Уличная мусульманская мода: Уличная мода: Модный блоггер Basma Kahie: мусульманская мода в деталях – Мусульманская мода » ЯБкупила — все о моде, красоте и шопинге

Уличная мусульманская мода: Уличная мода: Модный блоггер Basma Kahie: мусульманская мода в деталях – Мусульманская мода » ЯБкупила — все о моде, красоте и шопинге

07.10.2020

Уличная мода: Модный блоггер Basma Kahie: мусульманская мода в деталях

 

Поделиться

Поделиться

Твитнуть

Класснуть

Здравствуйте всем читателям нашего модного журнала!

 

Сегодня мы рассмотрим уличную моду в лице мусульманской красавицы Basma Kahie. Это несколько необычно, но на данном сайте пользователи стараются изучать моду со всех уголков планеты вне зависимости от личных представлений и национальности блоггеров. Что касается нашей героини, то она работает дизайнером личного бренда Basmacollection, модным блоггером и стилистом.

 

 

Basma Kahie и Basmacollection

Басма развенчивает все стереотипы об исламских девушках, которые должны сидеть дома и рожать год за годом детей. Она разносторонняя личность: изучает искусство фотографа, увлекается шоппингом, старается получить азы нанесения макияжа. И хотя многие пользователи говорят, что это не всегда удается, мол, она с красками «перебарщивает», все же сделает скидку на то, что точеную фигурку и необычную прическу показать Басма не сможет.

 

Девушка живет в Лондоне, занимается раскруткой своего бренда Basmacollection, вход на который можно получить только, если знаешь пароль для входа. Именно там можно найти наряды для исламских модниц, которые одеваются согласно всем предписаниям своей религии. И такие принципы заключаются в минимуме открытого тела, многослойности образа, покрытой голове.

 

Так что, если вы всеми руками и ногами за многослойность, то вам будет чему поучиться у исламских женщин. Приступаем?    

 

 

Спасибо за внимание!

Мусульманский уличный стиль (трафик) / Street Style / ВТОРАЯ УЛИЦА

А цитаты из биографии  Эйнштейна:
«..Эйнштейн описал свои религиозные взгляды, отвечая тем, кто приписывал ему веру в иудео-христианского Бога:

То, что вы читали о моих религиозных убеждениях — разумеется, ложь, которая систематически повторяется. Я не верю в персонифицированного Бога, и я никогда не отрицал этого, но выразил это отчетливо. Если во мне есть что-то, что можно назвать религиозным, то это только безграничное восхищение устройством мира, насколько наша наука способна его постичь.

В 1954 году, за полтора года до смерти, Эйнштейн так охарактеризовал свое отношение к религии: «Слово „Бог“ для меня всего лишь проявление и продукт человеческих слабостей, а Библия — свод почтенных, но все же примитивных легенд, которые, тем не менее, являются довольно ребяческими. Никакая, даже самая изощрённая, интерпретация не сможет это (для меня) изменить».

Наиболее полный обзор религиозных взглядов Эйнштейна опубликовал его друг, Макс Джеммер (англ. Max Jammer), в книге «Эйнштейн и религия» (1999)….»

«В 1950 году в письме М. Берковитцу Эйнштейн писал: «По отношению к Богу я агностик. Я убеждён, что для отчётливого понимания первостепенной важности нравственных принципов в деле улучшения и облагораживания жизни не требуется понятие законодателя, особенно — законодателя, работающего по принципу награды и наказания».»

» В 1921 году Эйнштейн получил телеграмму от нью-йоркского раввина Герберта Гольдштейна: «Верите ли вы в Бога тчк оплаченный ответ 50 слов». Эйнштейн уложился в 24 слова: «Я верю в Бога Спинозы, который проявляет себя в закономерной гармонии бытия, но вовсе не в Бога, который хлопочет о судьбах и делах людей». Ещё более резко он выразился в интервью «Нью-Йорк Таймс» (ноябрь 1930 года): «Я не верю в Бога, который награждает и карает, в Бога, цели которого слеплены с наших человеческих целей. Я не верю в бессмертие души, хотя слабые умы, одержимые страхом или нелепым эгоизмом, находят себе пристанище в такой вере».»

Эйнштейн:
«It was, of course, a lie what you read about my religious convictions, a lie which is being systematically repeated. I do not believe in a personal God and I have never denied this but have expressed it clearly. If something is in me which can be called religious then it is the unbounded admiration for the structure of the world so far as our science can reveal it.» Religious views of Albert Einstein — Wikipedia, the free encyclopedia :
ссылка

Для тех, кто не знает английского: «это была конечно ложь, ложь, которую вы прочитали о моих религиозных убеждениях, ложь, которую систематически повторяли. Я не верю в личностного бога и я никогда этого не отрицал, но даже ясно давал это понять. Если ли и есть в моих убеждениях что-то что можно назвать религиозным, так это безграничное восхищение структурой мира, которую наука смогла раскрыть».

Как Восток облачил нас в «скромную одежду» — Wonderzine

Ещё один довод в пользу того, что современный стритвир сложился под влиянием мусульманской культуры, — то, что стритвир в нынешнем понимании, сильно замешанный на криминале, спорте и музыке, вырос из афроамериканских сообществ. Многие из их членов в XX веке, ещё во времена активной борьбы за свои права, проходили через инициацию как раз исламом. В истории прошлого столетия был Мохаммед Али, были, хотя сегодня эти моменты вспоминаются редко и с неохотой, «Нация ислама» и «Чёрные пантеры» — антирасистские группировки, быстро превратившиеся в националистские. Ислам был их основной религией, в противовес христианству, навязанному, как говорили их лидеры, темнокожим американцам в годы рабства богатыми белыми плантаторами. И его принятие, отказ от религии угнетателей, было важным этапом в жизни многих афроамериканцев. Тупак Шакур, икона и в музыке, и в стиле, тоже был членом «Чёрных пантер», и исламское влияние отчётливо читается в его образе — в манере носить арафатки, даже в способе брить бороду.

Мир сейчас — впервые за, кажется, всю историю его существования — сконцентрирован вокруг «женских» вопросов. Именно их обсуждения становятся главными темами современной социальной повестки. Западные же мужчины, к такому невниманию к себе не привыкшие и растерянные «посягательством» на свои властные, сильные позиции, пришли к кризису самоидентификации. О том, что значит мужественность в современном мире, рассуждают много, но единого ответа и, главное, готового образа, какой всегда был раньше, сегодня нет. Оказавшись выброшенными из чётко выстроенной системы «должен» и «должна», западные мужчины начинают искать готовые образцы в других культурах, где расстановки функций по гендеру ещё всё так же сильны.

«Очень огрублённо говоря, — объясняет Анзор Канкулов, — европейские мужчины чувствуют себя слабыми. Именно поэтому стала такой выраженной волна увлечённости всем постсоветским — „постсоветский“ как раз равен „брутальному“. И арабские мужчины западным видятся так же: происходит заимствование более сильного, более традиционного типажа маскулинности. При этом в обществах, где очень чёткие гендерные модели, как раз в их рамках позволительны некоторые эксперименты. Они не оспаривают суть. То есть даже если накрасишься, подведёшь, скажем, глаза, то это ничего — ты же по-мужски красишься».

В женской моде, однако, всё несколько по-другому. Поскольку в «женских» вопросах восточная культура входит в выраженный конфликт с западной, любые прямые заимствования исключены. Девушки Востока, в отличие от мужчин, воспринимаются не как сильные ролевые модели, а как жертвы, требующие спасения. «Я всегда верил, что дизайнер должен делать женщин красивыми и давать им свободу, а не вставать на сторону насильственной диктатуры, этого отвратительного способа прятать женщин, — говорит, например, Пьер Берже. — То, что женщин заставляют одеваться так мужья, семьи и их окружение, не значит, что вы должны поддерживать этот путь. Наоборот, вы должны учить их раздеваться, бунтовать, жить так, как живут сегодняшние женщины во всём мире».

Именно призывы сорвать паранджи с девушек Востока, «освободить» их, приведя в соответствие с современными западными нормами, хотя и не так буквально высказанные, составляли до недавнего времени суть отношений западного мира — в том числе и моды — с восточным. Разговор этот ведётся с позиций колониального доминирования, в котором есть единственный правильный подход, западный.

Новости: Мусульманская мода — Эксперт

Уличная мода (Южный Иран)

Фото: WPN/East News; Getty Images/Fotobank; AP; REX/Fotobank; Reuters

По манере носить хиджабы и плащи легко определяется национальная и географическая принадлежность мусульман. Цветные маски поверх темного хиджаба — характерная деталь одежды женщин Южного Ирана. Гохар 26 лет, у нее двое детей, Зобей де Остовар 30 лет и у нее пятеро, Фатиме — 50, и у нее десять детей. Все эти женщины — домохозяйки. Они носят хиджаб по религиозным соображениям, а заодно — чтобы защитить кожу лица.

Иранские модельеры

Фото: WPN/East News; Getty Images/Fotobank; AP; REX/Fotobank; Reuters

В Тегеране уличная мода все больше поддается западному влиянию и становится гораздо свободнее государственных норм. Да и в бутиках представлены весьма вызывающие по официальным меркам наряды. Но на столичном модном шоу иранские модельеры показывают мешковатые балахоны, стараясь выполнить главное требование — скрыть фигуру. И неудивительно: десятидневный фестиваль моды в июле 2006 года был организован иранской полицией совместно с Министерством торговли и государственной вещательной корпорацией IRIB специально для продвижения идеи стильной, но соответствующей Корану женской одежды.

Западные модельеры

Фото: WPN/East News; Getty Images/Fotobank; AP; REX/Fotobank; Reuters

Фестиваль мусульманской моды в Малайзии в 2006 году продемонстрировал полное непонимание западной модной индустрией смысла исламского дресс-кода. Мусульманский рынок очень важен для модных домов: арабские женщины скупают значительную часть их самой дорогой продукции, хотя не совсем ясно, где и когда они носят вещи от Luis Vuitton или Armani. Около двух лет назад европейцы начали делать специальную продукцию для мусульман. Но одежда от западных модельеров выглядит совсем не так, как предложения местных дизайнеров. От балахонов не осталось и следа, а вместо того чтобы все эффективно скрывать, одежда эффектно все подчеркивает.

Купальники

Фото: WPN/East News; Getty Images/Fotobank; AP; REX/Fotobank; Reuters

Мусульманский купальник закрывает все тело и заканчивается узким капюшоном на голове. Он становится все более востребованным товаром на рынке. Основной производитель — Турция, но она уже не справляется со спросом. У западных моделей расцветка «повеселее» и технологии покруче — костюмы сделаны из тонкого материала, который быстро сохнет и не пропускает ультрафиолетовые лучи. Купальник Burqini, говорят австралийские дизайнеры, — революция в мусульманских купальниках. Осталось только выяснить, хотят ли мусульмане революции.

Куклы

Фото: WPN/East News; Getty Images/Fotobank; AP; REX/Fotobank; Reuters

Похоже, главная задача всей легкой промышленности Ирана — дать отпор засилью Запада. В том числе американским игрушкам, пропагандирующим «американские культурные ценности». Исламская кукла Фулла создана в противовес Барби. Она прилично одета и снабжена правильными аксессуарами.

Posted in Мода

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о