисее пророке, когда ходили израильтяне по пустыни, и какую благодать, на супротивных победу, даровал им Бог, как и вам ныне показал Господь. И когда начали блуд творить, тогда не возмогли супротивных одолеть, но всегда побеждаемы бывали. И узрел Финеес блуд творившийся, и пронзил обоих, и угодил Богу, и прекратилась сеча, и вменилось ему в правду на многие поколения. А вы, о чада моя, честные вельможи и все подручные вам, если будет кто в вас такое творящий, не тот ли же Божий гнев на себя наводите, и не уже ли начинается? Смотрите, от таковой славы в такое бесславие уклоняетесь и от каковой чести в каковое бесчестие низводитесь: иногда бывали супротивным страшны, а ныне от супротивных посмехаемы; а который град и люди вам в руки предались, ныне же вам супротивными являлись; и нашему благочестивому царю служить хотели, и те ныне против вашего множества на брань устремлялись. Слышите пророка говорящего: «Если кто не обращается, Он изощряет Свой меч, напрягает лук Свой и направляет его, приготовляет для него сосуды смерти, стрелы Свои делает палящими. И если не послушаете меня, меч вас заберет, и побежите, когда никто гнать вас не будет. Если же послушаете меня и волю мою сотворите, и заповеди мои сохраните, падут враги ваши пред вами от меча, и никто же супротив вас не станет, и благословлю вас, размножу вас, и блага земли обретете во все дни жизни вашей и вечную жизнь наследуете». Ибо уста Господня говорили сие в древности и ныне, и если, чада моя, слово Божие вмещается в вас, и наше смирение, и умиленное моление, и божественное поучение примете и отстаньте от всех сих злых дел, о которых выше писали, и с истинным покаянием к Богу прибегните сокрушенным сердцем и духом смиренным, отложив всякую гордость и неправду, и от духовных отцев епитимьями исправляя себя, и слезами и милостынею очищая, и так прощение грехов получите и Бога милостивого обретете. Ибо сам сказал Господь: «Обратитесь ко мне, и обращусь к вам». И если, чада, истинно покаетесь, ибо истинное покаяние отступление от греха, ибо не только благочестивому царю и нашему смирению и тем которые на земле работают Господу в заповедях его, в жизни сей радость сотворите, и всем небесным силам, как было писано: «Об одном грешнике кающемся великая бывает радость на небе ангелам, а кроме того самому Богу». Если же кто из вас забыл страх Божий, и заповедь царскую, и наше духовное показание, и не начнут каяться о своих согрешениях, отныне и впредь будут бороды брить или обсекать, или усы подстригать, или в скверные содомские грехи с отроками падать, или начнут с пленными женами и девицами в прелюбодейство и блуд падать, и потом обличены будут, тем всем быть от благочестивого царя в великой опале, а от нашего смирения и от всего священного собора отлучены будут по священным правилам от святой церкви и всего святого. И сего ради писал вашему благолюбству не мнения ради и иной вины, но ища пользы вашим единородным душам бессмертным по Господней заповеди. И вы бы, о возлюбленная о Христе чада, благородные князи, и бояре, и воеводы, и дети боярские, и все христолюбивое воинство благочестивого царя Иоанна, отныне и впредь с Божиею помощию храбро и мужественно за святую церковь и за нашу святую православную веру против безбожных агарян обо всем по наказу благочестивого и христолюбивого царя Иоанна. А милость Божия, и пречистой Богородицы и великих чудотворцев молитва и благословение, да и нашего смирения соборное благословение да будет с вашим благородством вовеки. Аминь. Писано на Москве лета 7060 месяца мая 21 дня. И в тот день отпущен протопоп.

Расстрел великих князей в Петропавловской крепости — Википедия

Внешний двор тюрьмы Трубецкого бастиона Петропавловской крепости в 1920-х годах

Расстрел великих князей в Петропавловской крепости — расстрел четверых великих князей в конце января 1919 года (в ночь с 23 на 24 или с 29 на 30 января)[1] по решению ВЧК как заложников в ответ на убийство Розы Люксембург и Карла Либкнехта в Германии.

Погибшие великие князья Георгий Михайлович, Дмитрий Константинович и Павел Александрович канонизированы РПЦЗ в составе собора новомучеников.

Все четверо расстрелянных были внуками императора Николая I, из них двое родными братьями:

  1. великий князь Павел Александрович (1860—1919) — сын императора Александра II;
  2. великий князь Дмитрий Константинович (1860—1919) — сын великого князя Константина Николаевича;
  3. великий князь Николай Михайлович (1859—1919) — сын великого князя Михаила Николаевича;
  4. великий князь Георгий Михайлович (1863—1919) — сын великого князя Михаила Николаевича, брат предыдущего.
  • Павел Александрович

  • Дмитрий Константинович

  • Николай Михайлович

  • Георгий Михайлович

Арест[править | править код]

26 марта 1918 г. в «Красной газете» (г. Петроград) был опубликован декрет за подписью Г. Зиновьева и М. Урицкого[2]:

Совет Комиссаров Петроградской Трудовой Коммуны постановляет: Членов бывшей династии Романовых — Николая Михайловича Романова, Дмитрия Константиновича Романова и Павла Александровича Романова выслать из Петрограда и его окрестностей впредь до особого распоряжения, с правом свободного выбора места жительства в пределах Вологодской, Вятской и Пермской губерний…

Все вышепоименованные лица обязаны в трехдневный срок со дня опубликования настоящего постановления явиться в Чрезвычайную Комиссию по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией (Гороховая, 2) за получением проходных свидетельств в выбранные ими пункты постоянного жительства и выехать по назначению в срок, назначенный Чрезвычайной Комиссией по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией…

Трое великих князей покинули Петербург. Но брат императора великий князь Михаил был убит 13 июня 1918 года близ Перми. После этого центральные и местные власти официально распространили дезинформацию о его «побеге» и ужесточили условия содержания князей[2]: «Вологда. 1 июля ПТА. Арестованы великие князья: Николай Михайлович, Георгий Михайлович и Дмитрий Константинович».

Сначала их поместили в Вологодскую тюрьму, а через три недели Петроградская ЧК их перевезла в Дом предварительного заключения Петрограда, затем в Петропавловскую крепость. На положение заключённых перевели и оставшихся в Петрограде великого князя Павла Александровича и князя императорской крови Гавриила Константиновича[2].

Гавриил Константинович с женой в эмиграции в 1929 году

Избежавший общей участи князь Гавриил Константинович был арестован 15 августа 1918 года и провёл в тюрьме около месяца. Его новобрачная морганатическая жена Антонина Нестеровская (бывшая балерина), ссылаясь на его туберкулез и обращаясь к Максиму Горькому, развила бешеную деятельность и добилась его освобождения. Вскоре они получили разрешение на выезд и уехали в Финляндию, а затем во Францию. Его родные братья Иоанн, Игорь, Константин, однако, были расстреляны под Алапаевском (Алапаевские мученики).

Максим Горький также просил у Ленина помилования для Николая Михайловича, которого глубоко уважали даже на большевистских верхах за его ценные исторические труды и всем известный передовой образ мыслей. «Революция не нуждается в историках», — по легенде ответил Ленин[3]. На заседании Совнаркома РСФСР под председательством Ленина 16 января 1919 года рассматривалось ходатайство Российской Академии наук об освобождении великого князя Николая Михайловича, как известного историка и учёного. В итоге было принято решение Совнаркома: «Запросить Петроградскую ЧК и т. Элиава и отложить решение этого вопроса до получения ответа, если т. Луначарский не предоставит до тех пор исчерпывающих данных». Вопрос больше не обсуждался, но в том же деле имеется ответ Петроградской ЧК: «(…) Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией при Совете Коммун Северной области полагает, что не следовало бы делать исключения для б. Великого князя Н. М. Романова»[2].

Заложники[править | править код]

После покушения на Ленина и убийства Моисея Урицкого (30 августа 1918) был объявлен красный террор. Во многих газетах сообщалось[2]:

Петроград. 6 сентября. В «Северной Коммуне» опубликован 1-й список заложников, которые будут расстреляны в случае, если будет убит кто-либо из советских работников. Список начинается именами бывших великих князей: Дмитрий Константинович, Николай Михайлович, Георгий Михайлович, Павел Александрович…

В итоге родственники императора были расстреляны как заложники. Впоследствии власти заявили, что их казнь была ответом на убийство Розы Люксембург и Карла Либкнехта в Германии (хотя решение о казни было принято 9 января 1919 года, а Люксембург и Либкхнет были убиты только 15 января).

Казнь[править | править код]

9 января 1919 г. Президиум ВЧК (в заседании участвовали Я. Х. Петерс, М. И. Лацис, И. К. Ксенофонтов и секретарь О. Я. Мурнек) вынес постановление[4][2]: «Приговор ВЧК к лицам, бывшей императорской своры — утвердить, сообщив об этом в ЦИК».

Командовал экзекуционным отрядом некий Гордиенко, — по словам великого князя Александра Михайловича, двое из братьев которого погибли тогда[3] — тюремный надзиратель, получавший в своё время ценные подарки из Кабинета Его Величества.

Вдова великого князя Павла Александровича, княгиня Ольга Палей, писала[5]:

Один старый тюремный служитель, видевший казнь, рассказал… В среду Павла, одного, привезли на Гороховую и продержали до десяти вечера. Потом объявили, что увозят без вещей. С Гороховой привезли в Петропавловку. Трёх других великих князей доставили со Шпалерной. Всех вместе отвели в тюрьму Трубецкого бастиона. В три ночи солдаты, по фамилии Благовидов и Соловьев, вывели их голыми по пояс и провели на территорию Монетного двора, где у крепостной стены напротив собора была вырыта общая могила, где уже лежали тринадцать трупов. Поставили князей на краю и открыли по ним стрельбу.

Сообщение о расстреле великих князей было опубликовано 31 января 1919 года в «Петроградской правде»[5] без указания причин расстрела, места и даты. Впоследствии эту расправу объясняли как ответ на убийство в Берлине Карла Либкнехта и Розы Люксембург[6].

Александр Михайлович пишет: «Если верить советским газетам, Великий Князь Николай Михайлович держал до последней минуты на коленях своего любимого персидского кота. Дмитрий Константинович — глубоко религиозный человек — молился громко о спасении души своих палачей»[3].

Место захоронения[править | править код]

Исследователи уточняют, что упомянутое Ольгой Палей место расстрела — не зона современного комплекса зданий Монетного двора внутри крепости, а территория располагавшихся за её оградой строений на Кронверкском полигоне, близ Головкина бастиона[5]. Гавриил Константинович подтверждает погребение во дворе[7].

Вероятно, жертвы были похоронены на месте расстрела в братской могиле. Имеются свидетельства современников, что «у стены» были захоронены семнадцать тел, в том числе четверо великих князей[6].

В любом случае, погибшие Романовы оказались погребены в непосредственной близости от главной романовской усыпальницы в Петропавловском соборе.

В марте 2009 года Музей истории Санкт-Петербурга (Петропавловская крепость) сделал запрос в Управление ФСБ РФ по Санкт-Петербургу и Ленобласти по поводу сведений о расстреле великих князей 30 января 1919 года. 14 апреля 2009 года был получен ответ об отсутствии в архиве Управления данных о месте их расстрела и захоронении[8].

В полной версии воспоминаний великого князя Александра Михайловича описывается сцена в парижском кафе, посетители которого прочитали новость о расстреле.

Открытый протест против бессудной казни смог раздаться даже в Советской России. Один из лидеров меньшевиков Ю. Мартов опубликовал 6 февраля 1919 года статью «Стыдно!» в петроградской газете левых эсеров «Всегда вперёд!», посвящённую казни великих князей. В ней Мартов писал, что казнь великих князей стала очередным проявлением бессмысленной жестокости кровавого режима большевиков и что подобные бессудные казни только вредят делу революции, особенно на международной арене. Напомнив, что казнили великих князей, прикрываясь социалистическими лозунгами, Мартов писал, что для настоящего социалиста жизнь каждого из великих князей не менее неприкосновенна, чем жизнь любого другого гражданина, и назвал саму казнь «гнусностью»[9].

Великие князья Георгий Михайлович, Дмитрий Константинович и Павел Александрович канонизированы Русской Православной церковью за границей в сонме Новомучеников российских 1 ноября 1981 года. Память собора Новомучеников и Исповедников Российских празднуется в последнее воскресение января[10]. Как и другие погибшие князья, канонизированные РПЦЗ (кроме царской семьи и Елизаветы Федоровны), не признаются РПЦ.[источник не указан 1925 дней]

В 1998 году старший прокурор-криминалист Главного следственного управления Генеральной прокуратуры Российской Федерации старший советник юстиции Соловьев В. Н., рассмотрев материалы уголовного дела № 18/123666-93 «О выяснении обстоятельств гибели членов Российского императорского дома и лиц из их окружения в период 1918—1919 годов», возбужденного 19 августа 1993 г., пункт 10.3 («Расстрел великих князей в г. Петрограде в январе 1919 г.»), подытожил: «Подробности о расстреле в ходе следствия установить не представилось возможным. Каких-либо обвинений в совершении противоправных деяний указанным лицам не предъявлялось»[2].

В 1996 году представители Санкт-Петербургского общества «Мемориал» обратились в прокуратуру Петербурга с письмом: «В соответствии со ст. 6 Закона о реабилитации просим реабилитировать репрессированных по политическим мотивам (расстреляны в январе 1919 года в Петропавловской крепости) Великих князей: Романова Георгия Михайловича, Романова Николая Михайловича, Романова Дмитрия Константиновича и Романова Павла Александровича».

Реабилитированы постановлением Генеральной прокуратуры Российской Федерации 9 июня 1999 года[11] федеральным законом «О реабилитации жертв политических репрессий»[12] — первыми из убитых Романовых, раньше царской семьи и алапаевских жертв. «Заключение по материалам уголовного дела арх. № 13-1100-97» гласило, что на Романовых Николая Михайловича, Дмитрия Константиновича, Георгия Михайловича и Павла Александровича распространяется действие ст.ст. 1,3 п. «б» Закона Российской Федерации «О реабилитации жертв политических репрессий». Справки о реабилитации выданы Лукьянову Г. Ю., представляющему по доверенности ЕИВ Великую княгиню Леониду Георгиевну Романову[13].

В 1994 году в ответ на запрос НИЦ «Мемориал» заместитель начальника Управления ФСК по Санкт-Петербургу и Ленинградской области В. Л. Шульц ответил: «Сведениями о местах расстрелов и захоронений граждан, осужденных к ВМН в период с 1917 по 1937 год, Управление не располагает»[6].

20 декабря 2009-го рабочие при производстве земляных работ для строительства парковки у Головкина бастиона обнаружили человеческие останки. За последующую неделю из земли было извлечено 17 черепов с отверстиями в затылочной части. Археологи Института истории материальной культуры РАН во главе со старшим научным сотрудником ИИМК Владимиром Кильдишевским предположили, что в этой братской могиле лежат не юнкера и младшие офицеры, а «более взрослые и не совсем простые люди». Комментарий директора расположенного в крепости Музея истории Санкт-Петербурга Александра Колякина гласил, что на территории крепости, которая служила большевикам местом казни, регулярно обнаруживают подобные останки. По состоянию на 2010 год: «На экспертизу в следственный комитет найденные человеческие останки до сих пор не переданы. Как поясняют в пресс-службе музея, находки ещё только „готовят к передаче“»[5].

Следственный отдел СКП при прокуратуре РФ по Санкт-Петербургу отказал в возбуждении уголовного дела по факту обнаружения останков предположительно 17 человек, среди которых могут быть останки Великих князей Романовых, во время проведения земляных работ на территории Петропавловской крепости накануне Нового года «ввиду отсутствия события преступления». В бюро судебно-медицинской экспертизы согласились заняться исследованиями — под руководством известного петербургского судмедэксперта Вячеслава Попова, который в своё время занимался экспертизой останков Николая II и его семьи. Пули, гильзы, золотые украшения, фрагменты одежды, найденные археологами в раскопе, следователями были не востребованы и пока хранятся в музее[8].

Писатель Даниил Гранин обратился к губернатору Валентине Матвиенко с предложением об установке на месте братской могилы на Заячьем острове памятного знака о трагических событиях тех лет — «небольшого деревянного креста у наружной стены со стороны Кронверкского протока, в стороне от основных туристических маршрутов», на что ему было отвечено отказом[5].

В 2004 году в Великокняжеской усыпальнице, примыкающей к Петропавловскому собору, была установлена памятная доска с именами четырёх великих князей, расстрелянных в Петропавловской крепости в январе 1919 года[6].

  1. ↑ Александр Михайлович указывает другую дату — 18 января (видимо, по старому стилю).
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Постановление о прекращении уголовного дела № 18/123666-93 «О выяснении обстоятельств гибели членов Российского императорского дома и лиц из их окружения в период 1918—1919 годов», пункты 10-13 (неопр.). Дата обращения 23 мая 2013. Архивировано 24 июня 2012 года.
  3. 1 2 3 Вел. кн. Александр Михайлович. Воспоминания
  4. ↑ Протокол заседания Президиума от 9 января // Архив ВЧК: Сборник документов / Отв. ред. В. Виноградов, А. Литвин, В. Христофоров; сост.: В. Виноградов, Н. Перемышленникова. — М.: Кучково поле, 2007. — ISBN 978-5-9950-0004-4
  5. 1 2 3 4 5 Лиханова Т. Костная мука. В Петербурге на месте массовых расстрелов у стен Петропавловской крепости начато строительство автопарковки (рус.) // Новая газета. — 18 января 2010.
  6. 1 2 3 4 Марголис А. Д. Первый остров Архипелага ГУЛАГ (рус.) // Мемориал 7-е биографические чтения «Право на имя: Биографика 20 века» : сборник. — 2010.
  7. ↑ «Дмитрий Константинович, Николай и Георгий Михайловичи, сосланные в Вологду, где пользовались относительной свободой, в конце лета 1918 года были арестованы, перевезены в Петроград и, как и Павел Александрович, посажены в дом предварительного заключения. В январе 1919 года все они были расстреляны в Петропавловской крепости и там же похоронены во дворе».
  8. 1 2 Расстрел Великих князей: Дело положено под сукно
  9. Кудрина Ю. В. Мария Фёдоровна. — М.: Молодая гвардия, 2009. — 560 с. — (Жизнь замечательных людей). — 5000 экз. — ISBN 978-5-235-03220-0.
  10. ↑ Список новомучеников и исповедников Российских (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 14 декабря 2019. Архивировано 22 марта 2018 года.
  11. ↑ Дата реабилитации 8 июня 2009 года ошибочна — тогда были реабилитированы вел. кн. Михаил и алапаевские мученики.
  12. ↑ Реабилитация Великих Князей состоялась.
  13. ↑ Граждане Романовы
  • Красный террор в Петрограде / Сост., предисл. и коммент. С. В. Волкова. — Изд. 1-е. — М.: Айрис-пресс, 2011. — 512 с. — (Белая Россия). — 3000 экз. — ISBN 978-5-8112-4336-5.

Глава 30. Судьба князя Тарановского – кровавая история русского XX века

Глава 30. Судьба князя Тарановского – кровавая история русского XX века

Он потомок двух славнейших и древнейших родов.

По отцу – рода Тарановских – Черниговских князей, по матери – рода Воротынских, представителя которого – князя Воротынского – Пушкин вывел действующим лицом в «Борисе Годунове».

Скучная для непосвященных и нелюбознательных кровавая наша история вобрала в себя и жестокую повесть о жизни моего героя – князя Тарановского, нашего современника. Жгучими отметинами остались в его биографии эмиграция, КГБ, двадцатилетний срок заключения без суда и следствия, лагеря в Голодной степи, смертельные уколы чекистских «врачевателей». А также реабилитация и ничтожная пенсия… Все то, что пережил А. А. Тарановский…

Когда началась война с Гитлером, Анатолий Тарановский, живший тогда в Шанхае, пришел в советское посольство и попросился на фронт. Но ему нашли другое ответственное задание. Посольство получало радиоаппаратуру из США, требовавшую правильной настройки. Анатолий умел это делать великолепно. Связь с Москвой стала безотказной.

Работая на американском аэродроме, он раздобыл систему наведения самолетов и посадки «вслепую», которой у СССР тогда не было.

В 1947 году Тарановскому удалось выскользнуть из рук американской контрразведки и покинуть Китай. Но на исторической родине его ждали не почет и уважение, а 20 лет лагерей за… шпионаж! В Марфинской шарашке высококлассный радиоэлектронщик Алексей Тарановский стал одним из создателей шифровального прибора для телефонных переговоров Сталина. После реабилитации работал в радиоэлектронной промышленности. Под его руководством были радиофицированы Кремлевский Дворец съездов, Останкинская телебашня, многие олимпийские объекты 1980 года. Он любил повторять: «Мы – русские, и нас не сломит ничто».

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Posted in Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *