Чему я хочу научиться в школе: Чему вы хотите научиться в школе сами, а чему не прочь научить своих учителей? – 12 вещей, которым бы я хотел научиться в школе

Чему я хочу научиться в школе: Чему вы хотите научиться в школе сами, а чему не прочь научить своих учителей? – 12 вещей, которым бы я хотел научиться в школе

22.11.2020

Содержание

Чему вы хотите научиться в школе сами, а чему не прочь научить своих учителей?

Обозреватели “НГ” спросили об этом героев сегодняшнего дня — учеников

Лиза СИДОРОВА, первоклассница минской школы № 198:
— В школе я хочу научиться танцевать, вышивать бисером, готовить еду, хорошо шить, играть на каком-нибудь музыкальном инструменте. Мне очень нравится спорт. С трех лет занимаюсь фигурным катанием. Еще хочу учить английский язык.

 

Вадим ХИХЛУХА, ученик второго класса средней школы № 45 Гомеля:
— Я  еще немножечко бы отдохнул. Но если надо идти в школу, буду налегать на математику. Она мне нравится больше других предметов, помогает деньги сосчитать. А еще люблю уроки физкультуры, после них становишься таким бодрым, и время веселее бежит.

 

Павел КОРНИЕНКО, третьеклассник гомельской школы № 53:
— Очень соскучился по своим друзьям, по учительнице Ирине Евгеньевне Стрельцовой. В третьем классе начнем учить английский, я этого давно ждал. 
Хочется, чтобы учителя нам все старательно объясняли, рассказывали про все интересное. И если что-то у нас не будет получаться сразу, то не обижались на нас.

 

Анжела БЫКОВА, ученица четвертого класса средней школы № 4 Лепеля:

—  Я хорошо учусь, и мне нравятся все предметы, но больше всего — рисование. Если бы все люди  рисовали, пускай по-разному,  они научились бы чувствовать красоту и сами всегда были бы красивы.  Жалко только, что  на всю школьную неделю приходится  один урок рисования…

 

Вадим РАБЦЕВИЧ и Влад ЛАЗАКОВИЧ, пятиклассники средней школы № 3 Лепеля:
— За четыре года начальной школы мы полюбили математику, физкультуру и английский язык. Хотим научиться свободно говорить с иностранцами. А наших учителей мы бы обязательно научили играть в футбол и ездить на картах.

Святослав БОРДИЛОВСКИЙ, шестиклассник гимназии № 1, Могилев:
— У меня планы большие. В школе получить всесторонние и хорошие знания. Потом получить высшее образование. Найти хорошую, высокооплачиваемую работу.
Учителям, на мой взгляд, не хватает понимания того, что мы хоть и ученики, но еще и дети.

 

Анастасия ЗОРКИНА, семиклассница СШ № 40 Могилева:
— Хотелось бы, чтобы кроме предметов программы педагоги учили, как воспитать в себе чисто человеческие качества: трудолюбие и умение дружить.
Учителя стремятся дать хорошие знания. Но в этом стремлении зачастую теряется у них понимание того, что с нами надо обращаться как с равными.

Татьяна КРУПИЦА, ученица восьмого класса Хвиневичского комплекса детский сад—средняя школа Дятловского района:
— Для меня главное не только получить  знания, но и научиться  общаться с людьми, по-настоящему дружить.
Хорошо было бы, если бы наши учителя были не такими строгими. Мне кажется,  от этого мы бы не стали учиться хуже.

Екатерина РАХУНОК, ученица девятого класса СШ № 5, Гродно:
— Самое главное, чего я ожидаю от школьных лет, — научиться разбираться в людях, ведь мир наш настолько сложный. Учусь ценить настоящую дружбу.

А учителям нашим, мне кажется, порой не хватает  внимания к личности каждого школьника.

 

Анатолий КАРМАН, ученик десятого класса гимназии № 29, Минск:
— Наверное, важнее, чем конкретным предметам, научиться умению контактировать с людьми.
Учителей я учить бы ничему не стал. Создать идеального учителя, который смог бы ученика увлечь своим предметом, гипотетически невозможно.

 

Антон ПОЛТОРАКО, ученик одиннадцатого класса Солигорской общеобразовательной школы № 2:
— Очень важно, оставляя школу, вместе с аттестатом получить правильный ориентир в жизненных ценностях.
Была бы моя воля, я научил бы педагогов всегда  оставаться молодыми разумом и душой.

12 вещей, которым бы я хотел научиться в школе

 

Добрый день, друзья. Вот о чем недавно подумал. Сейчас мне 36 лет. Сейчас я не думаю о прошлом и особо не сожалею ни о чем. Но иногда мне бы хотелось, чтобы кое-что из того, что я узнал за последние несколько лет, я узнал немножко раньше.

Наверное, что-то вроде курса самосовершенствования в школе. И, наверное, в какой-то мере он все-таки был. Потому что о некоторых моментах, о которых я буду сегодня говорить, учитель все равно говорил с классом. Но я о них забыл или же не обратил на них должного внимания.

Что-то из этого, конечно, влетело в одно ухо и вылетело в другое. Или было слишком далеко от меня тогдашнего, чтобы я мог это принять и этим воспользоваться. Но я все еще думаю, что это было бы неплохой идеей — уменьшить количество часов, отведенных на какие-нибудь занятия по труду и использовать освободившееся время для занятий по личностному развитию.

Для ВУЗов было бы достаточно и часа в неделю. Это было бы полезным для многих студентов, а по большому счету и для общества в целом.

Так чему же я бы хотел научиться еще в школе (ну, или хотя бы просто пораньше о них узнать): 

Самое первое — это правило 80/20. Это один из лучших путей усовершенствовать использование времени. Правило 80/20, еще известное как принцип Парето, в целом гласит, что 80 процентов всех полученных вами доходов приносят вам только 20 процентов вашей деятельности. 

Таким образом, многое из того, что вы делаете, в действительности не так уж полезно и необходимо, как вы считаете.

Вы можете просто отказаться или заметно сократить время, которое на них тратится, от многих вещей. И если вы это сделаете, у вас останется больше времени и энергии на то, что действительно важно и приносит вам удовлетворение и радость.

Второе — это закон Паркинсона, который гласит: «Вы можете делать то, что вам надо намного быстрее, чем вы думаете». Этот закон утверждает, что задание затянется по времени и будет казаться более сложным в зависимости от времени, которое вы на него выделили. 

Например, если скажете себе, что на принятие решения у вас есть неделя, проблема начнет казаться серьезнее, и вы начнете тратить все больше времени на то, чтобы принять это решение. Поэтому необходимо сконцентрироваться на том, чтобы найти решение. Дайте себе час вместо целого дня, чтобы решить какую-то проблему. Это заставит мозг сосредоточится на решениях и действии.

Третье — сначала надо отдавать, а потом получать. Да-да, именно в таком порядке, а не наоборот.  Это немного противоречит здравому смыслу. Обычно звучит идея о том, что кто-то должен нам что-то дать или что-то для нас сделать, прежде чем мы сделаем что-то в ответ. И проблема в том, что многие люди думают именно так. И маловероятно, что они будут думать по-другому.

Если вам хочется получить больше денег, любви, доброты, возможностей — да чего угодно! — вы должны больше отдавать. Со временем вы получите больше, чем отдали. Было бы чудесно получить что-то просто так. Но это, к сожалению, сейчас случается очень редко.

Четвертое — надо опережать события и не тормозить. Этот пункт имеет отношение к предыдущему. Если все будут пассивны, то толку будет мало. Вы можете сидеть, ждать и надеяться, что кто-то другой что-то сделает. Именно так часто и происходит, но может пройти много времени, пока это случится. 

Гораздо полезнее и выгоднее быть активным, быть тем, кто первым начинает действовать и сдвигает дело с мертвой точки. Это не только избавит вас от ожиданий, но и доставит удовольствие — вы почувствуете, что именно вы управляете своей жизнью, вы, а не какие-то внешние силы.

Пятое — что ошибки и неудачи — это хорошо.  Когда мы молоды, мы просто пробуем и терпим неудачу — пока не научимся. Когда мы становимся немного старше, мы учимся, например, в школе, не делать ошибки. И все меньше и меньше пробуем что-то делать и проявлять инициативу. 

Из-за этого человек может утратить свою инициативность и завести привычку быть пассивным, ждать от других, чтобы они сделали все за него.

Но что случится, если человек попробует и потерпит неудачу? Над ним будут смеяться?

Скорее всего будут. Но когда каждый из нас это испытает на себе, то мы быстро усвоим, что это абсолютноне конец света. В большинстве случаев другим просто нет до этого дела. У них есть свои собственные проблемы и им и так есть о чем беспокоиться. А успех в жизни нередко приходит лишь в том случае, если мы не поддаемся неудачам и ошибкам. Он приходит только к настойчивым людям.

Шестое — не надо относиться к себе слишком сурово

. Почему люди сдаются после нескольких ошибок и неудач? Я думаю, это все это происходит от того, что они слишком строго к себе относятся. 

Но как по мне — это глупая привычка. Это лишь создает дополнительную ненужную внутреннюю боль и забирает драгоценное время. Было бы замечательно отказаться от этой привычки, насколько это возможно.

Седьмое — благодарность — простой способ почувствовать себя счастливым. Конечно, мне без сомнений говорили, что я должен быть благодарным. Потому что это правильно, и мне действительно следует так поступать. Но если бы мне кто-то сказал, что чувство благодарности, испытываемое всего лишь минуту-другую — это прекрасный способ превратить плохое настроение в хорошее, я бы серьезно тренировался быть благодарным.

Это также замечательное средство поддерживать позитивное отношение к окружающей действительности и концентрироваться на правильных целях. А еще — делать счастливыми других. Что в свою очередь сделает вас еще счастливее, ведь эмоции заразительны.

Восьмое — не надо сравнивать себя с другими. Гораздо более продуктивно будет сравнивать себя с собой же. Чтобы увидеть, насколько вы продвинулись вперед, каких целей вы достигли и как вы выросли над собой. Возможно, это звучит не так уж и замечательно, но в конце концов это принесет внутренний покой, укрепит силу воли и наполнит вас положительными эмоциями.

Девятое — 80-90% того, чего вы боитесь, никогда в жизни не произойдет. Это очень серьезно. Большей части того, чего мы с вами боимся, никогда не будет. Это всего лишь чудовища, которые существуют только у нас в голове.

И если это все-таки что-то и случается, то чаще всего все не настолько ужасно, как мы себе это представляли. Беспокойство в большинстве случаев является всего лишь пустой тратой времени.

Десятое — не надо воспринимать все слишком серьезно. Очень легко погрязнуть в каких-то проблемах. Но большая часть того, о чем мы волнуемся, никогда не произойдет. И о том, что сегодня кажется большой проблемой, мы можем даже не вспомнить через три года.

Если относиться к себе, своим мыслям и своим эмоциям слишком серьезно, то, как правило, это принесет только ненужные страдания. Поэтому остыньте и расслабьтесь. Ваше настроение изменится чудесным образом, и, в результате, изменится к лучшему ваша жизнь.

Одинадцатое —  надо все записывать. Множество хороших и даже замечательных идей могут быть утеряны навсегда, потому что у вас нет привычки записывать. Это также отличный способ удержать внимание на том, чем вы захотите. 

Ну и наконец последнее, двенадцатое — почти во всем, что с нами происходит, можно увидеть какие-то возможности. В любом жизненном испытании будет что-то такое, чему вы сможете научиться, что поможет вам расти над собой.

Негативный опыт, ошибки и неудачи иногда могут дать больше, чем успех, ведь вы учитесь чему-то совершенно новому, чему успех никогда бы не научил.

Когда бы вы ни получили отрицательный опыт, спросите себя, какие возможности он дает? Что полезного можно извлечь из этой ситуации? Один отрицательный опыт может помочь вам в будущем добиться успеха. 

Интеллект-карту к этому материалу вы можете получить ЗДЕСЬ

Желаю вам всегда быть на высоте!

Вступите в группу, и вы сможете просматривать изображения в полном размере

15 впечатляющих навыков, которые можно освоить за неделю с нашей подборкой бесплатных курсов

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Бизнес-гуру и автор бестселлеров Джош Кауфман считает, что всего за 20 часов усердных занятий можно освоить новый навык. В век высокой конкуренции и прогресса возможность самообразования приходится кстати и на это больше не нужно тратить ни много времени, ни много денег. Достаточно ноутбука, доступа в интернет и желания.

AdMe.ru подобрал для вас бесплатные онлайн-курсы и YouTube-уроки, которые помогут освоить новые умения всего за неделю.

1. Сыграть на укулеле любимую песню

Хотите поразить всех своей неординарностью? Сыграйте на укулеле. Главное — не браться сразу за «соляки» от Led Zeppelin, а остановиться на простых мелодиях группы «Кино» или The Pixies. Для желающих развить свой потенциал есть англоязычный сайт Yousician.com с 7-дневным пробным периодом и YouTube-канал JustinGuitar, где с азов разбираются все тонкости игры на инструменте.

2. Освоить азы фотошопа

Для тех, кто хочет научиться премудростям фотошопа, но, запустив программу, не знает, с чего начать. Конечно, все тонкости за неделю не освоить, но главным особенностям работы с фоторедактором вы научитесь. В этом вам помогут курсы для начинающих на сайте Photoshop-master.ru или на YouTube-каналах «Уроки фотошопа» и Photoshop Tutorials.

3. Нарисовать акварелью пейзаж

На уроках художника Стэна Прокопенко вы пошагово разберете основы автопортрета, ознакомитесь с правилами композиции. Если ваша душа требует чего-то яркого и эмоционального и не хочет заморачиваться c автопортретом, можно освоить искусство рисования акварелью. Первой вашей работой может стать романтичный закат или манящий, таинственный космос. С интересными и бесплатными курсами живописи на русском языке вы можете ознакомиться здесь.

4. Найти свое коронное блюдо

Умеете готовить, но пока не определились с коронным блюдом? Или предпочитали обходить кухню стороной? Пора наконец поразить всех своими кулинарными способностями. Для этого находим на популярных сайтах подробный пошаговый рецепт аппетитного блюда, закупаем продукты и приступаем к готовке. За неделю вы попробуете несколько разных блюд. Самое вкусное приготовьте «на бис» в выходные к приходу гостей. Уроки по оригинальной подаче блюд и правильной сервировке стола помогут вам быстро освоить это искусство. Теперь вы удивите даже самого приверед

Как я забрала сына из школы, чтобы он учился дома, и почему всем так поступать не советую

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

За последние 3 года в России количество детей, перешедших на ту или иную форму семейного обучения, выросло почти в 3 раза. Хотите узнать, что в голове у тех, кто решает забрать ребенка из школы и дать ему домашнее образование?

Привет, меня зовут Юля, и я одна из тех самых «домашников». Я готова рассказать читателям AdMe.ru о том, «как дошла до жизни такой» и что думаю сейчас, когда прошло больше года после принятия и реализации решения.

«Ты помнишь, как все начиналось? Все было впервые и вновь»

Семь лет назад я даже не задумывалась о том, что возможно какое-то там домашнее обучение. Мы с радостью отдали сына в «нашу» школу. Ту самую, где когда-то училась я и моя младшая сестра и о которой у нас осталось столько теплых воспоминаний.

Учеба давалась ребенку легко, зато мне — нет. С первых же дней стало понятно: чтобы у сына все получалось, нужен неусыпный контроль. Требования предъявлялись такие, что справиться самостоятельно у детей не было ни малейшего шанса. Только всей семьей, да и то если подключать бабушек и дедушек. Как же меня бесила школа! Ночами мы клеили поделки, по выходным исправляли почерк и отсчитывали клеточки. В родительском чатике постоянно ругались из-за денег. Стоило пожаловаться мужу, и он сразу же предложил гениальное решение — нанять репетиторов. А как же, самое время в началке-то.

К началу 4-го класса происходящее перестало меня устраивать полностью. Я пыталась вычислить, что нужно поменять: класс, школу, подход. Но тут случилось непредвиденное: на уроке ритмики сын получил серьезную травму, которая на месяц приковала его к больничной койке. После выписки полгода ему пришлось носить корсет, долгое время нельзя было сидеть, разрешалось только лежать и стоять.

На надомном обучении

Дети, которые по состоянию здоровья долгое время не могут ходить в школу, переводятся на надомное обучение. На практике это означает, что ты приносишь соответствующие справки, учебное учреждение составляет расписание, согласовывает его с родителями, и несколько раз в неделю преподаватели приходят к вам с визитом. Представив, что у нас дома будет по 4–5 уроков в день 5 раз в неделю, я почувствовала, что сойду с ума. Но оказалось, что для того чтобы наверстать упущенное и нормально окончить год (оставались еще 2 четверти), достаточно всего 2–3 часов занятий с учителем, и 1 будний день у нас даже оказался полностью свободным.

На надомном обучении заниматься сын стал меньше, но успевал гораздо больше. Время, проведенное один на один с учителями, тратилось продуктивно, по сути это были занятия с репетиторами. С домашними заданиями тоже стало намного проще: мне оставалось их только проверять, ребенок отлично все усваивал. Именно после этого у меня появилась крамольная мысль: а так ли нам нужно ходить в школу? Ни к каким выводам я тогда не пришла и на следующий год снова наблюдала за тем, как мое чадушко стоит, прижав к пузу корзинку с цветами, на школьной линейке.

«И вновь продолжается бой»

Мы опять корпели над уроками до ночи: сын проводил в школе положенные 5–6 часов, обедал, отправлялся на занятия в кружках, а вечером выяснялось, что справиться с домашним заданием самостоятельно он снова не в силах. Ложился спать за полночь, а с утра, бледный и невыспавшийся, шел учиться.

Однажды вечером я разрыдал

Что я хочу делать в школе. И что не хочу.

Когда учитель не раз и не два сталкивается с нежеланием учеников заниматься, он поневоле спрашивает: ребята, что же вам самим хочется делать в школе?

Вот и мы попросили наших учеников написать о том, что им в школе делать хочется и — для симметрии — чего делать не хочется. Спросили для того, чтобы узнать, какие формы своей деятельности дети считают оптимальными.

Результаты оказались неожиданными. Во-первых, дети часто сбиваются на «что я хочу», когда их спрашивают «что я хочу делать?», хотя отличие проговаривалось заранее. То есть вместо своих желаемых действий они пишут о желаемой ситуации. Разница большая: ситуация связана с действиями других людей.

А во-вторых, та жизнь, которой они живут в школе, и те желаемые школьные ситуации, о которых они пишут, совершенно не совпадают.

Все-таки странно: с одной стороны, в нашей школе все для детей. Учителя дают знания, классы оборудованы, столовая работает, существует продленка и так далее. А с другой, с детской, — детей в школе никто не считает людьми. Им не доверяют, к ним не прислушиваются, им не идут навстречу… их внутренний мир с самого начала запирают на замок.

Мы приводим ответы детей, эти живые картинки, нарисованные буквально в нескольких словах, и вслед им — наши размышления.

Главное — чтобы учителя не расстроить

Начнем обзор с мнения учеников начальной школы. Они великие фантазеры, и фантазии второклассников в придумывании тех вещей, которые они хотят делать или видеть в школе, безграничны:

«Я хочу в школе плавать. Рисовать на стенах. Есть мороженое. Слушать музыку. Меняться наклейками. Приносить животных. Сразу быть отцом. Летать. Трудиться, общаться с друзьями. Выходить из школы на перемене на улицу. Быть самым лучшим друзьком. Чтобы мы побольше гуляли на свежем воздухе. Все бы в буфете стоило одну копейку. Стояли бы диваны. Директор был добрый. Чтобы в школе было все».

Но остановимся на желаниях, касающихся учебной деятельности.

Маленькие дети хотят успешно учиться, хотят, чтобы их старания позитивно подкреплялись учителем:

«Хочу познавать новое. Изучить организм человека. Побольше отвечать у доски и на уроках. Рисовать, лепить. Смотреть обучающие фильмы и мультфильмы. Чтобы по чтению читали про фантастику. Побольше ездить в музеи и на экскурсии. Выступать на сцене. Чтобы учитель не злился. Не был грустным. Чтобы хвалил, никого не ругал и чтобы все мы учились на четверки и пятерки. Я чтобы был в классе самым великим и умным».

Значимость учителя для детей этого возраста нередко оказывается на уровне значимости родителей. И здесь возникает особенность, определенное противоречие между тем, какими дети хотят быть, и тем, какими их хочет видеть учитель. Малыши очень чувствительны к отношениям с учителем и к его мнению относительно себя. Любое учительское замечание они воспринимают близко к сердцу. Но очень часто в практике учителя критерием учебной успешности становится правильность ответов. «Правильные» дети оказываются в фаворе, начинается расслоение на «успешных» — тех, кто успел выдать правильный ответ, и «неуспешных», по каким-либо причинам не успевающим это сделать. Ребенка, который отвечает правильно, хвалят, а вот того, кто отвечает неправильно, бывает, ругают или вообще не слушают. И он это чувствует. Может замкнуться или получить психологическую травму.

В ответах детей возникает очень много «хочу» относительно того, чтобы учитель не расстраивался: «хочу хорошо себя вести», «хочу хорошо учиться». А с другой — больше всего «не хочу» касается поведения, за которое дети получают учительское порицание:

«Я хочу научиться нормально учиться. Чтобы играть на переменах, а на уроках отвечать. Быть нормальным. Чтобы все было справедливо. Я не хочу получать двойки, плохо учиться, получать замечания. Расстраивать учителя, обижать его. Не хочу ломать школьные принадлежности. Задевать об угол парты. Сидеть на парте. Обижать девочек. Выходить на перемене в коридор. Выкрикивать с места. Отдыхать на уроке. Грустить. Хвастаться. Влюбляться. Не хочу летать в облаках».

Трудно поверить, но почти все дети пишут: «Я не хочу бегать, играть, общаться, кричать». А ведь все это ребенок делает по своей детской природе, в силу потребностей развития. Однако после многочисленных учительских замечаний он решает, что активность — это нехорошо, а он не хочет «нехорошо». Что характерно: зачастую даже слова, которые дети используют, не их — это учительская лексика: «Не хочу приносить в школу гадости». Или так: «Не хочу общаться с соседом» — видимо, учитель сделал ученику замечание в аккуратной форме. Лишь очень немногие признаются в том, что хотят того, что им свойственно как детям: «драться со старшеклассниками… ходить в школу не всегда… носиться по коридорам в догонялки». Большинство детей отказываются даже от своих эмоций, лишь бы соответствовать формальным требованиям.

Итак, в возрасте, когда значимость школы и учителя для ребенка безусловна, у него формируют поведение по принципу «делай, что тебе говорят (что от тебя ждут)». Фактически формируют пассивную личностную позицию. Творчество, фантазия и выражение совершенно не востребованы. И хотя ребенок не может это осознать, тем более этому противостоять, его кредит доверия взрослым безграничен:

«Я не хочу делать скучные упражнения. Ходить так рано в школу. Сидеть в школе до вчера. Есть в школе. Быть тупым мальчиком. Хочу окончить школу поскорее. Но все равно я люблю свою школу и моего учителя».

К сожалению, учитель начальной школы, почивая на лаврах детской любви и находя в детском послушании главную педагогическую добродетель, и не подозревает, что создает многие проблемы, которые дадут о себе знать в средней школе. По ответам детей эта «преемственность» хорошо прослеживается.

Побольше позитива!

Младшие подростки неравнодушны к школе в силу потребности в социализации, ведущей потребности этого возраста. Семиклассники пишут:

«Хочу проводить время в школе. Особенно интересно и весело, когда дружный коллектив. Чтобы было больше концертов, мероприятий, сценок. Помогать младшим классам. Помогать учителю. Найти полигон для социальной активности. Чтобы на стене вместе с учеными висел и мой портрет».

Но и приоритет учебы не исчезает, дети признаются, что хотели бы учиться в школе:

«Хочу в школе учиться. Получать хорошие оценки. Добиваться хороших результатов. Не быть забытым за свои успехи».

Предчувствуем вопрос учителей: если хотят, почему не учатся?

Возможно, потому, что процесс учения дети представляют себе по-другому. И хотя они не знают, как в точности может быть «по-другому», чувствуют: так, как есть, — нельзя:

«Хочу делать больше докладов. Писать в школе творческие работы. Больше творческих и меньше контрольных и самостоятельных работ. Заниматься на улице хоть иногда. Получать удовольствие от процесса учебы, а не как сейчас. Обсуждать интересные темы на уроках. Заниматься необычными делами. Хочу, чтобы уроки были чуточку интереснее. На уроке больше заинтересовывали любопытными фактами или еще чем-нибудь. Были бы уроки более свободными и позитивными».

Всем существом они протестуют против запихивания в них знаний, разжеванных и переваренных учителем:

«Я не хочу получать много ненужной информации. Переписывать из учебника. Получать старые, скучные знания или не получать их вообще.

Выполнять бессмысленные задания. Делать огромное количество уроков дома. Писать конспекты. Деградировать умственно и физически. Не хочу долго сидеть. Много писать. Работать одна в полной тишине. Бездельничать«.

Что такое для них «учиться»?

В то же время они в большинстве своем убеждены, что учиться — это «получать знания». То ли им это внушили, то ли они просто привыкли, что знания «дают», но факт:

«Хочу получать необходимые знания, так как это будет залогом или же билетом в будущее. Больше факультативов и секций в школе. Изучать предметы, которых нет в школьной программе. Смотреть в школе научные фильмы. Все понимать и запоминать то, что говорят учителя. Учиться современными способами. Получать новые интересные знания без напряжения в компании хороших людей».

Таких ответов большинство. Редко кто заявляет о собственной активной позиции в учебе:

«Человек сам должен выбрать, хочет или не хочет он учиться. Учиться — значит, развиваться. Получать образование — это открывать себе окно в мир, хотя это не так легко. Развивать себя, открывать что-то новое, по-другому воспринимать жизнь. Для меня образование — не только считать и решать, а развиваться как человек. Я не хочу получать оценки, так как важны не они, а сами знания. Чем больше человек знает, тем интереснее с ним общаться».

В этой группе детей есть и чистые прагматики:

«Хочу проводить время в школе с толком. Заниматься практическими занятиями. Не растрачивать время зря. Сидеть только на тех уроках, которые мне необходимы и интересны. Заниматься тем, что точно пригодится. Получать знаний столько, сколько мне охота. Слышать только то, что не знаю».

Не будем забывать, что ответы детей — это только мечты, порой декларации. Или так: их заказ на образование. Но не попытка стать его автором. Удивляться тут нечему, ведь к седьмому классу все поняли, что больше всего ценятся в школе те дети, которые «не мешают учителю вести урок», «сидят и молчат». Удобные и послушные. Уж чего-чего, а опыта «не слишком активничать» у детей накопилось предостаточно. Все планы их жизни в школе давно написаны, решения приняты, графики утверждены.

Вверх по лестнице, ведущей вниз

Соответственно самим думать не о чем. Надо просто довериться взрослым, которые знают, как надо. Взрослым, которые плохому не научат. С этой точки зрения не удивительно, что ответы большинства детей о смысле образования, учебы в школе поразительно единообразны:

«Получать образование обязан каждый! Образование — дорога во взрослую жизнь, нужная часть жизни для каждого человека. Залог успеха в карьере и в жизни. Получать нужные знания, которые понадобятся в дальнейшей жизни, помогут получить профессию. Чтобы иметь престижную работу. Образование — это первая ступень в будущее. Школа — это начальный этап получения образования. Это место, где закладывается капитал для строительства своего будущего. От образования будет зависеть вся моя жизнь, как, где, с кем я буду жить, каким будет мой будущий путь».

Суждения детей дублируют мнения родителей и настойчивые призывы учителей: учеба нам нужна для будущего, и мы хотим учиться, будем учиться, потому что все это нам потом пригодится. Классический ответ ученицы, адекватной современной школе:

«Для меня учиться — это получать знания, а потом проходить проверку на их запоминание на оценку».

К сожалению, это очень распространенная позиция: сейчас приходится много терпеть, заниматься бессмысленной деятельностью, зато в будущем, получив образование, мы будем успешны. Увы. Разве непонятно, что эта нацеленность на будущее, его абсолютизация обесценивают настоящее? Отучившись жить «здесь и сейчас», человек вряд ли сможет наладить нормальные отношения со своей жизнью в будущем. Однако именно суворовской заповедью «тяжело в ученье — легко в бою» большинство учителей и родителей мотивируют детей на учебу.

Жаль, что мало кто из детей связывает процесс учебы с придумыванием нового, а не просто с получением его из каких-либо источников информации. И дети, поскольку не видят творчества на уроке, почти не говорят о нем в своих ответах. Но тоска по творчеству неискоренима в ребенке:

«Учиться — это значит мучиться, потому что ты уже по горло сыт этими знаниями, тебе уже ничего, ничего, ничего не надо. Нет простора развития творческой фантазии. Все одинаковые, как клоны. Все в школе слишком взросло и некрасиво».

«В целом с учебой в школе все нормально»

Таким образом, ученики не знают другого, поэтому они не только в сознании учителей, но и в собственном сознании являются объектами приложения учительского воздействия, а не субъектами образовательной деятельности. И когда речь заходит о том, как может выглядеть обучение, которое бы их устроило, им, собственно, и сказать нечего. Да, в ряде случаев дети реактивны, их желания связаны с потребностью выйти из-под давления школьной системы, но самостоятельности в них не просматривается:

«Хочу иметь право немного опаздывать на урок. Разговаривать с соседом по парте. На уроке поменьше сидеть. Побегать с друзьями на перемене и чтобы учителя не забирали дневник. Носить любые украшения, ходить с ногтями любой длины и любого цвета».

Особенно велико желание не получать задания на дом:

«Нет, нет и нет. На уроке лучше хорошо поработать, чем дома. Не нужно задавать домашнего задания столько, сколько ученик не в состоянии сделать. А то мы и после школы в школе».

Итак, дети дают советы взрослым, они им доверяют, принимают правила игры во всем, что касается учебы, и готовы мириться с тем, что им не нравится. Надо — значит, надо. Разве только будьте, учителя, чуть-чуть помягче:

«Не хочу, чтобы меня принуждали ходить на дополнительные занятия, на которые заставляют ходить. Не ставили бы „два“ за прогулы дополнительных. Не ставили бы „два“ за то, что не сделал, и за то, что сделал».

А так — все, что касается учебы, воспринимается как должное:

«В школьном образовании меня все устраивает. Учиться для меня — это испытание, которое поможет осуществить мечту. Школа выполняет свои задачи. Благодаря школе мы становимся взрослее и перспективнее».

«Свои» порядки

При этом школьные порядки не устраивают большую часть детей. Им хочется более человечных отношений с учителями, больше доверия, больше свободы. Но как раз в средней школе отмечается большая формализация отношений. У детей становится больше обязанностей, и когда их слишком много, возникает сопротивление.

«Не хочу ходить по струнке. Дежурить в столовой и на этажах. Убираться в кабинетах. Не хочу дежурить по школе, потому что не высыпаемся. А учителя потом задают вопрос: „Почему у вас такой вид?!“ А какой он может быть у ребенка, если он встал в 6.30 — и бегом в школу?»

Специфика подросткового возраста определяет позицию детей в части соблюдения школьных порядков: она оказывается в противофазе к тому режиму, который организован в школе, причем часто вне зависимости от разумности требований. Протестные настроения подростков могут не иметь под собой никакой почвы. Например, у нас в школе нет официальной формы, а есть рекомендации ученикам к внешнему виду, и вариантов подбора одежды у них огромное количество. Однако дети пишут:

«Хочу ходить в свободной форме, так как это очень удобно. По пятницам ходить без формы. Сжечь свою жерстяную (орфография ученика. — Ред.) жилетку, в ней жарко, она твердая, плохо снимается. Не хочу носить галстуки. Не хочу, чтобы за нами строго следили, заставляли ходить в школу в соответствующем виде. Почему я не могу носить красивый бирюзовый костюм?»

Видимо, у них есть потребность вести непримиримую борьбу с указаниями, даже если этих правил нет в реальности. В то же время распространенный миф о том, что «дай им волю — они такого натворят» наш опрос не подтверждает. Ничего плохого дети делать не хотят:

«Я хочу приходить в школу, как во всем мире, в девять часов, например. Приходить, когда выспался. Учиться во вторую смену. Иметь свободное расписание. Проводить продленку, раз уж я на ней осталась, в разнообразном виде, а не по принципу „сделал уроки — и домой“. Чтобы разрешали выходить на перемене из школы на улицу. Не ходить в школу по пропускам, как в гестапо».

Представляется, что главное, чего не хватает ученикам в школе, и это прослеживается по их ответам, — условий для формирования личностной позиции.

А счастье по-прежнему — это «когда тебя понимают»

Самая острая из выявленных проблем — дети не чувствуют, что учителя их понимают.

«Я хочу, чтобы учителя делились с нами своим жизненным опытом. Отношения были как можно более справедливыми. Не было бы разделения на любимчиков и тех, кого опускают ниже плинтуса. Были бы понимание и честность как со стороны учителей, так и от учеников. Учителя прислушивались бы к мнению учеников».

Учителя «не вникают», «заняты собой», «своим замечательным планом», «любят только свой предмет», «охраняют порядок» — да, это так, дети очень внимательны к нам, и им не все равно, что чувствует учитель, хотя учителя обычно думают именно так. Но если в учебе дети во всем положились на учителей, то в системе отношений они готовы «добиваться понимания». Каким образом? По-разному. Кто-то мечтает «путешествовать с учителями», а кто-то — «чтобы можно было после школы высказать учителям в лицо все, что накопилось во мне».

«Я не хочу, чтобы учителя манипулировали, управляли мной и приказывали мне. Возвышали отличников и унижали неуспевающих. Выплескивали на учеников свои проблемы и негатив. Чтобы они кричали, ругались, а ругая, переходили на личности. Не хочу получать столько замечаний, ко мне придираются. Не хочу, чтобы они гасили мое рвение к учебе».

Тут добавить нечего, поэтому перейдем к выводам.

Представления учителей об учебном процессе в значительной степени известны. А благодаря этому опросу мы убедились в том, что и представления детей об учебном процессе в значительной степени схожи с представлениями учителей.

Дети не расположены к самостоятельности даже на уровне собственных желаний, хотя разговоры об активизации познавательной активности и индивидуальном образовательном маршруте ученика в педагогической среде не умолкают…

Погодин Владимир, Гераськина Елена

Домашнее обучение: реальные истории от родителей

Евгения Шафферт, сын Кирилл, 13 лет

Почему учится дома: не хватало времени и сил на любимые предметы, а еще хотели, наконец, выспаться.

Традиция обучать ребенка вне привычной классно-урочной системы существует уже много лет. Раньше в школах в качестве альтернативы были доступны «экстернат» и «домашнее обучение».

Первое практиковали гении, спортсмены и музыканты, которым было просто некогда просиживать 6−7 уроков за партой. Они осваивали школьную программу дома, а потом сдавали экзамены по программе соответствующего класса.

Второе выбирали дети с особенностями здоровья: невролог или другой врач могли порекомендовать ребенку заниматься с учителями индивидуально, в этом случае ребенок также ходил на уроки в школу, но занимался один на один с учителем, или учителя приходили к нему домой.

Такой вариант «со справкой от врача» возможен и сегодня, в этом случае ребенок остается учеником школы и регулярно посещает индивидуальные занятия. А вот «экстернат» уже исчез, с 2011 г. в законе об образовании его заменили «очно-заочное», «заочное» и «семейное обучение».

В случае выбора очно-заочной или заочной формы ребенок может не посещать часть уроков или вообще все уроки, однако он также остается учеником школы, школа осуществляет методическое сопровождение, предоставляет ему учебники и в оговоренные с учителями сроки ребенок пишет все необходимые контрольные работы.

Причины выбора такой формы обучения могут быть очень разными: кто-то не успевает заниматься музыкой, из-за того, что шестым уроком стоят «труды», а у кого-то возник конфликт с учителем. Другой альтернативой обычной школе является семейное обучение. Эту форму обучения может выбрать любая семья при условии согласия самого ребенка. В этом случае ребенок уже не является учеником какой-то школы, его «личное дело учащегося» хранится дома, а за образование отвечают сами родители.

Сразу встает вопрос: как можно проверить качество подобного обучения? Для этого существуют аттестации. Ребенок на семейном обучении раз в год или чаще приходит в какую-нибудь школу, где подтверждает свои знания с помощью контрольных, а в конце 9-го класса, как и все российские школьники, обязательно сдает ОГЭ. На период аттестации документы ребенка сдаются в школу, там выставляются оценки за учебный год.

Когда далекий от темы человек слышит, что ребенка забрали из школы, чтобы «учиться дома», он нередко приходит в ужас.

Перед его глазами рисуется страшная картина: одинокий школьник сидит за учебниками в четырех стенах, вместо того чтобы весело бегать эстафету на физ-ре или обмениваться записками с друзьями. Рядом с этим исключенным из общества ребенком непременно сидит мама, которой точно нечем заняться, ведь иначе она бы не тратила время на совместный разбор простых тем из учебника «Окружающий мир»…

На деле эта картинка не имеет ничего общего с реальностью, ведь семейное обучение очень вариативно. Например, нередко родители детей»семейников» объединяются в группы по интересам и организуют свои небольшие домашние классы, где расширяют привычный образовательный стандарт, ведь кому-то хочется больше математики, а другие не могут представить хорошего образования без развитых навыков каллиграфического письма.

Другой вариант семейного обучения — это онлайн-школа, когда ребенок учится по Интернету, используя скайп или вебинарную платформу. Этот формат очень ускоряет освоение программы, здесь не нужно ждать, пока все успокоятся, или слушать, как десять одноклассников десять раз расскажут «Тучки небесные, вечные странники…». Так у учащихся онлайн-школ остается много свободного времени на кружки и прогулки.

Еще один вариант обучения — посещение репетиторов, которые помогут освоить углубленный курс интересного ребенку предмета и подготовят к стандартной аттестации. Этот список можно продолжить и дальше.

О возможности учебы без школы я знала задолго до того, как мой сын стал школьником: дома учились дети моих друзей, все по разным причинам, но у всех вполне успешно получалось осваивать учебную программу.

Именно поэтому семейное обучение никогда не казалось мне каким-то экстравагантным выбором странных людей, наоборот, я радовалась, что есть такая возможность: можно поучиться в школе, а можно самостоятельно. Так и получилось: первые пять лет мой сын учился в школе рядом с домом, а после пятого класса мы забрали его на семейное обучение. Для этого было много причин.

Во-первых, всегда хотелось попробовать самим выстраивать образовательные стратегии ребенка, не засиживаться подолгу на том, что и так легко ему дается, и подробно разбирать те предметы, на которые в школе вечно мало времени. Во‑вторых, все эти годы мы не высыпались (ребенок-то, конечно, высыпался, а вот мы, родители, никак не могли встать в семь утра бодрыми и счастливыми) и мечтали иметь два выходных в неделю. В-третьих, на семейное обучение ушел лучший друг сына, с которым они вместе учились.

Наконец, ребенок очень уставал от шума и большого коллектива, из-за чего часть материала пролетала «мимо ушей». Поразмыслив, мы забрали из школы личное дело, отправились в районный отдел образования, где написали заявление о том, что в следующем учебном году сын будет на семейном обучении.

По прошествии года могу сказать, что все наши ожидания оправдались. Сын успешно закончил шестой класс, сдал все аттестации на положительные оценки.

Мы выспались и отдохнули, а еще общались, гуляли, ходили в театры и музеи так часто, как нам хотелось, а не только на каникулах. У сына появились новые увлечения и новые друзья, ведь в учебном центре, куда он ходил готовиться к аттестациям, учится много детей разного возраста. Есть в такой форме обучения и минусы: у ребенка куда больше свободного времени, чем было в школе, а значит, родителям нужно придумывать новые способы интересно и полезно проводить время (раньше они смело могли тратить это время на свои дела).

Из-за этого сложно рекомендовать такую форму обучения для семей, где оба родителя работают в офисе далеко от дома или часто ездят в командировки. Кроме того, семейное обучение, если ориентироваться не только на свои силы, оказывается дороже государственной школы, несмотря на экономию на школьной форме и стаканчиках для кулера.

Олеся Лихунова, дочери Мария и Нина, сын Тимур

Почему учатся дома? Одаренному ребенку скучно в школе; ребенку с особыми потребностями по здоровью учиться тяжело.

В нашей семье был опыт семейного обучения очень развитой девочки Маши, которая с раннего детства сильно обгоняла в развитии сверстников, в школу пошла в неполные шесть лет и сразу во второй класс, а также семейного обучения Нины — девочки с инвалидностью и отставанием в развитии.

Я считаю, что мы правильно поступили, что забрали детей учиться дома, хотя я совсем не противник общеобразовательной школы и несколько наших детей (всего детей у нас восемь) до сих пор преспокойно там учатся.

С Машей мы выбрали более сложную программу обучения, где нужно было к аттестации по каждому предмету учить довольно большой объем информации. У нее прекрасная память, поэтому она легко справлялась с задачей. Прошло четыре года, а она до сих пор хорошо помнит то, что тогда учила. Это были 7-й и 8-й классы, как раз начались сложные предметы — физика, химия, алгебра и геометрия. Дочь самостоятельно искала ответы на все вопросы, сама разбиралась в том, как решаются задачи.

Поначалу ей казалась, что без учителей — по одним учебникам — всё это освоить нереально, но постепенно она нашла удачные видеоуроки и сайты в Интернете, которые помогали лучше разобраться в каждом предмете. Дочь прибегала ко мне радостная: «Мама, я, наконец, разобралась, как это решается!»

То есть Мария училась в прямом смысле этого слова. Прежде всего — сама добывать информацию. У нее пропал страх перед незнакомыми темами и появилась уверенность, что на все вопросы можно найти понятные ответы.

Думаю, это был очень полезный для нее опыт. За два года обучения дома дочь ни разу не заболела, хотя до этого, учась в школе, регулярно сидела на больничном. К девятому классу ей стало не хватать общения, и она решила поступить в хорошую гимназию и учиться очно. В этом году Маша уже закончила 11-й класс и годы семейного обучения вспоминает с теплотой, как интересное приключение.

С Ниной у нас была другая история. В семь лет мы забрали ее из детского дома. Помимо целой карты медицинских диагнозов у девочки было серьезное отставание в развитии и стойкое отвращение к любым занятием. За год мы с большим трудом мотивировали ее учиться, научили читать, писать и считать простые примеры. К восьми годам стали подыскивать школу, в которой Нина смогла бы учиться заочно. Главным критерием была простая аттестация, чтобы ничего нас не подгоняло. Такая школа нашлась, и мы получили возможность обучать Нину спокойно, в том темпе, который был для нее комфортным. Так Нина проучилась уже три класса и перешла в четвертый. Ей сложно, школьную программу она едва тянет, но регулярные занятия не проходят даром. Пусть медленно и с нашей помощью, но Нина осваивает всё что нужно и сдает свои аттестации неплохо.

Думаю, семейное обучение дает ей очень много. Прежде всего — мою постоянную помощь, в которой Нина пока еще нуждается. Дома оценки никто не ставит. Не нужно торопиться за классом, ни с кем себя сравнивать, не нужно бояться ответить неправильно. Месяц за месяцем уверенность в своих силах у Нины только растет. Боюсь, что в школе создать нормальные условия для таких отстающих в развитии детей, как Нина, пока невозможно.

Марина Рождествина, сын Андрей, 12 лет

Почему учится дома? СДВГ у ребенка, из-за этого конфликты и буллинг в школе.

Мой сын находится на дистанционном обучении последние полгода. Жаль, что мы не перешли на такой формат раньше. Дистанционный формат позволяет концентрироваться только на главном, не требует от ребенка прилагать дополнительных усилий, чтобы сидеть ровно и тихо в течение 45 минут урока, и полностью исключает риск буллинга со стороны учителей и учеников.

Безусловно, дистанционное обучение не дает той мифической социализации, на которую я потратила много лет и усилий, а в результате получила полностью обратный результат, причем регресс был не только в социальных навыках, но и в познавательной сфере.

Первая попытка дистанционного обучения меня разочаровала. Сын лежал в больнице, и мы попробовали видеоуроки на одном популярном ресурсе, они были очень скучными и унылыми. Поэтому наш переход на дистанционное обучение отсрочился еще на год. Только в декабре 2018 года обстоятельства сложились таким образом, что я занялась активным поиском дистанционной школы. Для этого мне потребовались следующие факторы: абсолютно безуспешные попытки учиться сначала в коррекционной школе, затем — в частной; а также внезапно нашедшийся тьютор, который готов был помогать с моим сыном в течение всего дня.

По поиску в Интернете я выбрала школу «Фоксфорд», попросила тестовый доступ и, убедившись в хорошем качестве уроков, подключилась к школе и отнесла документы сына на заочное отделение московской школы «Наши Пенаты», которая является партнером «Фоксфорда». Почему нам пришлось уйти из общеобразовательной школы? Два года, начиная с первого класса, сын не без труда, но довольно успешно в ней учился.

Симптомы дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) мы вместе с учителем преодолевали до конца 2-го класса, до того момента, когда в школе произошел несчастный случай с участием моего сына. За этим последовали разборки на уровне директора школы, давление на нашего учителя и ее попытка уволиться. Камеры показали, что мой сын не виноват. Но осадочек остался. И спустя год я поняла (сын не запоминал и не рассказывал о том, как его обижали), что он учился в условиях скрытой травли со стороны некоторых учителей и одноклассниц. Это привело к школьной дезадаптации (такой термин я узнала позже от психиатра).

После того как поняла про травлю, я попыталась перевести в другую школу, подавала заявления в разные, но мест не было. Обращалась у специалисту, курирующему школы нашего округа, — бесполезно. В одной из школ, к которой мы были прикреплены по прописке, директор потребовала, чтобы я привезла сына на собеседование. Я приехала одна, показала тетради и дневники, объяснила, что сложно сложились отношения с некоторыми учениками. На это я получила ответ, что вообще мест нет, поэтому, пока она не посмотрит на ребенка и не убедится, что ее всё устраивает, зачислять его не будут.

Почему мы так долго шли к дистанционному обучению? Причины две. Во‑первых, если до школы мой сын не очень интересовался общением со сверстниками, то в школе ему это понравилось. Я думала, что это очень хорошо и это поможет сыну адаптироваться к социуму. А во-вторых, усидчивость и мой сын — это две разные планеты. Я отдавала себе отчет, что никто, кроме меня, не сможет усадить моего сына за экран смотреть уроки днем. Домашнюю работу мы и так делали вечером с моим участием.

Мои «За» и «против» домашнего обучения

Несмотря на то что сейчас когнитивные способности моего сына снижены и вовлеченность его в учебный процесс низкая, я рада, что мы перешли на дистанционное обучение.

Что хорошего:

  1. Уроки интересные. Можно повторить пройденное, просто посмотрев запись урока полностью или частично.
  2. Всё на компьютере, не надо писать рукой — это важно для моего сына. Электронные учебники не рвутся и не теряются.
  3. Можно сделать домашнее задание тогда, когда можешь, а не только обязательно сегодня вечером.
  4. Нет плохих оценок, красной «пасты» в дневнике, никто не ругает вообще и за поведение, в частности.
  5. Можно сидеть, лежать, стоять, ходить во время уроков.
  6. Нет постоянных самостоятельных контрольных и самостоятельных работ — то есть избавились от регулярных факторов стресса.

Что плохого:

  1. Никак не проконтролируешь, насколько внимательно ребенок слушает уроки. Но у нас учеба в частной школе вообще закончилась на том, что ребенок в прямом смысле спал на уроках, поэтому потеря небольшая, если отрабатывать всё во время домашнего задания.
  2. Наш врач говорит, что есть много данных, подтверждающих, что в дистанционном формате материал усваивается хуже. Но, погрузившись в учебный материал, я поняла, что большая часть того, что проходят на истории, географии, биологии и т. д., вообще никак не пригодится в жизни. А умение красиво писать сейчас вообще никому не нужно. Я вот не умею и прекрасно компенсирую это бодрым набором текстов на компьютере.
  3. Нет лабораторных работ. Вот чего реально не хватает, но можно заменить кружками.
  4. Нет физкультуры, музыки, технологии. Ну и ура! Зато есть секции по интересам и время на них.

Елена Медведева, сын Алеша, 10 лет

Почему учится дома? Быстро усваивает программу, скучно в школе

Первые две недели Первого класса сын Алеша просыпался, лучась от радостного предвкушения: «Мама, ну СЕГОДНЯ-ТО меня в школе научат чему-то важному и интересному?!»

Потом предвкушение пропало — вместе с радостью. Начались нудные будни. Я много занимаюсь с детьми, и им в итоге скучно на уроках. Тот же, кому скучно, начинает отвлекаться или помогать соседу по парте. И, как правило, «получает» от учителя. При этом мои дети не опускают глаза в пол, краснея, а смотрят спокойно и прямо спрашивают: «А что мне было делать, если я закончил? Почему задать уточняющие вопросы — это хамство? А зачем вы на меня кричите?» И одноклассникам тоже не нравится такой выскочка. Начались проблемы.

В общем, давно бы забрала его из школы, но оттягивала этот момент — было страшно, чего уж там.

Что помогло решиться? Летом мы с детьми живем на даче, к нам еще присоединяется племянник, на год младше Алеши. Эта шумная ватага вполне может не заходить в дом от рассвета до заката, но их иногда полезно переключать на что-то более спокойное и вдумчивое. Когда им было по 5 и 6 лет, мы занимались «Мышематикой» (авторская программа по математике от педагога Жени Кац), решали головоломки, читали, рисовали. В 6 и 7 — мы решали задачи, рассматривали и зарисовывали насекомых и растения под микроскопом, изучали созвездия. В 7 и 8 лет подключили тренажеры образовательных интернет-порталов «Метаскул», «Логиклайк», 30-й Питерский лицей. За лето освоили учебник 1-го класса математики Абрамсона.

И вот, в моменты сомнений, я вспомнила, что умею и люблю учить своих детей. А значит, нужно решаться. Последней каплей были слова учителя математики 2-го класса на собрании в апреле: «Тройки за контрольную я ставила за ошибку 4х3=12. Потому что Я учу, что 3х4=12». На следующий день я написала заявление о переходе на семейное обучение.

Выяснилось, что место в классе остается за нами, учебники нам выдают (мы сверяемся с ними при подготовке к экзаменам). Если что-то пойдет не так, мы всегда можем вернуться. Это успокоило меня окончательно.

Мы учимся по своему треку — используем и книги, и интернет-ресурсы, и поездки с экскурсиями, и внедомашние занятия. Я работаю дома, Алеша учится рядом. Сначала ему было нелегко. И меня тоже не поддержал никто, кроме сестры и мужа.

Всех очень беспокоило, что мы с сыном станем врагами, когда мне придется стать для него учителем. Я нашла решение. Когда он начинал страдать на тему: «Почему это нужно обязательно писать?! Почему нужно записывать дату?!» и проч. — я спрашивала: «Если тебе не нравится моя программа, мы можем вернуться в школу прямо завтра. Хочешь?» И все вопросы заканчивались.

Не сразу, но довольно быстро он сам пришел к мысли, что лучше все сделать с утра и быть свободным. Хотя иногда лучше с утра погулять, а потом учиться. Мы используем обычный школьный дневник для фиксации сделанного (страница, глава — чтобы не запутаться). Алеша сам составил расписание по дням из моей «поурочной сетки» — каких занятий сколько будет в неделю. Получилось по 5 уроков в день. Иногда они затягиваются допоздна, как, например, в день, когда Алеша изучал строение Солнечной системы и захотел узнать ВСЁ о Плутоне))) Вечер застал его над грудой книг и атласов, с «Яндексом» на планшете.

Аттестации мы сдаем в школе раз в год. В прошедшем году у нас по всем предметам были «4», а по английскому — «5», его мы учим по программе Round up и дома за играми. Алеша — призер разных олимпиад по математике, а по лингвистике в школе «Фоксфорд» дважды взял 100 из 100 баллов.

Как ни странно, самая горячая поддержка мне пришла от Алешиных учителей: по русскому, по английскому, по окрмиру и по фортепиано. Все они, как одна, сказали, что я поступила абсолютно правильно. Что Алеше в школе тесно и скучно, что ему нужна более сильная программа.

Дальше мы будем выбирать хорошую школу для поступления в пятый класс, потому что школы в нашем районе меня не устраивают, а поступить в хорошую школу раньше и простоять все детство в пробках, я сочла недопустимым. Я советую семейное всем системным родителям. Здесь нужно быть спокойным и упрямым, уметь себя держать в рамках, уметь искать информацию, знать, куда идти.

Я против семейного, если школа просто пугает, как факт. В школе все может быть нормально и даже замечательно — зависит от школы. Но, если школа вам не подходит, а сами вы можете стать учителем и другом своему ребенку, это ваш путь.

Юлия Луговская, сын Митя, 15 лет

Почему учится дома? Сначала сын не переносил громких звуков, а затем ему просто понравилось дома

На семейном обучении мы с 1-го класса. Я долго и мучительно выбирала для сына школу, а потом увидела в Интернете рассказ о домашнем обучении (9 лет назад такие истории еще были редкостью). Решение приняла сразу, муж и сын поддержали.

Но важно уточнить, что это не было решением на всю жизнь. Казалось, что переживем так началку, и сын пойдет в школу. У нас было два момента, которые трудно совмещались с обычной, да и любой другой школой: сын не переносил громких звуков и мог думать только в движении.

Поначалу было ощущение, что мы занимаемся не учебой, а дрессировкой ребенка, чтобы он правильно вел себя на экзамене и разобрался, как превратить свои знания в галочки на тесте.

Но каждый класс проходил по‑разному, были тяжелые годы (особенно второй и пятый классы) и легкие. Сейчас кажется, что это связано не с объемом знаний, а с готовностью ребенка учиться, привычкой к занятиям и нашими отношениями.

Самым сложным было мотивировать ребенка делать то, что сам считаешь не нужным. Необходимость аттестаций заставляет погружаться в разные предметы, и это большей частью интересно. Но в реальном мире могут существовать вопросы без ответов, разные мнения, разные способы решений. А в тестах прописан единственно верный ответ, который можно только выучить.

Первые годы я все время сравнивала школьников и хоумскулеров и пришла к выводу, что дети разные, но, наблюдая за ними летом, играя и общаясь, никак не поймешь, кто ходит в школу, а кто нет. Поэтому мне трудно представить, что сын мог бы стать другим под влиянием школы.

Для нас СО — просто способ провести эти годы спокойнее, веселее и с меньшим вмешательством неприятных людей и событий. Мне важно, что между мной и сыном не стоит оценок и чужих мнений.

Нравится наша жизнь, ее уклад, хотя тут дело не только в семейном обучении, но без него ничего бы не получилось. Нравится, что такая форма обучения научила сына учиться, самому добывать знания и нести за это ответственность.

Я не знаю причин, которые помешали бы конкретной семье перейти на СО, если есть уверенность, что это нужно, что так будет лучше ребенку, семье. Рекомендовать ничего не берусь, но хочется, чтобы все семьи с детьми знали, что такая возможность есть.

Чтобы учить ребенка дома, не нужно превращаться в учителя, лучше оставаться собой и помогать ребенку с русским и математикой так же, как учишь тысяче других важных в жизни вещей. Еще важное — никакие учебные достижения не стоят испорченных отношений в семье.

Мнение ученика. Настя Голощапова

Почему училась дома? Из-за спорта снизилась успеваемость.

Я занималась фигурным катанием и все время отдавала ему. В школу ходила, когда могла, оценки сильно снизились (и самооценка тоже), из-за этого мама начала искать другие варианты. Я училась через платформу «Экстернофис» — с онлайнтренажерами по всем предметам и возможностью сдавать экзамены под камеру. Уроки вели тьюторы от платформы и репетиторы, английский давала мама.

Мое первое впечатление было: «Вау, я вообще смогу с этим справиться?» — потому что, честно говоря, я не очень любила учиться. Но потом мне понравилось. Сложным было научиться контролировать свой график и делать все самой, так как оценки там только за сдачу экзамена, промежуточных не было.

Самым неожиданным было то, что ты готовишься, сдаешь экзамен по какому-то предмету — и все, твой предмет закрыт на этот год. А самым приятным — то, что ты мог сам назначать дату экзамена, когда был готов к этому.

Учителя были очень классные, и было интересно учиться, а для меня важно, чтобы мне было интересно и мне это нравилось: если мне что-то не нравится, у меня сразу пропадает интерес.

Я бы рекомендовала учиться дома тем, кто занимается спортом и уделяет ему больше времени, чем школе, а еще тем, кто себя чувствует некомфортно в школе, или тем, кто живет в другой стране и при этом хочет окончить школу в России. Опыт на самом деле интересный — как оказалось, я хорошо могу учиться, если сама этого захочу.

Что будет, если дети получат право делать в школе все, что хочется

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Что будет, если разрешить ребенку делать все, что он хочет? На первый взгляд кажется очевидным, что ничего хорошего. Без достаточного жизненного опыта он не способен принимать здравые решения. Однако есть в мире целая школа, которой управляют дети.

Мы в AdMe.ru тоже поначалу не поверили, что такое возможно, но история питерской школы «Апельсин» может перевернуть все привычные представления о школьниках и об их обучении.

Зачем нужна такая школа?

Основатель «Апельсина» Дима Зицер, кажется, редкий пример взрослого, который помнит, что такое быть ребенком. Он уверен, что к детям нужно относиться как к полноправным членам общества: уважать их мнение, давать им право самостоятельно решать, что делать и чего не делать.

«Апельсин» — частная школа, в которую принимают детей в возрасте от 4 до 17 лет и где преподают все дисциплины, существующие и в обычной школе. Для развития потенциала детей есть множество дополнительных занятий: йога, флейта, логика, французский — всего не перечислить. Благодаря неформальной обстановке ребенок спокойно может провести в школе целый день и ничуть не устать.

При этом принципы обучения кардинально отличаются от традиционных. Школьникам «Апельсина» не ставят оценки, а главная задача учителя — увлечь детей своим предметом. Учатся воспитанники школы ничуть не хуже сверстников из обычных учебных заведений.

Главный навык, который должен освоить каждый школьник, — умение делать выбор. Первый осознанный выбор ученика «Апельсина» — пойти в школу. Да, никого не заставляют посещать занятия и не наказывают за прогулы.

«Как же так? — возмутятся родители. — Если можно будет не ходить в школу, то мой ребенок точно перестанет туда ходить». Таким родителям «Апельсин» отвечает: дети будут сами проситься в школу, если им будет интересно, если обучение не будет ассоциироваться с принуждением и со стрессом.

Каждый когда-то был ребенком, и на многих школьные переживания оставили неизгладимый след. Да что уж говорить, большинству из нас до сих пор иногда снятся кошмарные сны про контрольную или ответ у доски.

В этой питерской школе привычные атрибуты дисциплины и субординации отсутствуют: если у каждого взрослого есть право пойти туда, куда он хочет, и делать то, что он хочет, значит, и у детей оно должно быть. Если хочется выйти (например, в туалет), отпрашиваться у учителя не нужно. Каждый школьник может выйти посреди урока и пойти на другой или не ходить на них совсем, пока не захочет.

Posted in Разное

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *